Опубликовано: 1514

Чингиз АЙТМАТОВ: Я еще не все сказал

Чингиз АЙТМАТОВ: Я еще не все сказал

Чингиз Айтматов в представлении не нуждается – его произведения, исполненные простоты и глубокой философии, давно полюбились читателям во всем мире. О времени, творчестве и о себе писатель беседовал с нашим корреспондентом.

– В этом году Вам исполняется 80 лет – пройдена огромная жизненная дистанция. С какими мыслями Вы встречаете свой юбилей?

– Почти каждый день думаю о том, что мне действительно будет 80! Но осмыслить, оценить эту дату не так просто. Конечно, я благодарен общественности и руководству республики за оказанное мне внимание – хотя до моего дня рождения еще больше шести месяцев, проводится очень много мероприятий в мою честь.

Эта дата мне многое открывает – и в моем творчестве личном, и в истории моего времени. И размышляя об этом возрасте, я думаю о том, что судьба мне повелела познать жизнь в двух веках.

Для меня самым главным, конечно, является XX век. XX век – это все то, что было начиная с 30-х годов, для меня это мое главное действие. Война, послевоенное время, перестройка – все это мне пришлось увидеть. Что такого сложного тоталитарная советская система представляла из себя, что она нам дала и сколько? Было много своих трудностей и мучений, все это я познал на своем личном опыте. Еще не все сказано об этой эпохе, в частности, в художественной литературе, в искусстве, я думаю, мы еще будем обращаться к этим временам, чтобы сказать себе и окружающему миру – что же это было, что это принесло в историю человечества.

А восьмидесятилетие – это момент осмысления и прошлого, и настоящего, с надеждой на будущее.

– Почему Вы выбрали Казахстан местом Вашей новой работы?

– Во-первых, Казахстан с самого раннего моего детства – это для меня единая среда, единый мир. Наш Таласский регион непосредственно примыкает к Жамбылской области, издавна наши предки общались. Первое образование я получил в Джамбулском ветеринарном техникуме. Потом появились большие интересные связи с казахской литературной интеллигенцией. Судьбоносное значение для моего творчества имело то, что Мухтар Ауэзов отнесся ко мне с огромным пониманием и одобрением. Один из моих романов “И дольше века длится день” целиком изображает казахскую жизнь – от начала до конца. Все это, вместе взятое, меня сближает с казахской культурой, с казахской интеллигенцией. Не случайно я имею звание народного писателя Казахстана, не случайно алматинцы проявили ко мне такое внимание, что я получил звание почетного гражданина Алматы. Для меня наши страны – неразделимое единое пространство.

Кроме того, языки наши, казахский и киргизский, не просто родственны, пожалуй, в мире мало таких близких языков, я их называю языками-близнецами. Народы-близнецы, и языки их тоже близнецы.

– Как Вы оцениваете период своей дипломатической службы?

– Я считаю, что это тоже веление судьбы, так сложились обстоятельства последних лет перестройки. Я почувствовал – и Михаил Сергеевич Горбачев, тогдашний президент СССР, поддержал эту идею – что мог бы и служить государству, и в то же время заниматься творчеством. В чем-то это совпало, в чем-то – не вышло. Я считаю, что это большой жизненный опыт для меня. Но сейчас пришло время сосредоточить все пережитое в себе, для того чтобы это имело свое выражение и в творчестве.

ДУША ЧЕЛОВЕКА – БЕСКОНЕЧНОСТЬ

– Какое произведение Вы мечтаете написать? Над чем работаете?

– Мечтать можно о многом … Сейчас конкретно назвать те или иные произведения сложно. Мои сочинения – это творческий ресурс, который живет в душе писателя. Есть очень интересные наблюдения, хочется еще многое добавить к тому, что уже сказано. Более того – хочется сказать новое слово в своем творчестве, внести в литературу какие-то новые аспекты, потому что творчество – оно бесконечно, и все время впереди предстоят новые открытия. А для этого необходимо колоссальное количество усилий как индивидуальных, так и общественных.

Если же говорить о ближайших планах, то, наверное, это будет продолжение моего нового романа “Когда падают горы”, мои герои сейчас находятся в действии, они переживают XXI век.

Вторая тема, которая никогда не угасает у меня, – годы войны. Сколько сказано в литературе, в поэзии, сколько фильмов в мировом кино, множество спектаклей, посвященных этой теме, но мне кажется, еще многое ждет, чтобы мы вернулись к тем временам. Ибо пережитый опыт войны должен оставаться в нашем сознании, наших душах, чтобы снова, не дай бог, не допустить ничего подобного.

– Вы по-прежнему увлечены исследованием человеческой души, человеческих поступков?

– Я сразу хочу сказать: если мы говорим о бесконечности – это не только мир, вселенная, природа, но эта бесконечность еще заключается в том, что наша духовная жизнь сопровождает человека с самых первых дней, и это главная притча человечества, его душа, его мир. И в этом нет, и не будет конца. В этом заключается бесконечность человеческой сути, человеческого существования.

ДЕНЬГИ – ПРИЧИНА МНОГИХ ПРОБЛЕМ

– Говорят, сейчас на первое место встают деньги, а все остальное отступает. Вы с этим согласитесь? Есть ли компромисс между деньгами и духовностью?

– Да, неслучайный это вопрос. Чем дальше, тем больше приходит такое убеждение, что эпоха глобализации при всех своих положительных сторонах всеобщности современной цивилизации привносит, однако, один неисчерпаемый момент – и в повседневной жизни, и в истории нынешней деньги имеют решающее значение. Все заходит в тупик в том случае, если это связано с деньгами. И это имеет свое противоречие, свои негативные стороны. Как сбалансировать бытие человеческое с тем, чтобы деньги не были решающим, главным и неизбежным фактором? Я понимаю – без денег современный мир, экономика и повседневная жизнь не могут обходиться, но этот фактор привносит и много сложностей, трудностей и мучений для человека. Хоть деньги в современном обществе неизбежны, без них невозможно современное бытие. Но они зачастую являются причиной многих проблем в человеческой жизни.

– Вы богатый человек?

– Для кого-то я богатый, для кого-то – бедный. С какой точки зрения смотреть. Думаю, я не бедный, но по сравнению с богатством, которым обладают нынешние олигархи и миллионеры, разница огромная. Мне все приходится обретать через труд.

ЗАПРЕТНЫХ ТЕМ ДЛЯ МЕНЯ НЕТ

– Как Вы можете охарактеризовать сегодняшнего читателя?

– Последние годы у меня живое общение с читателями в основном складывалось в Европе, с европейскими читателями. Особенно с немецкоязычными читателями Германии, Швейцарии, Австрии. С ними у меня были очень активные отношения, я надеюсь, они еще будут иметь продолжение. Там читательские встречи стали уже традицией. Я убеждался: это тот самый читатель, с которым я нахожу полное понимание и общение духовное.

Разумеется, мне интересно общение с читателями в России, в наших центральноазиатских странах – они интересуются, читают, размышляют над тем, что я пытаюсь сказать им в своих произведениях. И я помню, насколько читатели были активны, близки мне в советское время, приходило множество писем каждый день – сейчас пишут гораздо меньше.

Но читатель изменился. Современная молодежь, к сожалению, теряет интерес к книге, читает от случаю к случаю, поскольку есть много причин, отвлекающих от книги. Нынешние информационные достижения приносят и сложности. Человек переключился на телевидение, Интернет. С одной стороны, я понимаю, что это достижения цивилизации, с другой – мне кажется, что современное молодое поколение упускает многое. Я глубоко уверен, что это необходимо переосмыслить. И, начиная с детских лет, создавать больше условий, чтобы человек и книга были в постоянном контакте. Есть книги, которые являются основой мировой культуры, и без знакомства с ними многое будет утрачено. Для меня книга – это священный предмет, имеющий персональное, индивидуальное значение для человека.

– Кого из писателей современности Вы читаете?

– К сожалению, в последние годы я мало читаю художественную литературу, в основном – литературу философского плана, историческую философию, занимаюсь политологией. Но очень надеюсь, что хватит времени и на новые произведения современных авторов.

– Между Вашими последними романами “Тавро Кассандры” и “Когда падают горы” – большой промежуток времени. Что в этот отрезок времени происходило с Вами как с писателем?

– Много времени у меня занимала дипломатическая и общественная работа. Переходный период, конец XX века и начало XXI века, всех нас заключил в одно русло общественной жизни, культурно-социальной, политической. Пришлось отдать этому много сил и времени.

– Есть ли для Вас как для писателя запретные темы?

– Запреты, исходящие от каких-то властных структур, я всерьез воспринимать не буду, тем более мы сейчас переступили порог тоталитаризма, коммунистической идеологии, которая всех нас держала в узде. Поэтому запретных тем как таковых я не вижу. Есть морально запретные вещи, не все надо изображать, существуют свои моральные табу, которых я придерживаюсь.

– Что Вы думаете о многоженстве?

– Ну, на этот вопрос, наверное, много всяких мнений и ответов. Культура общечеловеческая и современная цивилизация все-таки большее значение придают индивидуальным взаимоотношениям людей. Полигамия имела место в истории человечества, и тогда это было, наверное, разумно. Сейчас это рассматривается как патриархальное явление. Я считаю, что со временем взаимоиндивидуальность будет иметь главное значение. Потому что в душе человек так устроен. Не хочу долго об этом размышлять, думаю, что эпоха складывается таким образом, что моногамность, семейность – это главный путь. Остальное было и прошло, сейчас могут этим злоупотреблять, но я этого не разделяю.

ДЕНЬ, КАК СУДЬБУ, ПРЕДУГАДАТЬ СЛОЖНО

– Как проходит Ваш день?

– Как будет проходить мой день, заранее предопределить довольно трудно. Когда мы говорим о судьбе человеческой – здесь тоже проявление судьбы. Иногда, как в те годы, о которых мы размышляли, судьба складывалась таким образом, что творчеством заниматься было не всегда возможно. Сейчас я думаю о том, что, завершив свой пятнадцатилетний срок на дипломатическом поприще в Европе, теперь я бы хотел полностью переключиться на творчество. Но это – прекрасные мечты, они иногда сбываются, иногда нет. Поэтому каждый день заранее предопределить довольно сложно, хотя следовало бы.

– Занимаетесь ли Вы спортом?

– Я совершаю длинные пешие походы и плаваю. Плавание – это единственный вид спорта, которым я занимаюсь постоянно.

– Расскажите о своей семье. Чем заняты Ваша супруга и Ваши дети?

– Мы с супругой живем почти 35 лет, дети уже взрослые семейные люди, занимаются бизнесом. Они получили современное образование, ведут современный образ жизни. Сын окончил Королевскую академию искусств в Брюсселе, он дизайнер, художник, но сейчас занимается общественными делами и тоже вовлечен в культурные мероприятия.

– И у Вас уже не только внуки, но и правнуки…

– Очень часто я о них думаю, с удовольствием. Правнуки мои – хорошие ребятишки, один уже в школу пошел. Очень мило они относятся ко мне, я к ним – соответственно. На одну московскую презентацию одного из правнуков – Тимура, родители взяли с собой. И вдруг во время этого большого заседания прибегает мальчишка, спокойно, не обращая ни на кого внимания, подбегает ко мне и садится на колени. Я никогда не забуду, как это было красиво, мило, тепло...

Когда материал готовился к печати, мы узнали, что 16 мая в Казани, где Чингиз Айтматов пребывал в рамках запланированных ранее встреч на родине своей матери, он попал в больницу с диагнозом “почечная недостаточность”.

19 мая его перевезли для продолжения лечения в одну из клиник Германии.

Мы желаем Чингизу Торекуловичу скорейшего выздоровления и достойной встречи юбилейной даты – 80-летия со дня рождения.

Интервью взяла Жанар КАНАФИНА, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...