Опубликовано: 1200

Чем болен казахстанский спорт

Чем болен казахстанский спорт

В прошлом номере “КАРАВАНА” мы задались вопросом: что необходимо изменить в казахстанском футболе? Теперь пришел черед решить: что нужно для успешного развития отечественного спорта в целом? Не претендуя на истину в последней инстанции и настраиваясь на диалог, мы предлагаем свои меры.

Войну дворцам! Даешь объекты!

На строительство трех объектов для зимней Универсиады в Алматы предполагается затратить более 600 миллионов долларов. Это не “оппозиционные” сводки, а вполне официальные данные. Люди, ответственные за спорт в Казахстане, на вопрос о причине такой гигантской сметы наверняка расскажут ту же сказку, которой нас баловали до, во время и после Азиады, – о якобы большой пользе, которую они принесут, о престиже страны. И прочая, и прочая.

Никто не спорит с тем, что спортивные объекты строить нужно. Другой вопрос: какие именно и за какую цену? Международный комплекс лыжных трамплинов “Сункар” в Алматы обошелся бюджету почти в 37 миллиардов тенге. Внимание, вопрос: сколько комплектов наград разыгрывается на Олимпиаде в прыжках с трамплина? Всего три. Способны ли мы чисто теоретически в ближайшие восемь лет побороться за них? Конечно же нет – ведь сейчас даже 40-е места на этапах Кубка мира называют успехом. Так для чего был нужен такой масштабный и такой дорогой спортивный объект?

Уже много лет ходят разговоры о необходимости постройки в городах и в особенности в сельской местности физкультурно-оздоровительных комплексов. Один ФОК в Европе обходится в 250–300 тысяч долларов. В нашей стране с учетом местной специфики такой объект выйдет в два-три раза дороже. Да, смета гигантская. Но, вооружившись калькулятором, выясним: даже при самом затратном варианте на сумму, равную цене постройки “Сункара”, можно ввести в эксплуатацию минимум 270 ФОКов. А если пересилить себя и не построить какой-нибудь велотрек типа “Сарыарки” (18 миллиардов тенге, не считая последующих затрат на уже неоднократный ремонт протекавшей крыши), можно все эти комплексы на ту же сумму радостно финансировать из бюджета еще лет пять. За это время мы получим как армию людей, приобщающихся к здоровому образу жизни, так и уверенность населения в том, что государство действительно заинтересовано в развитии массового спорта.

Если вас раздражает слово ФОК, забудем его. На огромные суммы, что уходят на строительство пафосного объекта, который не принесет пользы массовому спорту, можно было бы привести в порядок все школьные стадионы почти в каждом городе страны. Почему наше предложение никогда не будет приято? Ответ стоит поискать в литературе. Вероятно, окажется правой Юлия Латынина. В книге “Инсайдер” она дала такое объяснение: “Чем более крупный объект строится государством, тем более значимым чувствует себя чиновник, курирующий стройку”.

Особенности финансирования

Давайте вспомним наши самые главные виды спорта, представители которых добыли больше всех золотых наград на Олимпийских играх. Это бокс, тяжелая атлетика и легкая атлетика. Казахстанская королева спорта за время обретения республикой независимости имеет два золота – между прочим, это больше медалей высшей пробы, чем у трех видов борьбы, дзюдо, таэквондо, вместе взятых. А теперь вопрос: поддерживает ли легкую атлетику государство? Да, какие-то средства выделяются, но стадионов, пригодных для тренировок, у нас раз и в лучшем случае – два. При этом тот же Центральный стадион в Алматы не имеет запасного поля, пригодного для тренировок по метательным и толкательным видам.

Или вот еще вопрос: выделяют ли деньги легкоатлетам из Фонда национального благосостояния “Самрук-Казына” и его организаций? Ответ: нет. Когда спортивный клуб “Астана” на деньги “Самрук-Казыны” финансировал фактически 11 видов спорта, легкая атлетика была вне этого денежного списка. А в новой структуре фонда – президентском профессиональном спортивном клубе “Астана” – вы сможете найти даже футбольную команду с одноименным названием, которой, как до луны, до успеха олимпийской чемпионки по легкой атлетике Ольги Рыпаковой. Но футболисты в элитном клубе есть, а легкоатлетов нет.

Поэтому, если наши чиновники от спорта хотят, чтобы та же легкая атлетика и дальше их спасала на Олимпиадах и Азиатских играх, нужно поддерживать этот вид спорта не на словах, а на деле. Для начала – создать такие условия, чтобы им дома хотя бы было где тренироваться.

Футбол и статуя Свободы

Говорят, в свое время в США налогоплательщики забаллотировали решение выделить средства из бюджета на строительство статуи Свободы. Граждане решили так: если это сооружение нужно населению, они выделят деньги сами. Поэтому в The New York Times даже публиковали фамилии тех, кто перечислил хотя бы доллар.

Статуи Свободы у нас нет. Зато есть казахстанский футбол. В него вливаются бюджетные миллиарды, и эти безумные траты объясняются просто: “Это же самая популярная игра в мире! Игра миллионов!”. Раз это игра, которую смотрят миллионы, пусть эти самые миллионы – как это давно сделано в Европе – поддерживают клубы своим кошельком. Раз нам говорят об интересе, пусть команды существуют не за счет налогоплательщиков, а на средства от проданных билетов, атрибутики, телетрансляций. Что? Не получится? На футбол ходят мало? Так какой же это тогда популярный вид спорта?! С реальными успехами у нашего футбола – тоже полный швах. Зачем тогда он нужен за бюджетный счет? Только подумайте: сколько видов спорта, которые реально прославляют страну, могут много лет жить припеваючи, если прекратить госфинансирование футбольных клубов казахстанской премьер-лиги хотя бы на год?

Запрещенные приемы

В прошлом году почти 30 казахстанских спортсменов были пойманы на употреблении допинга на зарубежных соревнованиях. В 2014-м допинг-контроль внутри страны не смогли пройти 10 атлетов, а за бугром попались два человека.

С допингом в нашей стране борьба ведется, но бороться с запрещенными препаратами – это не только регулярно водить атлетов на допинг-контроль. Это публичное признание, что допинг – зло, и злодеяния никто терпеть не намерен.

В Казахстане же ответственность за употребление “не того, что нужно” несет только спортсмен. Распространителям допинга тюремный срок, как в России, не грозит. А тренеры, чьи подопечные получили двухлетнюю дисквалификацию, без проблем продолжают работать. Вы помните, как наказали тренеров в тяжелой атлетике за 13 положительных допинг-проб в прошлом году, скандально ославивших Казахстан на весь мир? Самым серьезным наказанием был строгий выговор. В идеале тренер, чей подопечный “спалился”, должен отбывать точно такую же дисквалификацию. И в таком случае лучшего допинг-контролера для спортсмена не найти.

Отчеты о проигранной работе

Отчитываться в казахстанском спорте должны все, кто имеет отношение к проектам, финансируемым из бюджета. Страна вправе знать, что и сколько стоит, какие суммы потрачены и с какой целью, какой был достигнут результат. И, если медалей нет, а денег было вбухано масса, кто за это ответит? И каким образом?

Еще руководители – Министерства культуры и спорта, управлений спорта и туризма и прочие – обязаны отчитываться за ошибки и проделки своих подчиненных. Скажем, есть в южной столице такой баскетбольный клуб “Алматы”. За несколько лет эта организация стала участником двух судебных разбирательств. Сначала условный срок получил один директор. А в этом году на скамье подсудимых оказались уже другой директор и главный тренер, они также отделались условными сроками. Вина всех этих трех господ была доказана. Но был ведь человек, который назначал людей на эти должности! Кто-то ведь курировал их работу, изучал отчеты о финансово-хозяйственной деятельности, знакомился с данными проверок! Какую ответственность понес этот чиновник за то, что в подотчетном ему хозяйстве творился такой бардак?

Общение и польза

Мы не будем требовать, чтобы чиновники, тренеры, спортсмены, получающие деньги от государства, в обязательном порядке общались с журналистами. Хотелось бы другого: понимания, что это необходимо и является частью работы. Год назад на чемпионате Азии по плаванию в открытой воде главный тренер нашей сборной огорошил после окончания соревнований: у меня есть пять минут, а потом иду на срочное совещание. К сожалению, рядом не оказалось никого, кто бы сказал этому господину, что он должен радоваться, что к нему раз в год приехали журналисты. И что в его силах сделать так, чтобы этот вид был чуточку популярнее, интереснее для читателей. Но…

В Казахстане до сих пор функционирует гигантское количество маленьких структур, закрывшихся в кокон и упорно не пускающих посторонних в свой уютный затхлый мирок. Когда паутина прорывается, то выясняется правда или о коррупционных делах в нашем спорте, или о тренере, изгнанном с крупного международного старта за домогательства.

Поэтому если на нашем спорте не стремятся навариваться, а хотят его развивать, то открытость должна быть везде. Разумеется, какие-то материалы способны найти свое продолжение в суде. Но без этого казахстанский спорт чище не станет. Или кто-то против этого?

Загрузка...