Опубликовано: 2654

Чтобы все было ЛАДНО

Чтобы все было ЛАДНО

Лада КЫСЫКОВА – истинный бриллиант в коллекции Казахского театра оперы и балета им. Абая, обладательница магнетического сопрано, притягательной внешности и, что немаловажно, доброго нрава. В интервью “Каравану” она рассказала, как разлучилась с семьей для стажировки в Пезаро, поведала о крутом повороте в оперной карьере и итальянском быте.Замуж… в 16 лет!

– Лада, вы – эффектная блондинка с казахской фамилией Кысыкова… Расскажите для непосвященных историю такой “комбинации”.

– Спасибо за комплимент! История моей фамилии очень проста, но от этого не менее интересная. Я вышла замуж очень рано, в 16 лет, по большой любви и до сих пор счастлива в браке с моим мужем Нуржаном Кысыковым. Нашему сыну Жану уже почти 17 лет. Так что мы долгожители в плане брака! Нуржан всегда со мной – в моменты удач и переживаний. Он настоящий мужчина – сильный, уверенный и очень любящий родной человек. Подруги-певицы искренне завидуют нашим отношениям, тому, как мы вместе идем по жизни.

– У вас и имя одно из редчайших. Помогает ли оно быть в ладу с собой и  внешним миром?

– Я родилась и выросла в Алматы. Когда папа выбирал имя, подыскивал что-то необычное и яркое. В словаре он нашел таблицу имен и их значений. Мое имя означает любовь, согласие, нежность, лад. Во времена князя Игоря так звали возлюбленных и использовали это имя как ласковое обращение: любимая, любимый, душа моя, сердце мое… Очень романтично, правда?

Новая жизнь

– Вы исполнили множество партий в алматинском ГАТОБе – Государственном академическом театре оперы и балета имени Абая. Вам стало в нем тесно?

– Ни в коем случае… Сначала у меня были планы учить и петь. Чтобы не терять время, часто учила три-четыре роли параллельно. Однажды у меня было четыре премьеры в месяц! И роли были серьезные: Виолетта, Мюзетта, Бригитта и Адель! Своеобразный рекорд! Потом у Нуржана возникла идея попробовать мне петь за границей. Собрали нужные документы, поговорили с семьей (это наши родители и братья), и с ее одобрения я поехала…

– Как складывалась новая жизнь в Италии?

– Культурного шока не было, скорее – радость от возможности вживую познакомиться с шедеврами итальянского творчества: в музыке, живописи и зодчестве…

– И вы начали жить среднестатистической итальянской жизнью: налегать на пасту, совершать велопрогулки, получать красивый загар?..

– Образ жизни, конечно, поменялся (смеется). Ем пасту, учусь готовить у всех, так как это мое хобби! Ем много зелени – свежей и тушеной, жаренной на гриле. Плюс кофе и сыр… Это моя слабость! А какая выпечка: миндальные круассаны, с кремом и шоколадом… Mamma mia! К счастью, пища легкая. Но все равно приходится много передвигаться пешком и на велосипеде, так что не поправляюсь! Летом при любой возможности иду к морю подышать, поплавать, походить по воде. Загар в Италии неагрессивный и очень красивый. У моря часто учу новые роли, как и все прекрасное, это помогает настроиться на творчество. Я поняла и смогла оценить себя, определить, чего хочу и куда иду.

Страшно, но захватывающе

– Как выглядит ваше ежедневное расписание?

– Каждодневные занятия вокалом, прослушивания на партии, поездки на кастинги или мастер-классы. Я начала учить немецкий язык и рассчитываю довести его до уровня итальянского. За эти два года научилась свободно говорить и писать на итальянском.

– Были ли предложения от зарубежных импресарио?

– Я не только получила предложения, но уже начала работать! Мне посчастливилось исполнить партию графини в опере Моцарта “Свадьба Фигаро” в городе Кальяри. Дирижировал постановкой известный всему миру Хуберт Судан, а режиссером была блистательная Марина Лаура Бьянки. Это было по-настоящему боевое крещение – страшно, но захватывающе! Надо было сделать мое произношение идеальным и не отличимым от итальянцев. Благодаря моим репетиторам и сильному желанию результат превзошел все ожидания, и меня пригласили на следующий год снова.

– Говорят, что в Италии невероятная певческая конкуренция…

– Конкуренция в Италии достигает чудовищных размеров… Катастрофа! Большой наплыв певцов с постсоветского пространства, Восточной Европы, Китая, Кореи, Японии. Все – обученные, с красивыми голосами и внешностью… В таких жестких условиях на новый уровень исполнительского мастерства выводят не только настойчивость вкупе с гибкостью, обучаемость и воля к победе. Этого мало! Смотрят на порядочность, легкость и харизматичность в общении.

Хор – в душе

– Расскажите про маэстро Марио Мелани, у которого вы обучаетесь?

– Он начал свою карьеру педагога сразу после Второй мировой войны. Через его руки прошли многие певцы, сделавшие впоследствии большую карьеру. И я очень рада его школе, где большое внимание уделяется по-актерски правильно сказанному слову, мягкому бархатному звуку. Конечно, учась в академии, я искала и других педагогов, которые подготовили бы меня к высоким требованиям на международных конкурсах. Это и Мирелла Фрэни, и Риккардо Леоне и другие. Сейчас я подписала контракт с одним из самых успешных агентств в Италии.

– Как проявляется ваша ностальгия по дому, по родному театру?

– Знаете, успех певца – это труд не только его, всего театрального коллектива – начиная от кассира и охранника на входе и заканчивая директором театра! Для меня ГАТОБ им. Абая – это большая семья: рабочие сцены и гримеры, швейный и сапожный цеха, концертмейстеры, дирижеры и оркестранты. Но особенное для меня здесь место – это хор. До начала моего обучения как певицы я училась на дирижера хора и познакомилась с Нуржаном на кафедре хорового дирижирования. Быть дирижером в оперном театре (муж Лады – хормейстер в ГАТОБе им. Абая) – большой труд, ответственность. Хор для меня – это то, что всегда остается в душе.

Загрузка...