Опубликовано: 1047

Что женщине смех, то мужчине...

Никогда моя бойкая соседка Нина, певунья, хохотунья, сумасшедшая мать троих балбесов, живущая со своим Федькой душа в душу, не рассказывала,

что до ее Федьки была у нее другая семья. И только лет через пять жизни бок о бок, в легком подпитии по поводу окончания старшим одиннадцати классов, она вдруг поведала эту историю.

Детство и юность провела Нинка в деревне. Хороший крепкий целинный поселок. Папа агроном, мама бухгалтер – достаток средний, девка видная. Родители надеялись, что их студентка, комсомолка и хоть и не красавица, но все же вполне ничего дочка отхватит себе в супружники кого-нибудь из такой же видной семьи. А Нинка вляпалась – другого слова не придумаешь! – в простого совсем парня. Отец механизатор, сам он тоже в советские еще времена СПТУ окончил, на тракторе работал. Деньги, в принципе, папа с сыном зарабатывали неплохие, но перспективы не радовали: всю жизнь в мазуте, дом, куда, преодолев все построенные родителями препоны, пришла строить судьбу Нинка, давно не знал женской руки: мать у суженого умерла, а с мужиков что возьмешь?

Короче, взялась молодая учительница, распределившаяся в родную школу, за хозяйство. И два года прошли как сон. Трудно, но вовсе не безрадостно. Ее Вовка пил немного, но был рукастый. Детей как-то не случалось, но в остальном все было хорошо. Легкие размолвки были разве что по причине неуемного Вовкиного самолюбия. Потому что ему костью в горле были высшее женино образование, ее родители с положением ну и прочие, как казалось ему, приметы превосходства над ним, мужиком.

ТЕХНОЛОГИЯ ПОДВЕЛА!

Раскол в Нинкиной семье начался однажды осенним днем, когда Вовка с отцом взялись, пардон, кастрировать бычка. Бычок был предназначен на мясо, а потому последние месяцы своей жизни ему полагалось погулять существом свободным от великого зова пола.

В принципе, на нехитрую эту процедуру можно было пригласить местного зоотехника, который за недорого сделал бы все в лучшем виде. Но Вовка с отцом не мужики что ли? Все сами умеют! У них и технология была отработана: один подходит к бычку с кувалдой и расчетливо (опыт!) бьет его по голове. Ровно настолько, чтобы тот на минуту потерял ориентацию. Обычно, пока бычок очумело пошатывался, второй успевал одним движением произвести нехитрую операцию. После чего оба живо ретировались на веранду, а очухавшийся бычок еще какое-то время злобно нарезал по двору круги.

И вот в этот день семья поужинала. Мужики слегка выпили. Бычка выгнали во двор. Вовка взял в руки кувалду, отец острющий нож, и оба стали заходить бычку в тыл. Нинка наблюдала картину с веранды.

Бычок слегка покосился на Вовку, который крался, стараясь выглядеть совершенно незаинтересованным и оттого походил на злодея в исполнении плохого актера ТЮЗа. Отец прятал нож за спиной. Мужики заняли исходные позиции, отец зачмокал, отвлекая бычье внимание на себя. Вовка размахнулся кувалдой, одновременно выдохнув: “Давай!” и...

И врезал по бычьей голове деревяшкой. Металлический плохо насаженный тяжеляк свалился в дворовую мураву за секунду до удара.

Бык от такой наглости офигел и несколько секунд тупо смотрел на Вовку. Вовка с очень похожим выражением лица созерцал палку в своих руках.

А тем временем отец живехонько чикнул быка ножом по... ну вы поняли. И тут только осознал происходящее. С воплем “Беги!” старик кинулся на веранду. Вовка и бык очнулись одновременно…

РЕЦЕПТ СЕМЕЙНОГО СЧАСТЬЯ

…К веранде Вовка пробился не сразу, предварительно нарезав несколько кругов по двору. Бык греб ногой и опускал рога, как на испанской корриде. От шока мужики лечились водочкой, а Нинка – здоровым ржанием. Так бы и закончилась эта история, если б в ближайший к происходящему интимный момент в самый-самый миг Нинка (черт задери этого быка!) не вспомнила бы всю картину. И не захохотала. А потом, в следующий раз, опять. И еще...

– Понимаешь, я знаю, что нельзя, думаю – ни за что не буду! А как только… ну… вот-вот, сама понимаешь что, лицо у Вовчика ну точно такое становится, как тогда перед быком. И не могу от смеха удержаться! – Нинка виновато развела руками.

Вовка стал нервный, на жену срывался при каждом удобном случае, затосковал совсем. В постель старался лечь, когда жена уже спит.

Через полгода они развелись. На суде оба никак не могли назвать причину. А еще через полтора года Нинка вышла замуж за своего Федьку. “И никогда. Ни-ко-гда! – отчетливо произнесла она, – я не позволяю своему чувству юмора проснуться в области интересов мужа! Ржу над всеми вокруг. И над собой тоже. Но не над ним. И это рецепт моей счастливой семейной жизни”, – заключила слегка пьяная Нинка. Вздохнула и пошла мыть посуду...

Ольга КОЛОКОЛОВА, Костанай

Загрузка...