Опубликовано: 4063

Чего боятся звезды

Чего боятся звезды

Известных людей любят за то, как блестяще они справляются с тем, что для многих сложно описать словом “работа”. Но всегда интересно узнать, какие они там, за пределами черты, отделяющей их звездную работу от обычной жизни. Мы решили “просканировать” наших знаменитостей на их фобии.Уже не боюсь!

Хрупкая и романтичная звезда казахстанского кино Карлыгаш МУХАМЕДЖАНОВА самостоятельно справляется со своими фобиями. Так, раньше актриса боялась летать в самолетах.

– Я очень боялась высоты, полетов, высоких зданий, – рассказывает Карлыгаш. – Даже не могу предположить, с чем это связано. Я знаю, что у многих есть такой страх. Но у меня он сам прошел через какое-то время.

– А готовы ли теперь полетать на дельтаплане или прыгнуть с парашютом?

– Насчет такого экстрима – я не уверена (смеется). Но вот страх высоты прошел, это точно. Теперь я могу с легкостью смотреть вниз с любого высокого здания, а раньше это приводило меня в ужас. И летать самолетами я уже не боюсь!

Не подпитывайте страхи!

Актер Максим АКБАРОВ уже несколько лет не боится ничего. Хотя раньше он боялся змей, неопределенности и смерти.

– В Индии со мной произошел волшебный, загадочный, мистический случай, который повлиял на мое сознание, – рассказывает актер. – Теперь даже страх смерти не является для меня какой-то фобией. Я изменил свое отношение к жизни, к миру, к людям.

– И что это за случай?

– Лучше не стану об этом рассказывать. Просто я стал, можно сказать, бесстрашным.

– А почему до этого был такой набор страхов? Ведь страх смерти – почти то же, что и боязнь неопределенности…

– Для меня неопределенность и смерть – разные понятия все-таки. Потому что смерть – это что-то за пределами реальности, тогда как неопределенность в действиях как раз характерна для реальной жизни. А что до змей – даже не знаю. Это что-то такое из детства, они мне всегда казались мерзкими и неприятными.

– Но, несмотря на то, что страх прошел, вы предпочитаете со змеями не общаться…

– Сейчас я могу просто пройти мимо, не испытывая паники и страха. После того, как я избавился от фобий, у меня все стало получаться намного легче. Без напряжения и приложения колоссальных усилий. Мне кажется, что какая-то часть энергии человека уходит как раз на подпитку страха. Теперь моя энергия полностью направлена в нужное русло!

Членистоногие враги

Телеведущая и певица Ксения СУХОМАЗОВА боится больших насекомых: саранчу, ночных бабочек, шмелей, майских жуков. Она считает, что любое насекомое крупнее мухи потенциально опасно.

– Ксения, помните, как это началось?

– В детстве я была очень непоседливой и однажды на стройке пнула кирпич. Оттуда вылетела стая ос. Три осы укусили меня одновременно. Я вся покрылась волдырями, у меня началась ужасная аллергия.

– А как реагируете, если все-таки встречаетесь с насекомыми?

– По телу сразу бегут мурашки, и волосы становятся дыбом. Я делаю глубокий вдох, замираю и думаю: только не визжать. Потому что у меня есть одна знакомая, которая начинает пронзительно визжать, если видит любую букашку, и продолжает до тех пор, пока эту букашку не поймают и не изничтожат у нее на глазах. Я стараюсь соблюдать спокойствие и бороться посредством подручных средств. Если насекомое попало ко мне в комнату, то я сажусь и начинаю наблюдать. Несколько минут изучаю его, а уже потом приступаю к активным действиям. Однажды, когда я была в Индии, проснулась утром и обнаружила, что в номер залетела оса размером с мизинец! В жизни не видела таких огромных ос! Пришлось справиться со своим страхом, разбудить бойфренда и попросить выдворить ее.

– То есть вы к насекомым относитесь, как к врагам: сначала изучаете повадки и только потом идете в бой?

– Да, если ты не знаешь, на что способно насекомое, оно может внезапно прыгнуть и впиться! Так что я предпочитаю сначала разобраться, на что оно способно, а потом уже собственными силами или с привлечением окружающих справиться с врагом!

Нужно дно

Актер Дильмурад ДЖАМБАКИЕВ боится глубины. Все началось с того, что в детстве он однажды потерял дно.

– Как-то в детстве я купался в алматинском озере Сайран, – вспоминает Дильмурад. – Я не умел плавать, меня отнесло течением на такую глубину, что дно под ногами пропало! Я стал очень сильно барахтаться, но не кричал. Мне тогда было лет восемь-девять. До сих пор я крайне осторожен с глубиной, хотя сейчас уже умею плавать.

– То есть дайвинг – не для вас?

– Почему же? Я с удовольствием ныряю. Недавно участвовал в проекте “Особое задание”, и мне пришлось погружаться с аквалангом в Каспийском море. Этот опыт меня потряс! Я боюсь глубины, но в дайвинге, когда я вижу дно, мне не страшно. Мне вообще всегда надо видеть, куда я наступаю.

– Вы боролись с этим страхом?

– Ходил в бассейны, заплывал на большую глубину. Постепенно этот страх почти прошел, но подсознательно я понимаю, что он все еще сидит у меня в голове. Так что мне очень важно видеть или ощущать дно. Но опыт с аквалангом был потрясающим, я бы с удовольствием занялся дайвингом. Сейчас у меня два желания – заняться дайвингом и прыгнуть с парашютом. Просто очень много работы, но я надеюсь все успеть! 

Загрузка...