Опубликовано: 1970

Чему казахстанские налоговики не научились у Мамая

Чему казахстанские налоговики не научились у Мамая

В рамках реформы государственного управления Астана намерена передать взимание части налогов акиматам областей и районов, чтобы их бюджеты формировались независимо от республиканского. Это дает акимам возможность регулировать экономические процессы внутри своих регионов.

В конце XIV века Золотая Орда была крупнейшим государством Евразии. Но вот с экономикой у страны было не очень. Ханы брали дань с подчиненных народов, но развитием собственной экономики Сарай – столица Золотой Орды – практически не занимался. В это же время государство переживало кризис. В русских источниках этот период назвали “великой замятней”. И именно тогда беклярбек и темник Мамай начал свои экономические эксперименты.

Кто такой Мамай? Сведений очень мало. ЦОНов и загсов тогда не было. Приводов его в полицию по малолетству не зарегистрировано. Видимо, не был аристократом. Возможно, даже не был монголом. И, как нормальный экспат, карьеру делал своим умом. Cудя по всему, он активно читал труды арабских просветителей.

Среди них работы Ибн Хальдуна – первого экономиста арабского мира, который строил теоретические модели. Суть его идей проста. Он задумался над тем, как будут вести себя люди при разных налогах. Если сборы опустить до нуля или, наоборот, поднять их до 100 процентов – то правитель не соберет ничего.

Значит, где-то между этими показателями есть оптимальный уровень, при котором и государство получает максимум доходов, и экономика не страдает.

Главное – чтобы экономика развивалась быстрее завтра, нужно снижать налоги сегодня. Мы называем эту закономерность кривой Артура Лаффера. Она подразумевает наличие оптимального уровня налогообложения, при котором налоговые поступления достигают максимума.

Мамай решил использовать наработки Ибн Хальдуна в сборе дани на Руси – ордынского выхода. Официально зарегистрирован факт уменьшения дани с Московского княжества в 1363 году. Мамай договорился об этом с митрополитом Алексием, фактическим правителем Москвы при князе Дмитрии. Пока самому князю было 13 лет. Но через некоторое время Дмитрий получит прозвище Донской. Был установлен и механизм расчета выхода – 1 рубль с двух сох. Видимо, в надежде на рост экономики Москвы и увеличение выхода через 5–10 лет.

Мамай регулярно поддерживал князя Дмитрия в междоусобных распрях на Руси. И ожидал того же от Дмитрия. Что стало его ошибкой.

Дело в том, что дань русские князья собирали сами. То есть исполняли роль налоговых инспекторов на местах. Контролировать сбор золотоордынцы не могли. Что открывало простор для махинаций уже со стороны Дмитрия. Полученные деньги князь тратил на подготовку войск. Представители ставки – баскаки – докладывали о росте вооруженных сил Москвы. Но этому не придавали значения, так как войны между княжествами шли постоянно.

В 1380 году в Золотой Орде шла гражданская война. Дмитрий поддержал противника режима – хана Тохтамыша. Мамай пошел на Москву. Беклярбек потребовал восстановить выплату дани в прежних размерах. Но было уже поздно. Князь вошел в силу: в дани отказал и вывел войска навстречу Мамаю.

В итоге 8 сентября 1380 года между реками Дон и Непрядва на Куликовом поле произошла битва, в которой Мамай был разбит. Власть в Орде окончательно перешла к Тохтамышу, а Московское княжество подтвердило свои особые права внутри Золотой Орды. В том числе и на сбор дани уже внутри Руси.

История показывает, что эксперименты по развитию местного самоуправления нужны. Но проводить их нужно осторожно, с постоянным контролем. Лучше, если это будут делать не только чиновники, но и общество, ради которого и работают чиновники. Без этого информация из регионов всегда будет не совсем достоверной, а значит, и решения, принимаемые в центре, не будут оптимальными.

Алматы

Загрузка...