Опубликовано: 9695

Что дочь не может простить Ермеку Серкебаеву?

Что дочь не может простить Ермеку Серкебаеву?

Дочь Ермека Серкебаева Ирина вновь взялась за перо.

На этот раз в свет выходит ее третья книга – об отце “Ермек Серкебаев: и жизнь, и молодость, и счастье…”.

Причем название книги навеяно романом Александра Пушкина “Евгений Онегин”.

– Дело в том, что опера “Евгений Онегин”, а вернее, ария князя Гремина, была первой оперой, которую услышал в детстве мой отец, – рассказывает Ирина. – Придя домой, он, сидя у арыка, то и дело напевал ее. Позже ария князя Гремина была первой записью отца на радио – уже в качестве артиста. А после он исполнял заглавную партию в опере “Евгений Онегин”.

– Как можно определить жанр вашей книги?

– То, что я писала от себя, – это семейная биография. То, что рассказал папа, – это мемуары. То, что рассказали о нем деятели искусства и культуры, – это портрет яркой личности. Книга состоит из трех частей. Первую часть я написала о своем детстве, о папе и маме, о том, куда мы ходили, как они смеялись и ссорились… как они меня сдали в детсад и как я до сих пор не могу им этого простить.

– Самый яркий момент детства, который вам запомнился?

– Один такой эпизод. Я была еще маленькой. В конце декабря отец привез ящик апельсинов. Он чистил мне апельсин за апельсином, сначала надрезая его меридианами, а потом уже легко снимая терпкую шкурку. Он брал корочки двумя пальцами, нажимал на них, и было видно, как распыляется ароматный маслянистый сок. Я лопала апельсины, папа помогал, но в основном он брызгал апельсиновым соком и смотрел, как нежное облачко оседает в воздухе, как будто выпущенное из флакона духов с пульверизатором. Мама говорила ему: “Ну хватит уже”. А мне повторяла: “Ну-ка, ешь аккуратно, что у тебя все течет!”. А у меня текло по физиономии, щекам, подбородку, на кофточку и на столик. Оранжевый сладко-кислый сок, незабываемый вкус и запах моего детства.

– О чем две другие части книги?

– Вторая часть, можно сказать, автобиографическая. Папа мне рассказывал – я записывала. Там слышатся его голос, его интонации. Мои братья, Алмас и Байгали, прочитав, сказали: да, это он! Папа рассказывает о Куляш Байсеитовой, Нургисе Тлендиеве, братьях Абдуллиных, Каукене Кенжетаеве, Алибеке Днишеве, Бибигуль Тулегеновой, о том, какой у него сначала был низкий баритон, почти бас, и как Мукан Тулебаев предлагал послать его учиться на тенора, а отец не захотел. Третья часть состоит из рассказов разных людей о нем. Своими воспоминаниями делятся Бибигуль Тулегенова, с которой они объездили с гастролями весь мир, Роза Рымбаева, Есмухан Обаев, бывший министр культуры Жексимбек Еркимбеков, Макпал Жунусова, Юрий Аравин…

– В предыдущей книге иллюстрации были сделаны Балнур Асановой. Вы продолжили работу с ней?

– Да. В этот раз я решила сделать иллюстрации в осенних тонах, потому что в заглавии книги – Пушкин, а Пушкин – это осень. На днях я видела эскизы, мне кажется, она уловила настроение, попала точно в стиль книги. У Балнур удивительные краски, она так воспринимает мир, как будто это я сама. И, надеюсь, что уже к середине декабря мы устроим презентацию книги.

Загрузка...