Опубликовано: 3230

Чего нам ждать от ВТО

Чего нам ждать от ВТО

Сегодня, когда России открыты двери в ВТО, да и Казахстан – всего лишь в шаге, не может не волновать вопрос: как отразится это на нашей жизни, на экономике страны? Мнения на этот счет разные: одни ожидают падения цен на импорт чуть ли не до 30 процентов и считают это благом, другие видят  лишь негативные последствия. Но аргументы экспертов по поводу условий вступления в ВТО весьма интересны. Своей точкой зрения  с “Караваном”

поделился политолог Петр Своик.

– Думаю, ничего не изменится. Здесь нужно уяснить разницу между ВТО и Таможенным союзом. Она состоит в том, что ВТО – это всего лишь соглашение о таможенных тарифах. То есть участники ВТО просто договариваются, причем на парной основе, насчет входных и выходных тарифов на своих границах. А также о неких преференциях своим товаропроизводителям.

Таможенный союз – принципиально иное. Это отмена таможенных границ внутри этого союза. То есть если ВТО – это договоренности, ТС – уже государство, которое объединило свои границы в области таможни, а завтра может объединяться и по другим параметрам. Потому что нельзя быть немножко беременным, и если мы уж пустились в эту авантюру, то, получается, извините за сравнение, что ТС – это начало супружеской жизни.

– Но брак этот, как считают многие, достаточно неравный…

– А где вы видели равные браки? Теперь второе: почему ничего не изменится? Потому что вступление России в ВТО – это акт чисто политический, который на конкретной экономике и на нашей с вами жизни практически не скажется.

– Но говорится же о возможном снижении цен…

– Вступление России в ВТО ничего не меняет в ее экспортно-импортных потоках и соответственно совершенно не важно для реальной жизни, реальных цен.

Казахстан – не член ВТО. Но лишь формально. А фактически “с ручками и ножками” член ВТО с 1997–1998 годов, с того периода, когда состоялся выход Казахстана на мировой рынок сырья. И Казахстан распрекрасно торгует сырьем на мировом рынке, не будучи членом ВТО. И когда он войдет в эту организацию, абсолютно ничего не изменится.

Например, в Алматы – китайские яблоки и пакистанская картошка. И мы ее покупаем, не будучи членами ВТО. А после того, как Казахстан вступит в ВТО – и, видимо, скоро, следом за Россией – в Алматы будут те же китайские яблоки и пакистанская картошка. Ничего не изменится.

– А в ценах?

– В ценах – тоже. Потому что сырьевой экспорт Казахстана ни одна нормальная страна никакими таможенными пошлинами не облагает. А по большинству товаров, входящих в Казахстан, мы уже установили таможенные пошлины ниже, чем среднеуровневые в ВТО. То есть все плохое уже произошло.

– Но ведь риск, что мы погубим некоторые отрасли экономики, существует?

– Все, что могли погубить, уже погубили, и никаких дополнительных неприятностей от ВТО нам ждать не надо. Что касается Таможенного союза, развитие этого жениховства в полноценный брак, в евразийскую совместную государственность – валютный союз, налоговый и так далее – это необратимо и обязательно будет продолжаться. Здесь – да, мы рискуем получить дополнительное угнетение наших производств внутри страны. Потому что интегрируются в это евразийское пространство не цивилизованные страны, одинаково настроенные на вывоз сырья с вложением дивидендов в Лондоне, в Сингапуре. В этом смысле российские олигархи и монополии сильнее, жестче, круче наших. Соревноваться с россиянами в клановости власти и распиле бюджета нам тоже трудно, они в этом смысле сильно поднаторели.

Таможенный союз – уже начало общей государственности. Мы уже легли в эту “общую постель”. И нужно понимать, что завтра – это общие дети, общее хозяйство, общая ответственность. А в любом общем хозяйстве всегда будут проблемы – кто-то сильнее, кто-то слабее, кто-то болеет, кто-то здоров. Всегда нужно какое-то перераспределение, которое не всегда достигается на основе любви, иногда надо будет и кулаком по столу стукнуть, и даже поскандалить.

– Готовы ли к этому наши структуры?

– Конечно, нет. Потому что участие в такой интеграции требует высокого качества политической системы.

– Автомобили как будем покупать?

– Как договоримся. То есть уже договорились – в пользу русских и в минус нашим потребителям, которым придется лишнюю цену платить за хорошие японские, немецкие машины. А дешевле будут не очень хорошие русские автомобили. Но это как раз тот яркий пример, когда, вступая в какое-то объединение, обязательно чем-то поступаешься.

Возможно, эти мысли кому-то покажутся достаточно спорными. Но у вас есть возможность на страницах нашей газеты выразить свою точку зрения. Приглашаем к разговору!

Астана

Загрузка...