Опубликовано: 5189

Дело Ермегияева. Цена показаний личного водителя

Дело Ермегияева. Цена показаний личного водителя

Объявление личного водителя экс-руководителя национальной компании “ЭКСПО-2017” Талгата Ермегияева в розыск и перевод его из разряда свидетелей в обвиняемые вызвало много вопросов. Адвокат Айман Умарова не исключает, что все дело в особой ценности показаний Саята, полученных под давлением.

Об изменении статуса Саята Надирбаева на брифинге в Астане объявил заместитель председателя агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик ШПЕКБАЕВ.

– В настоящий момент Саят Надирбаев обвиняется в пособничестве в хищении бюджетных средств и передаче незаконного вознаграждения от одной из субподрядных компаний в размере одного миллиарда тенге лично Ермегияеву. Данный факт в ходе следственных действий подтвердили Надирбаев и руководитель субподрядной компании, – подчеркнул Шпекбаев.

Напомним, о Саяте Надирбаеве стало известно, когда его родственники обратились в СМИ с просьбой о защите. Якобы Саята неизвестные люди в штатском незаконно удерживали в течение пяти суток на квартире в Астане. Об этом наша газета рассказала в статье “Не сталинские времена…” (№ 32 от 28 августа 2015 г.).

В конце августа в Интернете появилось письмо, которое Саят Надирбаев якобы адресовал генеральному прокурору РК Асхату Даулбаеву. Он утверждает, что вынужден обратиться за защитой от беспредела сотрудников антикоррупционного ведомства. Саят Надирбаев рассказывает о том, как в течение пяти суток его удерживали на тайной квартире, где он подвергался давлению и даже пыткам. “Данные действия им были необходимы лишь для того, чтобы я оговорил Ермегияева Талгата в совершении тех преступлений, которые ему вменяют органы расследования”, – заявляет водитель. Далее в письме Саят Надирбаев пишет о том, что полностью отказывается от показаний, которые были получены в результате неправомерных действий сотрудников антикоррупционного агентства.

В свою очередь Алик Шпекбаев заявил о том, что информация о письме, распространяемом от имени Саята Надирбаева, не соответствует действительности. Более того, он отметил:

– Родственники Ермегияева намеренно укрывают Надирбаева от органов следствия и в настоящее время, используя СМИ и родственников последнего, пытаются воспрепятствовать объективному расследованию уголовного дела.

Супругу Саята Надирбаева Аиду и ее адвоката Айман Умарову новый поворот в деле Талгата Ермегияева крайне удивляет. По их словам, об изменении статуса Саята Надирбаева и объявлении его в розыск их никто не уведомлял. Об этом они узнали из СМИ. Обвинение родственников Талгата Ермегияева в укрывательстве Аида считает надуманным:

– Думаю, что сейчас самому Талгату Ермегияеву нет дела до Саята, поскольку он должен думать о себе, вдобавок находится под домашним арестом.

Аида подчеркивает, что уведомления или извещения о том, что ее супруг объявлен в розыск, она не получала. Сама Аида готова к решительной борьбе за права своего мужа. Она глубоко оскорблена обвинением во лжи и намерена обратиться в правоохранительные органы с тем, чтобы ее показания проверили на полиграфе. В этом ее поддерживает адвокат Айман Умарова: – Вы только подумайте, в каком положении сейчас находится моя клиентка. Начался учебный год, ей надо детей собирать в школу. Концы с концами едва сводит.

– Мне, – продолжает Айман, – трудно судить о законности перевода Саята в ранг подследственных и объявлении его в розыск. Насколько нам известно, он был свидетелем. И о том, что Саят объявлен в розыск, и о том, что в отношении его санкционирован арест, я впервые прочитала в Интернете. Вообще, то, что мы слышим и видим, сначала узнают СМИ, а потом мы. То есть получается, что правоохранительные органы, особенно прокуратура, которая должна надзирать за законностью, нас ни о чем не уведомляют.

Адвокат возмущена тем, что родственников Ермегияева и Надирбаева обвиняют в укрывательстве Саята и препятствовании расследованию.

– Если говорить в общем, то да, если кто-то укрывает человека, которого следствие считает причастным к преступлению, то это неправильно, – заявляет она. – Но это не наш случай. Моя клиентка понятия не имеет, где сейчас находится ее муж, все родственники также не знают, что с Саятом. Более того, законом предусмотрено право Аиды не свидетельствовать против мужа, вообще не давать показаний. Лично мне, как адвокату, нет никакого дела до Талгата Ермегияева, я защищаю интересы своей клиентки и ее детей. Я могу назвать не менее трех дел, когда СМИ объявляли людей виновными в совершении преступлений до вступления в силу решения суда. Однако никто из надзорных органов, в том числе прокуратура и финансовое агентство, не возбуждали уголовные дела против них. А когда стоит вопрос о защите прав, то непонятно, почему объявляют это сокрытием.

– А можно ли расценивать объявление Саята в розыск как ответ на ваши активные действия как адвоката, и Аиды, защищающей своего мужа?

– Нет, не думаю, что сообщение Алика Шпекбаева – ответ на наши действия. Возможно, что показания Саята, полученные под давлением, очень ценные. И чтобы эти показания оставались в силе, потребовалось изменение статуса Саята.

– Айман, что вы намерены делать?

– Мы собираемся и дальше обращаться в надзорные органы с жалобами на неправомерные действия финансовой полиции против моей клиентки и ее супруга.

Алматы

Загрузка...