Опубликовано: 1275

Чей карман ближе к телу депутата?

Этот вопрос задают карагандинские шахтеры, понаблюдав за процессом обсуждения нового законопроекта – “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам возмещения вреда, причиненного здоровью”.

Три года карагандинские шахтеры-регрессники добиваются, чтобы отдельные статьи наших законов привели в соответствие с законами если не справедливости, то хотя бы здравого смысла. Отсутствие последнего лежит на поверхности.

К примеру, по словам шахтеров, статья 937 Гражданского кодекса РК предписывает, что “при причинении гражданину увечья или иного повреждения здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь”. То есть горнорабочий, получивший увечье в забое, определенно должен получать в качестве компенсации за утраченную работоспособность ту сумму, которую мог бы зарабатывать, оставаясь в строю. Почему этого не происходит?

Потому что этому противоречит статья 943 ГК РК, которая определяет, что “сумма возмещения увеличивается пропорционально повышению месячного расчетного показателя”, а не с ростом зарплаты горнорабочего. В свою очередь этой статье противоречит уже статья 283, которая устанавливает, что “сумма, выплачиваемая в возмещение вреда, причиненного здоровью, увеличивается пропорционально с официальным увеличением минимальной заработной платы”.

Из трех статей, по которым искалеченным на производстве рабочим могли бы начислять суммы по регрессным искам, толкователи законов остановились на двух последних.

К чему это привело, всем уже известно. Минимальный размер зарплаты у нас составляет 14 952 тенге, месячный расчетный показатель – 1413 тенге.

И значит, подземный горнорабочий сегодня получает зарплату в 100–200 тысяч тенге. А его коллега, сломавший позвоночник в забое 5–10 лет назад, получает пособие в 20 тысяч тенге.

Еще меньше повезло тем, кто получил увечья на предприятиях, которые впоследствии были ликвидированы, – по действующему законодательству им и вовсе прекращаются все выплаты по достижении 70 лет!

Трудно сказать, чем руководствовались министры и депутаты, когда принимали такой закон.

– Получается, что после 70 лет у нас два выхода: умирать или выздоравливать, – говорит знаменитый в прошлом проходчик 72-летний Дулат АККОШКАРОВ. – К большому неудовольствию законодателей, утверждавших эту статью, никто из нас не выздоровел. Но и умерли не все...

Народ и его слуги

Еще в 2008 году была создана “межведомственная рабочая группа по совершенствованию механизма выплаты сумм возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работников при исполнении трудовых обязанностей”. В состав рабочей группы вошли министры и вице-министры, эксперты Минтруда, Минюста, Минфина, профсоюзы, а также депутаты Мажилиса Парламента Владимир НЕХОРОШЕВ, Мухтар ТИНИКЕЕВ и Валерий КОТОВИЧ.

Результаты их трехлетней работы были представлены пару недель назад.

– Проект отличный, просто замечательный, – говорит представитель группы инвалидов-регрессников, бывший шахтер Владимир ГРАЧЕВ.

– Документ все ставит на свои места, – поддерживает мнение товарища по борьбе Сергей БАЖАНОВ.

Но оба при этом удрученно вздыхают.

– Только депутаты его не поддержали… Более того, выступили против, почти в открытую заявив, что не будут нас поддерживать, – объяснили свое уныние шахтеры.

Депутаты вступились… за капиталистов!

Мы внимательно изучили проект закона. И также как шахтеры, нашли его замечательным. Поправки, внесенные по этому закону, обяжут государство производить пожизненные выплаты инвалидам ликвидированных предприятий, а работодателей, ответственных за утраченное здоровье, – платить пострадавшим рабочим суммы, адекватные реальной зарплате.

Как сказано в документе, “последствиями принятия законопроекта будут снижение общественной напряженности, гарантия социальной защищенности пострадавших на производстве работников, повышение авторитета государства, стимулирование работодателя усилить охрану и безопасность труда…”.

Что же могло не понравиться депутатам, еще вчера горой стоявшим за рабочих?

Оказывается, деньги.

– Когда была оглашена стоимость проекта, депутаты показали свое истинное лицо, – рассказывает Владимир Грачев. – Тот, кто пытался сохранить с нами хорошие отношения, просто молчал. А кто не побоялся прослыть нехорошим, откровенно выступил против.

Моральная цена вопроса – достойная жизнь 14 тысяч искалеченных на производстве граждан Казахстана. Материальная – 4 миллиарда тенге на три года для государственной казны и 4,2 миллиарда тенге ежегодно – для работодателей. Государство берет на себя обеспечение выплат только трем тысячам “семидесятников”, то есть гражданам, получившим увечья на предприятиях, которые впоследствии были ликвидированы. Это справедливо. Остальные 11 тысяч пострадали на шахтах и рудниках, на заводах и фабриках, ныне действующих и принадлежащих частному капиталу. Это логично.

По словам шахтеров, с бюджетниками вопросов на обсуждении не возникло, все согласились и одобрили. А вот за кошелек частного работодателя депутаты встали горой.

– Депутаты посчитали, что этим законом мы бьем по рукам работодателей, дополнительные расходы ударят по карману инвесторов, и они уйдут из страны. Выходит, работодатель имеет право нас калечить, а мы не имеем права требовать от него достойной компенсации? – возмущаются Владимир Грачев и Сергей Бажанов. – Мы оба получили увечья на шахтах “АрселорМиттал Темиртау”. Если будут приняты поправки в закон, Митталу придется выкладывать 1,5 миллиарда тенге, или 10 миллионов долларов в год на выплаты по регрессным искам. Мы не знаем и знать не хотим, обременит ли его эта сумма. Но мы хотели бы узнать: чей карман защищают депутаты?

Неужели интересы иностранных инвес­­торов важнее законных прав наших граждан?

Татьяна Тен, Караганда

Загрузка...