Опубликовано: 1095

Дело для МАРШАЛЛА

Дело для МАРШАЛЛА

Защитник Роул Маршалл стал стратегическим оружием баскетбольного клуба “Астана”.Форс-мажорный перелет

В этом году баскетбольную “Астану” словно магнитом тянет в Прибалтику. Каждый выезд туда становится запоминающимся. Так, 24 марта в Таллине “Астана” в фантастическом по накалу матче с “Калевом” впервые завоевала путевку в плей-офф Единой лиги ВТБ. Теперь ее соперником на этой стадии турнира будет латвийский ВЭФ, так что наших баскетболистов в первых числах мая ждет вояж в Ригу. Наконец, надолго останется в памяти игроков и февральский выезд в Вильнюс. Уж сколько успел повидать на своем веку 31-летний защитник “Астаны” Роул Маршалл, но и для него такое путешествие вышло в диковинку.

– Из Вильнюса мы возвращались домой через Ригу и Москву, – рассказывает один из ведущих игроков “Астаны”, лучший снайпер регулярного чемпионата Единой лиги ВТБ-2011/12 американский защитник Роул Маршалл. – До Риги добрались нормально, к Москве тоже уже подлетели. И тут говорят, что идет сильный снег и нашему самолету не дают разрешение на посадку. Пилоты стали искать запасной аэродром, а потом решили вернуться в Ригу. В тот день нужных нам рейсов больше не было, поэтому мы переночевали в отеле. На следующий день сначала полетели в Санкт-Петербург, где просидели 4 часа. Оттуда отправились в Москву, где тоже задержались прилично. И только потом оказались в Астане. Но я сильно не расстроен. Во-первых, ночь в отеле мы провели нормально. Во-вторых, разогнать тучи над Москвой мы все равно не смогли бы –  погода не зависит от нашего желания. Такие вещи случаются время от времени. Как и наше поражение в Вильнюсе. Матч с “Летувос Ритас” стал худшим для меня за те полтора года, что я нахожусь в команде. Но мы это поражение быстро забыли, потому что впереди были новые ответственные матчи. Главным было удачно сыграть следующие поединки, чтобы выйти в плей-офф.

Снайперский расклад

Если говорить о ваших индивидуальных показателях, то в этом сезоне они не столь впечатляющи. В прошлом году вы стали самым результативным игроком регулярного чемпионата Единой лиги ВТБ, набирая в среднем за игру по 16,8 очка, а в этом сезону у вас только 11,1 очка. С чем это связано?

– В первую очередь с тем, что я плохо бросаю из-за трехочковой линии (17,6 процента попаданий. – Прим. ред.). Если бы я атаковал так же хорошо, как в прошлом году (40,0 процента.Прим. ред.), то моя результативность была бы той, о которой вы говорите. Другой момент заключается в том, что в этом сезоне пришли новые игроки – Дэвид Саймон, Брион Раш, Андреас Глиниадакис, и наше нападение стало более вариативным. Теперь победа “Астаны” не так часто, как раньше, зависит от моей результативности. Если в прошлом сезоне я был лучшим в лиге, но команда не попала в плей-офф, то теперь все наоборот. Вся моя игра подчинена командным интересам, поскольку мы все идем к одной цели. И эта цель – отнюдь не моя победа в споре снайперов Единой лиги ВТБ.

– Вы родились в Гайане – маленьком государстве в Южной Америке. У нас в Казахстане об этой стране мало что знают.

– Я, впрочем, тоже знаю немного. Наверное, только то, что там самые большие и красивые водопады. Так сложилась судьба, что в 4 года я уехал оттуда, но каждое лето мечтаю вернуться. В этом году планирую все-таки выбраться в Гайану.

– Для вас же Казахстан – не менее экзотическая страна. Когда впервые услышали о нашей республике?

– Действительно, я раньше ничего не знал о Казахстане. Впервые услышал, когда позвонил мой агент и сказал, что меня приглашает “Астана”. Могу сказать, что здесь все отлично, все мне нравится за исключением погоды (смеется). Зимой в Казахстане очень холодно.

Все начинается с… улицы

– Как вы начинали играть в баскетбол? Как большинство американских ребят – на улице?

– Да, первые свои шаги в баскетболе я делал на уличных площадках. У меня есть брат Нильсон Маршалл, который старше меня на 7 лет. Я все время хотел играть с ним, но был тогда еще слишком маленьким. Поэтому в основном смотрел, как играет он, и постепенно сам стал выходить на площадку.

– Можно сказать, что баскетбол – вид спорта номер один в США? Или другие виды спорта в Штатах популярнее?

– Считаю, что на звание самого-самого вида спорта в США претендуют все же американский футбол и бейсбол. Вы только посмотрите, на каких аренах они играют! У них же огромные  стадионы, на которые приходит по 100 тысяч человек. У баскетбола же посещаемость – тысяч 20.

– Вы сами интересуетесь американским футболом или бейсболом?

– Да, очень нравится бейсбол. Моя любимая команда – “Нью-Йорк Янкиз”. Я слежу за бейсболом, смотрю по телевидению трансляции матчей, когда же приезжаю в Штаты, обязательно иду на бейсбольный стадион.

Культ НБА

– Считается, что в сильнейшую баскетбольную лигу мира – Национальную баскетбольную ассоциацию (НБА) – легче всего попасть через драфт (процедура выбора профессиональными клубами, как правило, молодых баскетболистов, не заигранных ни за одну команду в лиге). Или это предубеждение, ведь вы свою кандидатуру на драфт не выставляли?

– Я пытался попасть на драфт, но ситуация сложилась так, что меня не выбрали. Знаете, место в клубе НБА гарантировано только в том случае, если тебя выбрали в числе первых номеров драфта. Иначе тебя в любой момент могут обменять в другую команду. Когда меня не выбрали на драфт, я не опустил руки. Каждый клуб НБА открывает летом тренировочные лагеря для всех желающих. Я воспользовался этим шансом и пробился в лигу. Самым большим достижением в своей карьере считаю то, что попал в НБА не через драфт, а доказав, что умею хорошо играть в баскетбол. Я был в “Даллас Маверикс”, “Индиане Пэйсерз”. Жаль, что не удалось закрепиться в этих клубах.

– В 2007 году вы уехали из Америки в Европу, играли в Сербии, Хорватии, России, Испании, Франции, Греции, а теперь и в Казахстане. Может ли американский баскетболист стать звездой у себя на родине, выступая в зарубежных клубах?

– Нет, невозможно. Простые люди знают только игроков НБА. Причем, чтобы быть известным в США, совсем не обязательно играть, как суперзвезды – Леброн Джеймс или Коби Брайант. Есть менее звездные, но талантливые игроки. Возьмем Кайри Ирвинга (21-летний защитник “Кливленд Кавальерс”, в НБА проводит второй сезон. – Прим. ред.). Он молод, но его уже знает весь мир, тем более американцы. Если же ты хорошо играешь в Европе, то тебя знает именно баскетбольное общество Америки. К примеру, я известен в американских баскетбольных кругах, но стать знаменитым среди простых людей мне невозможно. Для этого надо играть в НБА.

Простой парень

– В европейском футболе очень остро стоит проблема расизма. Сталкиваются ли с ней баскетболисты?

– Чего-то конкретного я не ощущал. Мне кажется, есть определенные предубеждения со стороны некоторых судей. Но я не могу это утверждать на сто процентов. На мой взгляд, баскетбольная среда фанатов более контролируема, чем футбольная. Я же делаю то, что зависит лично от меня, – профессионально выполняю свою работу на баскетбольной площадке.

Евроуниверситеты

– К чему тяжелее всего привык-нуть в Европе американцу?

– Сначала, конечно, к другому часовому поясу. Большая разница в культуре: Америка и Европа – это два абсолютно разных мира. И в поведении в быту, и в питании. Но я простой парень. Я знал, что поехал в Европу играть в баскетбол. Это единственное, что меня интересовало. Так что для меня приспособление к европейскому образу жизни не стало чем-то из ряда вон выходящим. Это никак не влияло на мою игру.

– А язык? Далеко не все европейцы, владеющие английским, могут понять говорящего американца…

– (Смеется.) Здесь все зависит от того, насколько хорошо этот человек говорит по-английски. С этим тоже не было проблем.

– А какие-то русские или казахские слова выучили?

Тут Роул Маршалл попросил выключить диктофон, после чего довольно понятно и четко произнес несколько простых слов, которым в первую очередь учатся иностранцы: “Привет!”, “спасибо!”.


Загрузка...