Опубликовано: 1661

Черные трубочисты возвращаются

Черные трубочисты возвращаются

Кто бы мог подумать, что у анекдота про тайных чистильщиков вентиляционных шахт будет продолжение – да еще такое!

В “КАРАВАНЕ” за 15 января 2016 года была рассказана история, как однажды мой знакомый председатель КСК Серик Кенжебаев (имя и фамилия по понятным причинам изменены. – Прим. авт.) в полученной квитанции увидел новую графу “Прочистка воздуховода” и тариф – 850 тенге. Он удивился, кто это внес строку без его ведома, но деньги заплатил. Прошел месяц – шахты никто не чистил, и снова графа в квитанции. Знакомец не выдержал и набрал номер телефона, указанный в квитанции: там такая вежливая девушка ответила ему, что все законно, у них имеется протокол письменного опроса жильцов. На вопрос, кто же его проводил, она ответила: “Кенжебаев!”… Мне всегда в этом месте рассказа становится смешно, самому Кенжебаеву, как вы понимаете, не очень. Устроил он выволочку по телефону “черной трубочистке”, строку из квитанции убрали.

Мы эту историю рассказали, как и алгоритм действий при появлении неизвестных статей расходов, и вдруг… Прошло четыре месяца, и снова мой знакомый председатель КСК видит графу “Прочистка воздуховода” и тариф – 850 тенге. Платить он не стал, а прикинулся этаким валенком и снова звонит: мол, а почему это новая графа появилась? А ему в ответ: у нас все законно, есть протокол письменного опроса. А он спрашивает: и кто его проводил? – “Старший по дому Кенжебаев!”…

Не могу даже передать, что делается со всеми, когда он рассказывает эту историю. Ясное дело, что знакомец тут же эту шарашку приструнил, графа снова исчезла, и мы снова рассказываем эту историю. Только нашей целью на этот раз помимо, конечно, желания вас развеселить является намерение разобраться, как на самом деле в наших квитанция появляются статьи расходов и почему не пойми какая фирма получила доступ к платежному документу.

Во-первых, хочу напомнить, что по Закону РК “О жилищных отношениях” только общее собрание собственников квартир имеет право устанавливать какие-либо дополнительные расходы на содержание общего имущества и определять их размер. Протоколы собрания либо опросные листы, если проводился письменный опрос собственников квартир, руководство КСК представляет в местный информационно-вычислительный центр (ИВЦ), в нашем случае это ТОО “АЛСЕКО”. Компании-поставщики, куда входят монополисты, фирмы, предоставляющие услуги кабельного телевидения либо обслуживания домофонной системы и т. д., прилагают к заявке договор с печатью КСК и подписанный председателем. Никакой юридической экспертизы документов по закону ИВЦ проводить не обязан: сколько написали, что указали – столько в квитанцию и поставили. Вся юридическая ответственность за достоверность предоставленных данных лежит на председателе КСК и первых руководителях компаний-поставщиков.

Теперь о “черных трубочистах” и иже с ними мошенниках. Появляются они ровно потому, что законодательно не закреплена обязательность проведения процедуры получения подтверждения подписи под договорами у руководства КСК. К примеру, обязать председателя лично присутствовать при подаче документов в ИВЦ. Сейчас получается так: побеспокоились специалисты ИВЦ – позвонили, поторопились / не захотели – не позвонили. Очевидно, что “фирмачи” из нашей истории подделали подписи не только жильцов, но и председателя КСК под договором, так что, пока министерство экономики не вынесет такой приказ, нам придется рассчитывать только на себя. Потому повторим кратко инструкцию защиты от мошенников.

Первое: увидели новую графу расходов либо увеличение платежа – не спешите платить, свяжитесь с председателем КСК и выясните, “откуда ноги растут”. Второе: попросите ознакомить вас с протоколом общего собрания собственников – не всегда и не все председатели КСК кристально честны, так что внести могут и отсебятину. Третье: если не согласны с новым платежом – не платите, обжалуйте его в суде. Главное, помните, что только общее собрание собственников имеет право решать, сколько, кому и за что платить.

Алматы

Загрузка...