Опубликовано: 1615

Через искус к послушанию

Через искус к послушанию

Больше десяти лет в Уральске действует Покровский женский монастырь. В нем живут всего… четыре монахини. Причем когда-то горожане сами собирали подписи под просьбой к духовному начальству открыть монастырь. Когда же это случилось, желающих принять постриг практически не оказалось.

Возрождение

Храм Покровского монастыря является местом постоянного паломничества прихожан. Особенно много людей здесь на Крещение. Многие пытаются в этом святом месте замолить свои грехи.

Еще до революции здесь существовал женский монастырь. Территория его простиралась до поселка Обитель – именно там найдено кладбище монахинь. В советские годы монастырь был полностью разрушен, а на его месте устроили городскую свалку. Чудом сохранилась лишь келья настоятеля храма.

– Мы возродили старый монастырь, – говорит настоятель Покровского женского монастыря игумен Дорофей. – Но не думаем, что за столь короткое время здесь появится большое количество монахинь. Это требует времени. Надеемся, что люди будут интересоваться, приходить к нам. Жизнь в монастыре тяжела, но это бескровное мученичество.

Монастырь находится на окраине города, на берегу Чагана. Вокруг тихо и зелено. В дореволюционные времена это была глухая окраина, сейчас же здесь строятся коттеджи богатых уральцев.

Не мешает монахиням даже соседство с домом престарелых – они находятся почти в одном здании. Когда монастырь только создавался, местные власти распорядились разделить здание дома престарелых и выделить под кельи несколько жилых помещений. С тех пор монахини живут рядом со стариками. Впрочем, сами монахини тоже в возрасте: самой молодой 57 лет, самой старой – за 90.

Искушение

Монахини не скрывают, что жизнь в монастыре ой как тяжела. Может быть, поэтому многие уходят. За годы существования монастыря сюда приходило очень много людей, которые поначалу хотели посвятить себя жизни в обители. Но потом, по прошествии двух-трех и даже пяти лет, не выдерживали.

– Это естественный процесс, – объясняет игумен Дорофей, – к монашеству приходят не сразу. Сначала человек проходит искус. Это может длиться пять, а то и десять лет. Человек проверяет себя, выдержит ли такие условия, и если сомнений нет, то принимает постриг. А молодежь может не рассчитать своих сил, к тому же атеистическое воспитание и годы безверия сыграли свою роль.

Несколько лет назад здесь в послушницах служили две молодые и очень красивые девушки, приехавшие из Самары. Они были настолько привлекательны, что сразу же возник вопрос, что же толкнуло их избрать путь служения Богу. Потом стало известно, что одна из них все-таки ушла из монастыря и вышла замуж, другая уехала в самарский монастырь.

Даже монахиня со стажем Вера, которая здесь с самого начала, и то признается, насколько здесь непросто обычному человеку: “Очень тяжело и сложно. В наш век много соблазнов, у нас, оказывается, столько грехов, о которых мы даже не знаем”.

Послушание

Сама монахиня Вера из обычной неверующей семьи, до пострига имела престижную работу. Но однажды неожиданно для всех ушла уборщицей в церковь. А когда открылся монастырь, одной из первых пришла сюда: “Я думала здесь будет больше молитв, можно будет больше читать, а приходится много работать. И я была немного разочарована. Но ничего, привыкла”.

Распорядок дня в монастыре такой: подъем в шесть часов утра и почти до вечера на ногах. Утро начинается с молитвы, которую должна прочесть каждая монахиня, находясь у себя в келье. Главное послушание – это выполнение своих обязанностей: кто на кухне, кто на огороде, еще есть церковное послушание на клиросе. Молитва чередуется с трудом. У инокини Лии свое послушание, она – доярка. В хозяйстве монастыря семь коров, которых два раза в день нужно подоить. “У меня послушание тяжелое, встаю раньше всех в пятом часу утра, дою коров. Я здесь уже четвертый год. Дочь у меня взрослая, мужа нет, все мирские дела у меня закончились. Я все отдала дочери и сказала, что ухожу в монастырь”, – рассказывает 67-летняя Лия.

Хотя монахини и живут здесь давно, полностью отречься от мирской жизни не удается. У них остались дети, родственники, от которых не откажешься. “Дети у меня взрослые. Встречаешься, хотя и не положено, начинаешь переживать. Лучше, конечно, в другом месте жить, чтобы никого не видеть”, – рассуждает Вера.

Вера

Монастыри в древности были оплотом духовности. Нынче другие времена, но в Покровском монастыре надеются, что люди вернутся к своим истокам. Сейчас здесь созданы такие условия, что любой желающий может прийти сюда пожить, познать себя. И может быть, кому-то такая жизнь придется по душе.

Гульмира КЕНЖЕГАЛИЕВА, фото автора, Уральск

Загрузка...