Опубликовано: 1526

Что мешает одолеть патологии?

Что мешает одолеть патологии?

В Казахстане участились случаи рождения детей с челюстно-лицевыми патологиями. В то же время квалификация хирургов на местах не позволяет им оказать действенную помощь.

– Примерно половина из наших пациентов с челюстно-лицевыми проблемами попадают Алматы после неудачного вмешательства местных специалистов, – убежден доктор медицинских наук Аскербек Есим.

Аскербек Есим в медицине уже более 40 лет. Он окончил Алматинский медицинский институт, учился в аспирантуре в Москве, работал в Монголии… В 70-е и 80-е годы курировал вопросы челюстно-лицевой хирургии и стоматологии в Восточно-Казахстанской, Семипалатинской и Павлодарской областях. Сегодня доктор преподает в Алматы в медицинском университете и принимает пациентов в одной из больниц южной столицы.

КГБ изъял все материалы

– Во время работы в Семипалатинском регионе вы оказались под колпаком КГБ. За что такая “честь”?

– В течение восьми лет я собирал материал по различным врожденным порокам. В формалине у меня хранились мертворожденные дети или дети, умершие после родов, с разнообразными пороками, не совместимыми с жизнью. Сотрудники комитета забрали весь материал, и, естественно, не было продолжения клинико-исследовательской работы.

Но к этому времени у меня уже были некоторые результаты. Так, средний показатель по Союзу в 70–80-е годы составлял – один ребенок с челюстно-лицевой патологией на полторы тысячи новорожденных. В Семипалатинской области в отдельные годы рождался один такой ребенок на 600 новорожденных! Еще больше было детей с проблемами мочеполовой системы, сердца, почек.

До сих пор этот регион “лидирует” по врожденным патологиям.

Патологии формируются в процессе беременности

– А что можно сделать для того, чтобы снизить высокие показатели рождаемости детей с пороками развития?

– Еще в 1972 году я предложил чиновникам, чтобы женщинам в период с 5-й по 12-ю неделю беременности предоставляли декретный отпуск. В этот важный период формируются не только основные органы ребенка, но и любые пороки. Если создать нормальные условия будущей матери, мы будем иметь здоровых детей.

Наследственные пороки составляют всего 20%, остальные появляются под воздействием окружающей среды. К примеру, стоит беременной женщине в период формирования внутренних органов ребенка переболеть вирусной инфекцией – и этого будет достаточно, чтобы какая-то клетка недополучила питание, повела себя по-другому. Работая в Семипалатинском регионе, я совместно с акушерами-гинекологами освобождал женщин от работы в важные недели беременности, чтобы спасти матерей и будущих детей от патологий.

Это одна сторона. Другая – рождение детей с ослабленным иммунитетом. Нехватка пищи, витаминов, болезни – все это влияет на формирование плода. Поэтому важно решать этот вопрос на уровне государства.

Врачи идут по пути наименьшего сопротивления

– Насколько сегодня медицина способна оказать квалифицированную помощь по исправлению врожденных дефектов или дефектов, полученных в результате травм?

– В принципе, то, что делается в любой точке земного шара, могут сделать и наши хирурги. Мы исправляем врожденные пороки ушных раковин, губ, нёба, лица и другие. Другое дело, у нас налицо нехватка современного оборудования – аппаратов для компьютерной диагностики, микрохирургических операций. Не хватает квалифицированных врачей по всему Казахстану. Особенно в районных и сельских больницах!

Я постоянно слышу отчеты чиновников, сколько денег выделяется на медицинскую помощь. Но вот челюстно-лицевая хирургия у нас не развивается вообще.

В областных больницах есть отделения челюстно-лицевой хирургии, но их уровень явно не дотягивает до тех возможностей, которыми сегодня обладает медицина. Многие врачи идут по пути наименьшего сопротивления и исправляют лишь простейшие дефекты. Они просто “отфутболивают” пациентов, чтобы не браться за сложные операции.

Еще одна проблема республиканского масштаба – диагностика на местах. Чтобы правильно поставить диагноз, нужно современное оборудование, а его нет! Но не менее важна квалификация, опыт врача. Опытный врач может поставить диагноз, не имея под рукой современного аппарата.

К сожалению, нам постоянно приходится переделывать чужую работу.

В половине (!) случаев приходится исправлять чужие ошибки

– То есть пациенты из других регионов нередко попадают к вам с осложнениями?

– Сегодня мы вынуждены признать: 95 процентов наших приезжих пациентов нуждаются в повторных операциях из-за того, что на месте им не смогли оказать квалифицированную помощь. Причем примерно половина (!) наших пациентов из других областей попадает к нам после вмешательства местных хирургов. Остальным в операции было отказано.

– Насколько это вообще сложная задача – попасть в Алматы на операцию?

– К нам привозят детей из Семипалатинска, Усть-Каменогорска, Павлодара, Карачаганака... При этом местные чиновники создают дополнительные трудности, и нуждающимся в помощи нужно собрать кучу бумаг, обойти десятки кабинетов, чтобы получить квоту на операцию в алматинской больнице. А после этого надо еще ждать… Многие чиновники от медицины вообще не утруждают себя объяснить людям, какие операции делают в Алматы. Порой дети живут с врожденными уродствами годами, пока кто-нибудь не расскажет о нашей клинике. Это ненормально! Теряется драгоценное время, и устранить дефект становится сложнее.

– Что нужно сделать для того, чтобы нормально организовать работу на местах?

– Хирургам из областных больниц надо создать такие условия, чтобы они могли пройти дополнительное обучение, например, в нашей клинике. Все это возможно сделать, просто никто не поднимает этот больной вопрос.

Любая травма не проходит бесследно

– Какие челюстно-лицевые травмы сегодня наиболее распространенные?

– Увеличилось количество дорожно-транспортных происшествий, а с ними – травм. Постоянно растет число бытовых травм. Если десять лет назад мы в течение года обслуживали около 10 тысяч пациентов с бытовыми травмами, то сегодня в 2–2,5 раза больше.

– Чем опасны челюстно-лицевые травмы, полученные в детском и подростковом возрасте?

– Любая травма меняет структуру костной ткани, мягких тканей. В народе бытует мнение: были бы кости – мясо нарастет. Но если кость поранена, есть повреждения, развитие ткани тоже будет нарушено. Любая челюстно-лицевая травма приводит к повреждению мозга, сотрясениям разной степени. Клетки имеют память, и если травма повторится, они будут возбуждаться, например, на смену погоды.

Не стоит забывать, что лицо человека, тем более детское, определяет его поведение. Если видимых дефектов нет, то психоэмоциональное состояние ребенка будет нормальным.

Вторая “голова” была лишней

– В 2005 году отечественная и зарубежная пресса писала об уникальной операции, которую вы провели по удалению головоподобной опухоли с подбородка маленькой девочки.

– У четырехмесячной Айданы была врожденная тератома (опухоль) челюсти. Ребенок не мог нормально сосать грудь, был затруднен процесс глотания. За десять дней мы подготовили ребенка к операции. Первую операцию провели совместно с клиникой детской хирургии Института педиатрии. Затем была вторая операция. Вскоре мне пришло приглашение из университетской клиники Неаполя провести третью, показательную операцию. Об этой операции итальянцы узнали из Интернета, а на меня вышли через итальянское посольство в Казахстане. Подобные восстановительные, реконструктивные операции требуют особой скрупулезности. Операция продолжалась 4,5 часа и завершилась успешно, как и две предыдущие.

Уникальные методики не принимают чиновники

– Вы разработали собственную методику лечения распространенного заболевания челюстного сустава. Расскажите об этом подробней.

– В начале 90-х годов мы разработали методику операции по поводу анкилозы височно-нижнечелюстного сустава и микрогении, которая не имеет аналогов в мире! Причиной этого распространенного заболевания среди детей и взрослых может быть травма, отит среднего уха в раннем детском возрасте. Впоследствии происходит костное сращение, оно затрудняет прием пищи. А это приводит к тому, что человек не получает все питательные вещества. Естественно, такие дети или подростки по физическим данным уступают своим сверстникам.

Согласно нашей методике, мы вставляем новую кость, новый сустав, и пациент сразу же открывает рот. После обычной операции челюсть фиксируют двучелюстными шинами или фиксирующими повязками. А это приводит к тому, что у 35–40 процентов пациентов вновь появляется это заболевание. Наша методика очень действенная, но по непонятным причинам до сих пор не получила распространения в стране…

У взрослых заболевание височно-нижнечелюстного сустава, сопровождающееся хрустом, болью, приводит к различным заболеваниям, в том числе ограниченному открыванию рта, головным болям, болям в ухе. Мы разработали новую диагностику и лечение этой патологии у взрослых , которая в корне отличается от ранее предложенных. Она уже внедрена в Москве, Лондоне и Техасе. 95 процентов больных с такой патологией мы вылечиваем.

К сожалению, медики даже в областных больницах не знают о нашей методике. В результате больные в других городах Казахстана не получают нужного лечения. В то же время наша методика была опубликована в журнале “Казпатент”, о ней наверняка слышали в областных департаментах здравоохранения.

– Казахстанские стоматологи недавно привели страшные цифры: у более 40 процентов детей и подростков развивается неправильный прикус…

– Да, по поводу нарушения прикуса к нам обращаются довольно часто. Бывает, что “хорошие” стоматологи удаляют коренные зубы, которые практически должны служить всю жизнь… Получается, человек в юном возрасте уже остается без зуба. Но выход есть! Мы можем взять зачаток зуба мудрости в 12–14 лет и перенести его на область удаленного постоянного коренного зуба. Это гораздо лучше, чем имплантация, так как вживляется не инородное тело, а родной зуб. К сожалению, наши врачи не хотят проводить эту операцию, не хотят учиться – слишком это хлопотно...

Елена КОЭМЕЦ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...