Опубликовано: 6214

Чтоб мы так мучились!

Чтоб мы так мучились!

Один из богатейших людей Казахстана олигарх Машкевич признал, что Павлодарский алюминиевый завод для него дороже, чем супруга. Надо полагать, это шутка. Также он поразил рассказами о страшных насекомых в Африке и планами начать мировую экспансию.

Прилетит вдруг Машкевич…

В один из вечеров на прошлой неделе коллеги сообщили, что вот-вот в городском Дворце культуры Павлодара пройдет встреча акционера ENRC – Евразийской корпорации природных ресурсов – Александра МАШКЕВИЧА с сотрудниками принадлежащих ему заводов. Несмотря на то что мероприятие назначено на девять вечера, такой возможности увидеть миллиардера упустить было нельзя.

Автобусы с символикой “евразийцев” на подходе к Дворцу культуры говорили о том, что людей привезли организованно. В зале собрались топ-менеджеры и простые работяги АО “Алюминий Казахстана” (АО “АК”) и АО “Казахстанский электролизный завод” (АО “КЭЗ”). Народ рассказал, что здесь уже с семи вечера. В 21.00 Александр Машкевич не появился. Где-то в 22.00 по сцене прошелся председатель профсоюзного комитета АО “Алюминий Казахстана” Василий Максимонько – стало ясно, что высокий гость подъезжает. Через полминуты он пробежался по подмосткам еще раз. Когда же совершил третий забег, заводчане уже рассмеялись и захлопали в ладоши. Глава профсоюза тут же вышел снова и в микрофон порекомендовал встретить такими же аплодисментами Александра Антоновича Машкевича.

“Хозяин” вошел под фанфары. Все собравшиеся встали и раздались известные в брежневские времена “бурные аплодисменты”:

– Извините, что задержался… Вот я зашел, и непередаваемая атмосфера. Даю вам слово! – в голосе олигарха было столько любви и искренности, что народ был заворожен.

– Я хорошо помню, прилетел сюда (в Павлодарскую область. – Прим. автора) 18 декабря 1994 года, – продолжал речь А. Машкевич. – Был мороз, минус 35. Почему помню, что 18 декабря? Это день моей свадьбы. Мне звонит жена и говорит: “Ты почему не дома? У нас сегодня день свадьбы!”. Отвечаю, что нахожусь на Павлодарском алюминиевом заводе. Она говорит: “Тебе что дороже: день свадьбы или Павлодарский алюминиевый завод?”. Не обижайся, но завод. Она тоже рассмеялась и говорит: “Если тебе дороже, то я понимаю, что это важное дело”.

Чего ждали заводчане

Машкевич продолжал располагать к себе народ словами о том, что “алюминька” и КЭЗ – его любимые предприятия среди всех, расположенных в нескольких областях республики. Но как же Александру Антоновичу не полюбить заводы, ставшие трамплином для включения его в список миллиардеров журнала “Форбс”? По крайней мере, публично олигарх не отрицал, что его состояние превышает миллиард долларов. Меж тем, напомним, что работники КЭЗ – казахстанского электролизного завода – жаловались в редакцию “Каравана” на низкую зарплату, и мы посвятили этому две большие статьи (“Завод гигантский. А зарплата?”, 3 сентября 2010 г., “Так хочется шампанского!”, 22 октября 2010 г.).

Затем дорогой во всех смыслах гость объявил, что приехал узнать, как живут заводчане, и предложил задавать ему вопросы. Очевидно, что два выставленных в центре зала микрофона не должны были простоять вхолостую. Женщина, назвавшаяся Людмилой Викторовной, спросила о возможности повышения зарплаты.

– Мы понимаем, почему вы спрашиваете. Зарплата – это такой значимый момент. Потому что существует определенный рост цен. Поэтому вам руководство “Алюминия Казахстана” повысит зарплату в размере, я думаю (пауза), 15 процентов, – выдал миллиардер.

Громадьё планов и “контрольный выстрел”

Тем, кто интересуется экономикой, сообщим ряд цифр о предприятиях, входящих в ENRC, из уст олигарха. На теплоэлектростанции в городе Аксу вводится второй блок стоимостью 300 миллионов долларов. Компания “Казхром” строит в Актюбинской области завод за 600 миллионов долларов с производственной мощностью более 400 тысяч тонн феррохрома.

– Казахстан подписал в Китае финансирование на 2,1 миллиарда долларов. Что это означает? Мы увеличим с 18 миллионов тонн до 25 миллионов тонн производство концентрата и построим на два миллиона тонн фабрику по производству металлизованного продукта. Это стоит 2,5 миллиарда долларов и позволит увеличить прибыльность в два раза, – пояснил Машкевич. – Мы станем больше, чем “Казахмыс”. То есть наш медный дивизион будет производить больше меди, чем такая большая компания.

Заводчане при этом недоумевали, почему же у них – любимчиков олигарха – жалованье не как на предприятиях мирового уровня? Почему в бизнес акционеры вкладывают миллиарды, а зарплата увеличивается всего на 15 процентов? Впрочем, “контрольным выстрелом” было сообщение о покупке месторождения угля в Мозамбике с огромными запасами и о возможности участия в платиновом проекте:

– Мы начинаем мировую экспансию. Поверьте мне, для нас эта экспансия возможна только с вами, с теми людьми, которые могут это осуществлять, которым мы верим.

“Не спим и другим не даем!”

Что касается неформального общения, что Александр Антонович рассказал о различных опасностях в виде “разнообразных веяний климатического характера”.

– Например, в Гвинее малярия – страшная болезнь. Нет от нее спасения. Кто один раз заболевает малярией, она потом появляется периодически, как только организм ослабевает. Видели бы вы, какие там разные насекомые. Поэтому я всегда говорю: это счастье – жить и работать в Казахстане, – радовался за себя и коллег-заводчан выступавший. Говорил он также, что с таким большим промышленным “хозяйством” приходится много работать.

– Мы сами не спим и другим не даем! Я провел в воздухе в прошлом году 860 часов (почти 36 суток. – Прим. автора), – восхищал собравшихся олигарх. В ответ сидевший рядом мужчина шепнул соседу: “Да чтоб я так мучился!”.

Павлодар

Загрузка...