Опубликовано: 3908

Что нужно женщине

Что нужно женщине

О чем стоило бы поговорить на предстоящем съезде женщин

Бывший судья Алия ГАЛЕЕВА захлопнула за собой дверь Костанайского горсуда после заседания, состоявшегося 22 февраля. Она возвращалась к своей девятилетней дочери в квартиру, за которую ежемесячно нужно выплачивать 97 000 тенге в ипотеку. Ее пример – почти классический, как в нашем обществе относятся к женщине.

ИСТОРИЯ ОДНОГО СУДЬИ

Алия Галеева лишилась работы в ноябре 2010-го в ходе сокращения аппарата. При этом, включая ее фамилию в список кандидатов на сокращение, служитель Фемиды и не подумал, что ст. 185 Трудового кодекса РК запрещает увольнять по сокращению матерей-одиночек. Галеева, учитывая ее прежнюю должность, в законах разбирается. И справку из загса, удостоверяющую, что ее дочь Сагина имеет только маму, представила.

Начальство принимать ее отказалось. Дескать, женщина не получает пособия на ребенка, положенного одиноким мамам, а значит, по логике председателя Костанайского областного суда Баглана Макулбекова, матерью-одиночкой не является. Алия уверена: истинная причина ее сокращения в том, что она оказалась неугодным судьей, на ошибки и даже фальсификацию документов указывала. Короче говоря, не жила в мире с руководством.

“ХОЧУ СОБЛЮДЕНИЯ ЗАКОННОСТИ!”

Сейчас Галеева оспаривает свое увольнение и хочет отменить решение Верховного суда. Более того, она пытается заставить отвечать в уголовном порядке за превышение должностных полномочий председателя областного суда Макулбекова. Дело сейчас рассматривает Костанайский городской суд № 2, для которого областной является вышестоящим по иерархии. И то, как идет процесс, вызывает у Галеевой и ее адвоката множество вопросов. К тому же быть истцом по делу, бросающему тень на председателя областного суда, и надеяться на торжество справедливости – это ж какой оптимизм нужно иметь!

– Меня вызывали наверх, предлагали походатайствовать, чтобы приняли на работу в коллегию адвокатов, если я перестану бороться. Но мне не нужна помощь в трудоустройстве, я просто хочу добиться соблюдения законности! – заявляет Алия. Она продолжает бороться, несмотря даже на то, что, по ее словам, уже поступают угрозы. В том числе женщине намекают на то, что может пострадать ее дочь.

“БОРОТЬСЯ ЗА ПРАВА? БЕСПОЛЕЗНО!”

Тысячи казахстанских женщин, оказавшихся в подобном положении, кардинально отличаются от Галеевой по двум пунктам: нарушение их прав просто не способно вызвать такой силы общественный резонанс. Кроме того, у них просто не хватает знаний и упорства, чтобы бороться.

“Зачем? – безнадежно спросила меня 32-летняя Динара Б. из Рудного в ответ на предложение проконсультироваться с юристом. – Мне работодатель открыто сказал: у тебя ребенок без конца болеет, зачем мне эта головная боль – подмену тебе искать? Я написала заявление.

Фамилию свою Динара называть не хочет – ей ведь еще на работу устраиваться. Поскольку трудилась она за прилавком, у частников, то, скорее всего, в той же области и будет искать новую работу. А мало-мальски серьезные предприниматели, которые платят и на работу оформляют “по-белому”, давно создали неофициальный банк данных неугодных, скандальных, недобросовестных работников. Рудный – город небольшой. Засветишься как скандалистка – работы больше не найдешь.

В госучреждениях ситуация такая же. В Костанайской области в нарушение всех трудовых прав педагогов ремонт принято проводить руками учителей. Недавно на этом попались директора, которые подписали приказы о привлечении педагогов к ремонтно-строительным работам. Скандал разразился после того, как дошло до получения серьезных травм.

КОМУ УКАЗ – НЕ УКАЗ

Что же происходит в нашем обществе, где женщины сплошь и рядом становятся заложниками системы? Чтобы получить алименты на ребенка, самое выгодное – нужно договориться с отцом, иначе через суд получите скудные проценты.

В относительно недалеком 2008 году прокуратура Костаная провела проверку и выяснила, что в областном центре в принципе не работает ст. 155 Закона РК “О браке и семье”, которая гарантирует каждому ребенку в период розыска его родителей, уклоняющихся от уплаты алиментов, право на ежемесячное пособие. Ни один ребенок в Костанае на момент проверки такого пособия не получал. Кардинально ли изменилась ситуация с тех пор? Сомневаюсь.

Или другая история. Вырос ребенок, а вас подвело здоровье, как это случилось с жительницей поселка Боровской Софьей Чебыкиной. В этом году она, инвалид I группы, передвигающаяся по своему домику только в коляске, осталась без социального работника. Дочка в Атырау живет, там у нее работа. В помощнике Софье отказано, потому что у нее есть трудоспособные родственники. Вот и приходится Софье из своих 24 тысяч тенге пенсии 10 тысяч платить женщине, которая утром уголь в дом занесет, печь затопит да пол помоет.

Так в чем беда: законы плохи или все дело в пагубной привычке власть имущих их нарушать? Всего один конкретный пример. Есть такая процедура – прерывание беременности по социальным показаниям. Это когда операцию проводят бесплатно в связи с тем, что женщина не имеет средств воспитывать ребенка, потому что нет работы. Так вот, в Костанайской областной больнице в прошлом году эту процедуру “ввиду отсутствия работы” провели... специалисту отдела внутренней политики одного из районных акиматов и юристу. Об этом сообщалось на брифинге Генеральной прокуратуры 4 ноября 2010 года.

КОГО НЕ УВИДИШЬ НА СЪЕЗДЕ?

Буквально на этой неделе в Костанае назвали делегатов Всеказахстанского съезда женщин, традиционно намеченного на 5 марта. Кто в списках? Представители объединения деловых женщин, партии “Нур Отан”, местных маслихатов... И ни одной из тех женщин, кто, по словам министра труда Гульшары Абдыкаликовой, “с баулами и сумками в первые годы независимости снабжали страну товарами и внесли неоценимый вклад в становление страны”. Инвалидов среди делегатов тоже не видно. Как и матерей детей-инвалидов. И специалистов, которые с реальными женскими проблемами ежедневно в судах сталкиваются.

“Как ездили наши женщины с баулами и сумками, так и ездят, – считает президент Конфедерации труда Костанайской области Валентина Комкова. – Проблемы, которые мы в свое время ставили перед министром труда, не решены. До сих пор женщины торгуют и в мороз, и в дождь. Налоги завышены. Статус торгующего практически не определен. Всех заставили регистрироваться как индивидуальных предпринимателей.

Вот о чем нужно бы говорить на съезде женщин. И можно – без цветов и трогательных слов о всепобеждающей женственности. По-деловому и для пользы дела.

Загрузка...