Опубликовано: 3016

Давид Бежуашвили: “МЫ – НЕ СТРАШНЫЕ!”

Давид Бежуашвили: “МЫ – НЕ СТРАШНЫЕ!”

В последний месяц события в Грузии не раз становились темами для пристального внимания мировых СМИ. Но Грузия – не только страна протестов. О том, что не показывают в новостях, в интервью нашему изданию рассказал депутат грузинского парламента, авторитетный политик Давид Бежуашвили.

Давид Бежуашвили возглавляет межпарламентскую группу по связям с Казахстаном, поэтому о нашей стране ему известно не понаслышке. В его рабочем кабинете – тот же герб, что и в зале заседаний парламента. На гербе святой Георгий поражает дракона и надпись на грузинском “Сила – в единстве”. Про почти болезненное чувство патриотизма у грузин, про успешные реформы в ГАИ и здравоохранении и про то, почему в церквях так много молодежи, – обо всем этом Давид Бежуашвили говорил во время беседы с нашим корреспондентом.

Инвесторы не разбежались

– Грузия, как и Казахстан, – многонациональная страна. Какие-то решения казахстанского руководства хотелось бы привнести в грузинское общество?

– Я не скрывал, что мне импонирует та модель, которую выбрал Казахстан, правильно оценив свое геополитическое положение и этнический состав, и та политика, которую проводит ваша страна. Хотя в Казахстане не меньше проблем, чем в соседних странах.

– В Грузии много казахстанских инвесторов. Вы создаете какие-то специальные условия для всех, кто ведет здесь свой бизнес?

– У нас работает очень много зарубежных компаний. Например, представители Арабских Эмиратов не приостановили свои инвестиции, хотя там тоже экономический спад производства. Российские компании продолжают инвестировать свои средства в Грузию – речь идет о частных структурах, не имеющих отношения к политике. Было принято решение – пускай работают! В Грузии очень хорошая налоговая база. Мы упростили все разрешительные процедуры, начиная от санэпидстанции до гаишников, которые не давали спокойно проехать тем же дальнобойщикам. Любой инвестор, который приходит в Грузию, знает, что он получит. Экономика стала очень привлекательной, чтобы вкладывать в нее деньги.

Играть в политику не хочется, но заставляют

– На ваш взгляд, будут ли пересматриваться отношения с Россией?

– Знаете, не мы эти отношения ухудшали – рынок закрыт, самолеты не летают. Конечно, очень трудно сейчас что-то улучшить, и я не знаю, какой должен для этого начаться политический диалог. Это большая геополитическая игра – не хочется играть, но заставляют.

– Как прокомментируете подачу информации о Грузии российскими СМИ?

– Видимо, это какая-то установка – побольше негатива давать, чтобы показать, какие мы плохие. Почаще приезжайте, мы не страшные!

– Что можете сказать в доказательство того, что информационная война ведется против Грузии?

– На заседании комитета обороны мы недавно слушали доклад разведчика, там прямо расчерчено и написано, сколько денег потратили российские спецслужбы на дезинформацию, – это десятки миллионов долларов! Этим никого не удивишь. Но получается, что все методы приемлемы, чтобы заставить маленькое государство отказаться от своей позиции. Я не исключаю, что апрельские действия оппозиции будут использованы для еще большего нагнетания обстановки.

Межнациональные вопросы подогреваются намеренно

– Ваше отношение к истории с российским военнослужащим Александром Глуховым, дезертировавшим в Грузию?

– Да, он бродит где-то здесь. Это реальные вещи. Я сам служил в армии, знаю, что там происходит. А нынешняя армия очень сильно отличается от той армии, в которой я служил. И то, что молодые ребята бегут из своих частей, потому что их там не кормят, – это тоже понятно.

– Как после всех политических и военных потрясений удалось избежать проявлений признаков национализма, шовинизма среди населения?

– Это хороший вопрос. У нас 240 русских школ, больше 100 азербайджанских, армянских, украинских школ, все очень ровно воспринимается, без задних мыслей. Но кому-то это не нравится и хочется этот вопрос подогревать. Но не получается. Наша культура ведь веками складывалась.

Было болезненно, но эффективно

– Расскажите про реформу, проведенную в ГАИ. Как вам удалось победить коррупцию на дорогах?

– Вы знаете, я сам никогда не предполагал, что это возможно. Реформа получилась изумительная. Но очень болезненная. За один день на 20 тысяч сократилось число гаишников. Среди всех реформ, проведенных за последнее время, реформа министерства внутренних дел и патрульной полиции – самая удачная. Поменялась полностью вся система, подход к набору сотрудников. Они патрулируют определенные участки, есть центральная диспетчерская служба, есть камеры по всему году. Если нарушил, тебе домой придет квитанция со штрафом. Если проехал со скоростью, чуть большей, чем допустимо, но не создал аварийную ситуацию, к тебе не будут придираться. Доверие населения к этой службе – высокое. Понятно, что было много скептиков, которые говорили, что через год-два патрульная полиция начнет брать деньги, какие-то свои вещи делать. Но ничего этого нет. Вы можете спросить об этом у людей на улице – там абсолютный комфорт. Не хочу обидеть наших азербайджанских друзей, но недавно у них сам наблюдал картину, когда полицейский прятался за деревом с радаром, караулил. Сразу чувствуешь разницу.

– Это послужило улучшению криминогенной обстановки в стране?

– После 2003 года само общество, которое в каких-то вещах опиралось на криминальные структуры, стало этому противиться. Раньше в Грузии было полно криминальных авторитетов, сейчас этого нет.

– Какие еще реформы успешно воплощены в жизнь?

– Сейчас идет замечательная реформа в здравоохранении. Мы проводим акцию по дешевому страхованию здоровья. Педагоги, работники МВД, военнослужащие – все этим пользуются. Раньше был бесплатный прием в больницах, но надо было ходить по врачам, стоять в очередях и так далее. А здесь деньги за тобой ходят. Этот рынок сформировался и очень хорошо работает. Тут главное, приучить людей страховаться самим, ведь это действительно хорошая вещь. Сейчас государство выработало страховой пакет, когда только треть суммы платит сам человек, а остальное за него вносит государство. Продал фермер молоко, застраховался и сделал операцию стоимостью 10 тысяч долларов, на которую, даже если продать всех коров, – не хватило бы.

Вузовское образование – бесплатно

– В Грузии осталось бесплатное образование?

– У государства все образование бесплатное – в школах, вузах. При этом бюджет сейчас выдается не на школу, а на каждого ученика. Это делается, чтобы школы укреплялись, ведь есть школы, где по 40 детей учится, и ученикам конкуренции мало, и школы бедные. Большие школы хорошо живут по этой программе – у них есть свободные деньги, тратят их на школьные нужды. К сожалению, закрываются русские школы, и не потому, что их закрывают. Язык – это тоже продукт, он должен быть востребован. А дети не знают, с кем говорить на русском языке. Но здесь ситуация диктует свои условия, хотя своих детей я учу русскому языку.

– Дефицит каких специалистов сейчас ощущается больше всего?

– Нужны все профессии, начиная с педагогов и заканчивая врачами. Не хватает специалистов общего администрирования. Бывает, что человек – заслуженный академик, но будучи в хорошей должности, он и свои профессиональные качества теряет, и администрированием не умеет заниматься. В Казахстане раньше нас начали заботиться об образовании, мы тоже недавно стали отправлять молодых людей за границу (имеется в виду сравнение с государственной программой “Болашак”. – Прим. авт.). В этом году, несмотря ни на что, прибавилось количество стипендиатов. И если раньше финансировалась только учеба, то теперь оплачиваются и проживание, и питание.

Любовь к родине – обостренное чувство

– Расскажите, а что в Грузии остается неизменным?

– Все меняется. На глазах! Вообще, все, кто приезжает в Грузию, говорят, что здесь Европой пахнет.

– Ну а кавказский обычай красть девушек все еще существует?

– Это такое дело… Где-то добровольное… Не скажу, что кража невест у нас когда-то была культом. Если девушка парню нравится, а он ей – нет, то мужчина выказывал таким образом свои амбиции. Кстати, очень много семей, образовавшихся таким образом, сложилось и живут хорошо. Но у многих ничего не вышло. Сейчас я про кражи невест даже и не слышу.

– Грузию называют страной церквей. За счет чего удается поддерживать столь сильный интерес и уважение к вере?

– Я вам скажу, что это феномен грузинского народа. Даже в советские времена, когда запрещали все это, люди шли по пути веры. Втихаря, но шли! После распада Союза традиции проявляются еще сильнее – не до радикального фанатизма, но с очень большим уважением. Многое зависит и от нашего патриарха, а он – человек очень открытый, душевный. Когда к нам приходят просители, часто говорят, мол, у нас церковь далеко – через три деревни находится. Они не жалуются на нарушение законов или что им есть нечего. Нет, церковь просят построить! И это – повсюду! Государство по мере возможности передает церквям какие-то земельные угодья. На праздниках в церквях больше молодежи, чем пожилых людей.

– Какие еще качества точно характеризуют грузинский народ?

– Уважение к старшим, добродушие. Гостя грузин примет как надо. Любовь к своей родине – это не новое, но это какое-то особенное чувство. Грузия за свою многострадальную историю столько пережила! Любовь к церкви тоже характерное качество – религия нас сплачивает. И чувство локтя, оно тоже есть!

Марина ХЕГАЙ, фото автора, Тбилиси – Алматы

Загрузка...