Опубликовано: 986

Чудеса китайского застолья

Чудеса китайского застолья

Читая книги о Китае, обращаешь внимание: на иностранных путешественников, кем бы они ни были по происхождению, в какую эпоху ни странствовали бы по Поднебесной, всегда сильнейшее впечатление производила местная кухня.

Гастрономическая эволюция

В общем-то, феномен знакомства народов “через стол” давным-давно известен. Что еще может помочь так быстро понять друг друга и сблизиться?

“Кому не придут на ум при разговоре о китайской кухне крысы, мыши, кошки и дождевые червяки? Кто не слыхал, что они и им подобные считаются у сынов Срединного царства лакомейшими блюдами?” – такой вопрос задавал в своей книге “Китай и китайцы” известный знаток этой страны и ее культуры Эрнест фон Гессе-Вартег. Он честно сознавался: когда ехал в Китай, был преисполнен подобных предрассудков, решил, что не будет пробовать никаких мясных блюд, но, посидев за китайскими столами, полностью изменил свое мнение.

Уезжал из Китая немецкий барон с большой симпатией к тамошней гастрономии: “Не потому, что привык к крысиному рагу или жареным дождевым червям, а потому, что вместо таких противных вещей ел даже в хижинах сельского люда вполне вкусные вещи”. Немецкий путешественник решил, что китайцы вообще “природные повара”. Я так подробно остановился на опыте фон Гессе-Вартега потому, что он показателен: едва ли не все путешественники проходят ту же гастрономическую эволюцию, которую прошел сто лет назад немец.

Тост – катализатор дружбы

Но китайцы не только природные повара. Они еще и обладатели интересной культуры общения за столом. Как правило, в компании китайцев обедать или ужинать очень весело. Никакой западноевропейской чопорности. В то же время никакой американской застольной игры в демократизм. И уж тем более – сдержанного высокомерия, как это бывает в некоторых восточных странах. Даже крупные китайские чиновники и бизнесмены за столом раскрепощаются и находятся как бы “без галстуков”.

Прорыв в эмоциональном контакте наступает, естественно, в момент произнесения первого тоста. Он традиционен – во всяком случае, я ни разу не слышал иного, как за дружбу между Китаем и Казахстаном. Но китайская водка и отмашка приступать к еде делают свое дело, заставляя банальные, в общем-то, слова и пожелания воспринимать как истину. И самые интересные истории происходят, конечно, под тосты и вокруг них.

Водку фужерами

Ужиная как-то с гостеприимными китайскими хозяевами в ресторане города Далянь, я выпил водки. Но не просто выпил – почему-то официанты подали на стол не рюмки, а большие фужеры. И наполнили их водкой. До краев. Главный китайский товарищ, произнеся привычный тост, поднял свой фужер и воскликнул по-русски “До дна!”. Нельзя же не уважить хозяина! Я и выпил до дна, предполагая, что и все так же поступят. А никто так не поступил – даже мои земляки. Зато китайские товарищи выразили бурный восторг по этому поводу, и тут же официантом фужер был наполнен вновь. Пришлось пить вновь, так как тост был поднят за Казахстан. И опять “До дна!” – теперь уже за Китай…

…Надо сказать, что водка китайская – очень даже приличная вопреки распространенному противоположному мнению. Во всяком случае, под китайскую кухню она, на мой взгляд, просто идеальна…

…А передо мной уже стоял четвертый фужер – китайские товарищи явно решили повеселиться. Нужен был срочный аргумент, чтобы прекратить эту практику форсированного поиска дна. А китайцы, насколько я успел заметить, любят церемонии, поэтому просто сказать “Не хочу” было бы некрасиво. Что делать? Помогла мне… все та же водка, раскрепостившая мысль. Я выдал гостям и землякам тираду, что, мол, будучи за этим столом представителем народа Казахстана, который хоть и не так многочислен, как китайский, но все же насчитывает 15 миллионов, я не могу взять на себя единоличную ответственность и под такие политически важные тосты выпивать каждый раз по фужеру водки без поддержки коллег. Коллеги меня поддерживать не собирались, и идея сработала – китайские товарищи оставили попытки повеселиться за мой счет.

Потом, уже в Казахстане, я услышал от одного знакомого, что и его пытались в Китае напоить похожим способом. Общепринятый, в общем, метод общения.

Господин свинья

Но надо отдать должное – все возлияния происходят под очень обильные угощения. Как писал сто лет назад про свой первый обед в Китае фон Гессе-Вартег: “Блюда продолжали сменяться одно за другим, было, кажется, уже двенадцать перемен, а обеду конца все не предвиделось”. Такие же истории случаются и с современными путешественниками.

Китайская кухня, как известно, вообще чрезвычайно обильна и разнообразна. Наверное, до такой изобретательности довела главная особенность Китая – его всегдашнее многолюдье, заставлявшее рассматривать как часть “пищевой цепочки” даже то, на что другие народы не смотрели вовсе. Но какой замечательный результат!

Чтобы почувствовать китайскую гастрономическую оригинальность, совсем не обязательно заказывать что-то изначально шокирующее вроде пресловутой “Битвы дракона с тигром”. На севере страны мастерски готовят мясо, особенно свинину. Это традиционно один из любимейших и уважаемых продуктов в кухне Поднебесной. Фон Гессе-Вартег, например, отмечал даже, что свинья по-китайски обозначается тем же словом, что и господин – “чжу”. В приморских провинциях, естественно, доминируют всевозможные морепродукты: их столько видов, что самая обширная витрина в наших супермаркетах будет выглядеть бледно на фоне ассортимента даже среднего ресторанчика. Причем даже на северо-востоке, где море относительно холодное. А уж где-нибудь на юге, как, например, в Гуанчжоу, где теплое море и большая Жемчужная река дают столько всякой живности к столу, будто в их водах затонул рог изобилия. Морские змеи, морские же огурцы, всевозможные креветки… А есть и такие представители фауны, о которых стандартно эрудированный постсоветский человек ничего и припомнить не сможет. Но съест с удовольствием. Особенно под славную китайскую водку.

Банкет пельменей

Говоря о китайской гастрономической культуре, нельзя не сказать об умении сервировать стол и о всяких “фишках”. Не знаю, сложилось ли это исторически или связано с ростом числа иностранных туристов, но делать гостям приятно там умеют. Вот, к примеру, “фишка” из города Сиань, где встало на вечный постой терракотовое воинство, – банкет пельменей. На ужин одни пельмени, но в таком ассортименте, стольких форм, размеров, способов приготовления и начинок, что кажется, все это совершенно разные блюда.

Хотя все же есть моменты в китайской кухне, которые принять невозможно. Да и не нужно. Например, когда видишь, как на рынке в аквариуме копошатся живые черепахи, вытягивают длинные шеи в бесплотной надежде вырваться на волю и словно понимают, почему люди вокруг смотрят на них так оценивающе. Вот черепах после этого я есть точно не стану!

Ярослав РАЗУМОВ

Загрузка...