Опубликовано: 1480

Чем больше участие женщин в жизни страны, тем меньше дискриминации!

Чем больше участие женщин в жизни страны, тем меньше дискриминации!

Обеспечение равных возможностей для мужчин и женщин имеет большое значение в странах с развивающейся экономикой – таких как Казахстан, уверена специалист Всемирного банка Ана Мария Муноз БОУДЕТ.Как стать видимыми?

– В Казахстане женщины из бизнеса стремятся в политику. Это обязательное условие, чтобы попасть во власть?

– Не всегда, хотя эти сферы, безусловно, связаны. Если ты вовлечен в бизнес, у тебя более ясное понимание своих возможностей, есть стабильный доход и влияние. Собственный доход позволяет распоряжаться им, то есть быть финансово независимым. Но не стоит забывать, что политика в прямом смысле – дорогая сфера. И существуют большие барьеры не только для женщин, но и для других меньшинств и групп. Что может здесь сделать государство со своей стороны, чтобы уравнять участие женщин и мужчин в политике? Например, обеспечить финансовую поддержку кампаний женщин-кандидатов.

– Но ведь женщин на самом верхнем уровне власти – там, где пишут законы, – в Казахстане все равно явное меньшинство?

– Если вы примените эту модель к частному сектору экономики, то увидите, что положение дел идентичное. Много женщин – на нижнем уровне и мало – на его вершине. Это то, что принято называть “стеклянным потолком”. Это есть везде, мы должны показать, что женщины могут сломать его и пойти выше “потолка”.

– В Казахстане периодически ведутся дебаты о введении системы квот для женщин. Что вы думаете о квотах в целом?

– Думаю, это очень важный и нужный временный механизм. Но квоты не должны носить постоянный характер. Квоты нужны, чтобы сделать присутствие женщин более видимым, дать им возможности, простимулировать их. Квоты – это путь, через который женщины могут показать, что они порой более способные и трудолюбивые сотрудники. Возьмите Руанду, на последних выборах в парламент количество женщин выросло до 64 процентов.

Более способные

– Говорят, что даже в странах с высокими квотами женщины по-прежнему отстранены от принятия решений...

– Квоты в парламенте имеют одну цель – учесть голоса тех, кто в нем мало представлен или исключен. Другие квоты предназначены для расширения исполнительной власти. Президент Чили Мишель Бачелет первое, что сделала, когда стала президентом страны, – так это установила квоты для своего министерства: она увеличила представительство женщин в руководстве министерств до 50 процентов! И сказала политическим партиям: “Приведите мне женщин!”. Сначала она была первой женщиной – министром обороны, потом стала президентом. Это разные пути, но это реально делает женщин видимыми. В первую очередь должен быть изменен менталитет. Многие из этих женщин более способны, чем мужчины. И они никогда не спрашивали мужчин, способны ли они быть политиками. Каждый имеет право быть представлен во власти.

– Какие реальные изменения произошли с приходом женщины на пост президента, например, в Чили?

– Их много. Прежде всего изменения коснулись устремлений, теперь девочки знают, что они могут однажды стать президентом страны. Это дорогого стоит. Помню, в Сантьяго после первого раунда президентских выборов я видела, как женщины ликовали, они кричали: “Она победила!”. Мишель Бачелет ввела очень сильную социальную политику: расширила помощь для бедных, социальные страховки. А первое, что она создала, – это сеть центров по уходу за детьми. Она хотела дать лучшее образование детям и одновременно высвободить больше времени для женщин. Комбинация всех этих мер, вкупе с экономическими преобразованиями, привела к росту численности женщин на рынке труда. Причем это характерно не только для Чили. Возьмите Бразилию, Аргентину. В Латинской Америке женщины управляют тремя крупнейшими странами, а следовательно, и этими экономиками… Если сделать экскурс в 20-е годы прошлого века, женщины даже не могли работать, не могли посещать университеты, в Англии в ХVIII веке они не умели читать. То есть с изменением мира ценности и убеждения тоже меняются! Хотя есть очень консервативные государства, но перемены, о которых мы говорим, происходят и там.

Технология гендерного продвижения

– Что вы думаете о Казахстане в плане достижения гендерного равенства?

– Как и у многих стран в мире, у вас свой путь. Часть общества неохотно реагирует на изменения, другая – более открыта. Но в любом случае я убеждена, что женщинам в каждой стране необходимо давать равные возможности с мужчинами.

– Какие бы дали рекомендации казахстанским женщинам? Как им нужно действовать, чтобы изменить менталитет и стереотипы общества, стать более заметными в экономической и политической жизни страны?

– Первым делом надо изучить успешный опыт других стран, посмотреть, что они уже сделали. Также нужно думать о развитии государственной службы, соблюдается ли там принцип равенства в процедуре отбора на значимые посты? Как идет продвижение женщин? Основывается ли оценка кандидатки на данных о ее замужестве, на ее квалификации или на чем-то другом? Во многих странах, где государственная служба реформировалась, был создан механизм для обеспечения гендерного соответствия. Например, есть страны, где если три кандидата претендуют на работу, одна из них – обязательно женщина. При приеме на работу работодатель обязан видеть опыт и квалификацию женщины, а не то, сколько у нее детей. Но самое главное – чтобы добиться перемен, требуется большая политическая воля.

Могут, если захотят

Руководитель общественного объединения “Социально-гражданский базис “Болашак” Роза АБИЛОВА почти 10 лет занимается обучением
и развитием потенциала женщин.

За солидарность!

– Сейчас казахстанским женщинам легче пробиться, например, в политику, чем их предшественницам?

– Скорее всего, да. Но многим женщинам удобно находить тысячу причин – то мужчины не пускают, то дети маленькие. Сегодня из ста процентов женщин только 15 делают выбор в пользу карьеры. Да, они вроде хотят пойти на госслужбу, руководить, но большинство не предпринимают конкретных шагов. У любой мечты должны быть цели и конкретные действия, если нет действий – результата никогда не будет.

– Может, женщинам это не нужно и неинтересно?

– В большинстве из нас заложен восточный менталитет хранительницы очага, воспитательницы детей и адъютанта мужа. А потом, самый главный конкурент женщины в такой работе – это женщина! Я часто слышу: “Почему я буду за нее голос отдавать, мужчина лучше справится”. Нам нужна именно женская солидарность, так сказать!

– Согласны с тем, что женщины менее склонны брать и давать взятки?

– Конечно. Женщина – аккуратна, у нее все должно быть по полочкам. Потом, она всегда планирует, отвечает за последствия и, как правило, не живет одним днем. Даже у себя на кухне думает, что будет готовить завтра, и заранее покупает продукты. У нас сильнее инстинкт самосохранения. Статистика показывает, что женщин, привлеченных за коррупционные моменты, намного меньше.

Уроки Маргарет Тэтчер

– У вас, как у человека с активной гражданской позицией, есть желание продолжить путь госслужащего?

– Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Читала историю Маргарет Тэтчер, она стала активно заниматься политикой после 40 лет. Когда есть семья, квартира, машина. Если у женщины есть возможность отключиться от семьи на какой-то период, почему бы и нет? Я за то, чтобы у нас в органах власти люди не просто отсиживались, а могли отстаивать свое мнение, убеждать и что-то делать для улучшения качества жизни. У нас же есть государственные деятели, которые не знают жизни внизу, они далеки от народа.

– Если бы вы обладали полномочиями, что бы вы хотели изменить?

– Прежде всего наладила бы работу с кадрами. Кадровый резерв надо готовить, а не назначать по карманно-родственным признакам. Изменила бы и порядок начисления социальных выплат людям с инвалидностью, многодетным матерям, пособий по родам – с учетом фактической инфляции. А если у человека нет руки или ноги, нельзя заставлять его каждый год проходить врачебно-консультационную комиссию и доказывать, что конечность не выросла... Также нужно повысить зарплату госслужащим, работникам здравоохранения и образования, но ужесточить их ответственность. Допустим, специалист получает 50 тысяч тенге, а у него двое детей и нет своей квартиры. Как жить?

Дамы в игре

Автор идеи казахстанской политической колоды карт Галым Байтук совместно с художником Валерием Крестниковым каждый год среди наиболее авторитетных персон не забывает и о представительницах прекрасного пола.

И хотя они сегодня в бесспорном меньшинстве, но авторы проекта признают, что дамы нужны и важны на политической арене страны. Так, например, в разные годы в политическую колоду Казахстана входили Наталья Коржова (доктор экономических наук, экс-министр финансов, а ныне ответственный секретарь Министерства финансов) и Айгуль Соловьева – кандидат технических наук, депутат Мажилиса с 2007 года.


Загрузка...