Опубликовано: 946

Что пить будем?

Что пить будем?

Скандал по поводу массово сдохшей 10 июля в Верхне-Тобольском водохранилище (Костанайская область) рыбе, о котором наша газета писала на прошлой неделе, оказался более чем показательным.

В одночасье всплывшая кверху брюхом ряпушка (она же рипус, вид сиговых) сделала то, что не под силу было общественным активистам. Дохлая рыба четко указала жителям области по крайней мере на две проблемы: с главной питающей рекой региона – Тоболом – далеко не все благополучно. Как и с надеждой рядовых граждан на реализацию своего права быть информированными, знать о сложившейся ситуации без прикрас и трусливых чиновничьих умолчаний.

Увы, жители региона в очередной раз пытались уяснить, что, собственно, случилось в верховьях реки, сколько именно ценной рыбы погибло и по какой причине.

Чисто костанайский вариант: меньше всего были информированы о происходящем те, для кого эта информация представляла жизненный интерес, – сами жители Лисаковска, города, который пьет из Верхне-Тобольского. Слухи, которые ходили по городу, иначе как паническими не назовешь. Говорили, что в воду попали кислотные отходы цеха дефосфоризации местной железной руды, что водохранилище отравили неизвестные коммерсанты.

Когда к понедельнику местный горводоканал увеличил дозу хлора в водопроводной воде, ситуация обострилась еще больше. И даже когда областные и республиканские СМИ обнародовали официальную версию причин рыбного замора, поверить в нее было трудно – то, что рассказывали уважаемые члены комиссии независимо друг от друга, разнилось невероятно. По данным областной ветлаборатории, сдохло полторы тонны рыбы. По сведениям инспекции рыбного хозяйства – пять тонн. По данным ОГП “Костанайводхоз” – около тридцати-сорока тонн. И общий рефрен комментариев чиновников: “Да кто ее считал, эту рыбу!”.

Вот, честно, вы можете представить себе цивилизованную страну, в которой после таких разночтений, так и не ликвидированных работой специальной комиссии, после преступного умолчания, от которого как круги по воде разбегаются волны паники, десяток чиновников не был бы отправлен в отставку? В Костанае не был наказан никто из власть имущих! Хотя версия о “прогреве воды выше 21 градуса” в условиях дождливых дней первой декады июля выглядит и сейчас странно.

Не странно другое: данные об уровне воды в Тоболе, которые, как тот рипус, всплыли кверху брюхом, исключительно в связи с рыбьим мором. И, если честно, данные эти пострашнее слухов о забредших на водохранилище диверсантах. Объем воды в Верхне-Тобольском водохранилище резко упал. Вместо планово-нормальных 816 млн. кубов, на которые рассчитано водохранилище, нынче здесь 497 кубических метров.

Паводков нормальных давно нет, а в этом году, говорят специалисты, весеннего полноводья и вовсе не случилось. Так называемые попуски – сброс воды с верховьев вниз по течению – делают теперь крайне редко. В самом Верхне-Тобольском вода стоит мутная, зеленая. Река – система умная, в маловодье активнее питается из подземных источников. А они в верховье сплошь соленые. Качество воды падает, и северный рипус, привыкший к быстрой, светлой и богатой кислородом воде, дохнет.

***

От безводья страдает и Каратамарское водохранилище, крайне низко стоит вода в Тоболе и ниже по течению, в российском Кургане. А между тем все прибрежные города, включая Костанай, пьют именно тобольскую воду, качество которой, как показали последние события, падает. Кое-кто из специалистов уже сегодня говорит, что многострадальная рыба – это так, цветочки. Ягодный сезон водных проблем впереди. И страдающая сторона – люди.

И что-то не слышно, кстати, чтобы эти проблемы всерьез обсуждались экологами и чиновниками: рыбу утилизировали, но опасность-то осталась!

Ольга КОЛОКОЛОВА, наш корреспондент по Костанайской области

Загрузка...