Опубликовано: 1121

Черный май Алтая

Природа Казахстанского Алтая – в беде! Горят сотни километров предгорий и степей! Пожар уже вплотную подошел к границам национального природного парка!

Восточный ветер доносит запах гари до Усть-Каменогорска. Насколько близок огонь? В сводке ЧС отмечены всего два очага: Курчумская степь и Бородулихинский лес, это далеко от города. Так откуда тянет гарью?!

Мы решили выяснить это самым верным способом – отправиться навстречу дыму. Седлаем машину и мчим на восток по трассе, которая так и называется – Восточное кольцо. Эта дорога – сама по себе легенда, редко где еще встретишь столько мифов о древних караванах, завоевателях и зарытых “где-то здесь” кладах. Кольцо – вроде подготовительного экскурса к восприятию Алтая: за несколько часов можно увидеть горные ущелья, тайгу, степь, сопки, колки… Художники называют их краски бархатными.

Здесь птицы не поют

Полтора часа дороги – и мы на Осиновском перевале – затяжном крутом серпантине. С высоты видно, как дорога тонет в дымке. Что это – марево первой жары или смог? Спуск по “тещиному языку”, село Александровка – и мы на трассе к Бухтарминскому водохранилищу. Справа сосновый бор, слева… пожар! Граница – полотно дороги, любой сильный порыв ветра – и огонь рванет к лесу. И тогда сгорит все, что еще не сгорело за последние годы.

Весь горизонт в дыму, на десятки километров! “Намного больше, – уточнили жители Березовки. – До Зыряновска все горит и дальше до Большенарыма, километров двести”.

Бесконечный пожарище в разгар мая, в цветение багульника и миндаля, в пик гнездования птиц! Выгоревшая трава под обувью хрустит как песок. Ни одной живой козявки, даже мухи не жужжат. Каждый шаг по обугленной сопке красит подошвы черным. Кустики миндаля зло цепляют одежду, – не ветки, а обожженные руки. Еще вчера эти склоны были “швейцарским пейзажем”, а когда-то, очень давно, – сосновым бором. Бор вырублен еще предками, на горках разросся алтайский кустарник – с розово-белыми цветами, тяжелыми от нектара и пыльцы, рай для всех букашек!

Сколько теперь пройдет времени, чтобы восстановить “бархатные” краски, вернуть на пепелище жизнь?!

Все фермеры делают это

Природные пожары стали глобальной бедой края. Ежегодно огонь уничтожает сотни тысяч гектаров! И всегда в одно и то же время – весной и осенью, в период так называемых сельхозпалов. Никто не знает, кому первому пришло в голову сжигать старую стерню на полях и выпасах, но все фермеры делают это. В начале полевого сезона и в конце. В селах убеждены, что это просто замечательно для новой травы.

Эта “методика” унесла уже не одну человеческую жизнь. Несколько лет назад в плен своего же пала попали двое крестьян. Резко сменился ветер, и огонь окружил людей, оба погибли. Осенью 2006 года дотла сгорело село Бегеневский лесхоз. Пожар пришел в лес из степи, а в степь – от рук человека.

Ущерб, который понесла природа, оценить невозможно. Как сосчитать погибших птиц, зверушек, гнезда, норки, муравейники, рои?! В какую сумму оценить затраты природы на зализывание ожогов? Экологи говорят, что бездумными палами уже наполовину уничтожен красивейший вид миндаля – дегора.

Известный восточноказахстанский орнитолог Борис Щербаков выпустил брошюру с воззванием к фермерам – остановиться! Внять угрозе исчезновения редких видов птиц и растений! Но книжечка орнитолога до села, похоже, не дошла.

У семи нянек

За всю поездку через горящую степь мы не увидели ни одной машины ГПС, ни одного звена. Между тем в Зыряновском районе пламя гуляло возле самой границы села Средигорное, главная деревенская гора курилась как вулкан, ветер разносил пепел.

– Никто не принимает никаких мер, – пояснил руководитель рабочей группы Проекта ООН по сохранению биоразнообразия Алтай-Саянского экорегиона Владимир Черанев. – Ни акиматы, ни авиалесоохрана, ни пожарные. Если так будет продолжаться, наш проект потеряет смысл – нечего будет сохранять. Сейчас существует практика, когда за вызов пожарных платит владелец земли. Горит в границах сельского округа – возмещают траты сельские акимы или районные. А у них, как правило, на это денег нет. Добровольные пожарные дружины тоже действуют в основном на бумаге, – кому из крестьян хочется гнать на пожар свою технику, тратить топливо, терять время?

Сейчас степной пожар добрался до центра Катон-Карагайского района – села Большенарымское. Другими словами – к самой границе национального природного парка. В 2004 году в парке уже видели, как горит тайга. Огонь проскочил крутой высокий склон за 15 минут! Сгорело 262 гектара. Если завтра в районе сменится погода, начнется сильный ветер, уберечь чудесную природу от огня будет очень трудно. Почти невозможно.

Галина Вологодская, фото автора, Восточно-Казахстанская область

Загрузка...