Опубликовано: 1185

“Чувство крови не передать словами”

“Чувство крови не передать словами”

Второго сентября в казахстанский и российский прокат выходит комедия Сергея Бодрова-старшего и нашей соотечественницы Гуки Омаровой “Дочь якудзы”. Гука, давно живущая в Голландии, приедет в Казахстан представить новую работу. Перед своим приездом она дала эксклюзивное интервью “Каравану”.

Девочка с самурайским характером

– “Шиза”, “Баксы”, теперь “Дочь якудзы” – почему вы предпочитаете фильмы о детях?

– Мне интересны те истории, которые увлекают. Особенно истории о детях с не­обычной судьбой. Дети – самые уязвимые люди в нашей жизни. Меня волнует, как они выживают в сложных обстоятельствах, как рождается и оттачивается их характер.

– Как нашли главную героиню – Чику Аракаву?

– Мы провели кастинг в Токио. Пришло много интересных девочек. Были буквально звезды: например, ребенку 12 лет, а она уже снялась в 20 фильмах! Другая девочка, 10 лет, сыграла главную роль в китайской картине и выучила для этого китайский язык. Сложно было сделать выбор. Но мы поняли: Чика – наша дочь якудзы! Она решительная, с самурайским характером. С другой стороны – веселая и смешная. С ней легко работать, она настоящий профессионал. Я работала с разными детьми, но Чика – особенная.

– Могла ли японку сыграть, например, казахская школьница?

– Мы думали, что, если не найдем японку, будем искать ребенка в Казахстане. Нам нужна была девочка, которая говорит по-русски. Когда появилась Чика, мы спросили: “Сможешь выучить русский язык?”. Она твердо ответила: “Смогу!”.

“Крым оказался идеальным местом”

– Насколько вам близка тема Японии с ее якудзами, самураями и аниме?

– Мне нравится Япония. Я была там несколько раз. Впервые – на кинофестивале, вместе с Олжасом Нусупбаевым, сыгравшим в фильме “Шиза”. Олжас тогда получил приз за лучшую мужскую роль. Япония, конечно, удивляет. А японцы – люди чести. Чрезвычайно редкое качество в сегодняшней жизни. Даже якудза живут по самурайскому кодексу бусидо, который был взят за основу их философии.

– Вы в курсе дальнейшей судьбы Олжаса?

– Олжасу было 14 лет, когда мы взяли его на главную роль в “Шизу”. Это был мой первый фильм, первый день кастинга, первый детдом и первый ребенок. Я знаю: совпадений не бывает. Это был подарок! У меня есть еще одна история, написанная специально для него… После школы Олжас окончил кинотехникум, причем учебу оплатил сам. Сейчас работает. Мы созваниваемся и стараемся увидеться каждый раз, когда я приезжаю в Казахстан.

– Рассматривался ли Казахстан в качестве съемочной площадки для “Дочери якудзы”?

– История происходит на юге России, в маленьком городке. Нам нужна была натура, приближенная к России. Крым оказался идеальным местом. Хорошая погода там стоит до ноября. Кроме всего прочего есть киностудия “Ялта-фильм”, где мы смогли набрать группу. Кроме Керчи и Ялты несколько дней снимали в Японии.

На “новой территории”

– Фильм – комедийный, а ваши предыдущие работы сняты в других жанрах. И даже для другой публики. Как вам смена ориентиров?

– Мне интересна смена ориентиров. Захотелось выйти на “новую территорию”, попробовать сделать что-то другое – я еще не работала в России… В любом случае, что бы ты ни делал – это опыт. А это самое важное, что ты можешь приобрести.

– Что в этом фильме выдает “кисть” Гуки Омаровой?

– “Дочь якудзы” сделана в соавторстве с Сергеем Бодровым. Перед нами не стояла задача оставить в ней свой “почерк”. Наша задача – сделать качественное кино, на которое пойдет зритель. Мне кажется, в определенном смысле нам это удалось.

– По-моему, уже сложно представить проекты Сергея Бодрова без вашего участия…

– Сергей Бодров – не только мой учитель и продюсер, мы близкие друзья. Помогаем друг другу. Он продюсирует мое кино, я помогаю ему на больших проектах, как, например, в “Монголе”. Мы знаем друг друга. Знаем, на что нам рассчитывать. Хотя опыт “Дочери якудзы” был довольно сложный. Два режиссера на площадке – это чересчур! Есть в мире кино известные тандемы братьев – Дардрены, Вайчовски, Коэны, но ни одного тандема мужчина – женщина. Это невозможно в принципе! Но мы выдержали.

Профессия не обсуждается

– В Казахстане очень мало женщин-режиссеров. Можно сказать, почти нет. Вам в семье не говорят, что вы выбрали мужскую профессию?

– Режиссура – мужская профессия. И требует прежде всего характера и физической выносливости. Я не знаю, что по этому поводу думают мои близкие. Мы это не обсуждаем. Для меня гораздо важнее, что думают об этом мои продюсеры Сергей Бодров и Сергей Сельянов. Я рада, что они хотят и дальше со мной работать.

– Вы умудряетесь, находясь очень далеко, делать близкое и понятное казахстанцам кино…

– Я приезжаю в Казахстан 2–3 раза в год. Кроме того, постоянно на связи со своей семьей, друзьями. Читаю казахстанские издания в Интернете, слежу за событиями в стране. Если говорить о дистанции, то, на мой взгляд, она дает объективность… Истории, которые я снимаю, универсальные. Они могут произойти где угодно – в Казахстане, России, Китае или Америке.

“Европа научила ценить жизнь”

– Гука, вы уже почти десять лет живете в Голландии. Чему Европа вас научила?

– Ценить личное время и пространство. Не показывать плохое настроение. Не ждать помощи со стороны и всегда рассчитывать только на себя. Европа научила ценить жизнь и понимать, что каждый день уникален и никогда не повторится.

– Кстати, в Роттердаме, где вы постоянно проживаете, царит своего рода культ велосипеда. Очень многие выбирают именно этот вид транспорта. А у вас есть велосипед?

– Да, у меня есть велосипед. Достался от прежнего хозяина квартиры. Я на нем езжу две недели в году – чаще не получается. Этот велосипед мой сын постоянно грозится выкинуть. Говорит, что любой хоть немного уважающий себя бомж на такой даже не сядет!

– Вы уже ощущаете себя европейкой?

– Я ощущаю, что становлюсь старше. Ощущаю перемены физические. Хочу, конечно, начать ощущать что-то еще. Что-то новое. Но это никак не связано с ощущением себя европейкой или азиаткой. Хочу, например, начать ощущать мудрость.

– Насколько вам сложно возвращаться в казахстанскую действительность?

– Сложно возвращаться в том смысле, что каждый раз попадаю как будто в совершенно незнакомый город. Алматы очень быстро и бесповоротно меняется!

– Говорят, что вдали от родины становишься патриотом. О себе можете такое сказать?

– Я не знаю, что означает быть патриотом. Это когда за окном развевается флаг твоей страны?.. Мне знакомо “чувство крови”. Это сильное чувство. Словами не объяснить..

Марина ХЕГАЙ, фото Руслана ПРЯНИКОВА

Загрузка...