Опубликовано: 2445

Цены диктует мафия

Цены диктует мафия

Рынки крупных городов закрыты для дешевых овощей и фруктов.

С каждым годом в стране производится все меньше овощей и фруктов.

И если в 2001–2005­м наши крестьяне поставляли на рынок примерно столько зелени, сколько ее потреблялось, то в последние два года отечественный производитель оказался не в состоянии поддержать даже тот уровень производства, которого уже достиг, констатируют эксперты “КазАгроМаркетинга”.

Может быть, причина в том, что выращенную продукцию продать все труднее – доступ к потребителю плотно контролируется посредниками.

Золотой помидор

В мире уже давно замечена тенденция: с ростом доходов потребление овощей и фруктов растет. Чем больше народ зарабатывает, тем сильнее тяга к здоровой пище. Но выращивать витаминной продукции в республике, несмотря на увеличение спроса, больше не стали – уже два года производство держится на уровне примерно 2,8 миллиона тонн.

С картошкой ситуация хуже – те 2,4 миллиона тонн, которые выращиваются сегодня, не обеспечивают даже собственных потребностей страны. Чтобы накормить своих граждан, еще 250 тысяч тонн картофеля Казахстан вынужден закупать в России, и эта цифра год от года растет.

С плодами, ягодами, и особенно виноградом, положение и вовсе плачевное – сегодня этих полезных продуктов наше село выращивает примерно 205 тысяч тонн, что даже меньше, чем в 2001 году.

Две области – Жамбылская и Южно­Казахстанская – находятся на широте Италии, Франции и Испании. В отечественном “Техасе” прекрасно растут дыни, персики и много другой зелени, которую невозможно вырастить в соседней России – крупнейшем рынке сбыта для крестьян всей Центральной Азии. Тем не менее на экспорт идет всего 6,4 процента выращенного.

Зимой – весной казахстанские города свежими овощами и фруктами обеспечивает кто угодно, только не местные производители. Зелень везут даже из Молдовы и Азербайджана, не говоря уже о Китае и соседних республиках. В этих странах (за исключением Поднебесной) зимой тоже выпадает снег, но фермеры уже давно отстроили теплицы и парники, которые кормят и наших граждан.

Ташкентский помидор, пропутешествовав сотни и тысячи километров, оказывается выгодным товаром. А вот отечественный производитель, вложившийся в строительство теплицы, оказывается в заведомо невыгодной ситуации: кроме текущих проблем (дорогие семена и удобрения) он должен вернуть деньги, потраченные на импортное оборудование, поскольку в стране такую технику никто не производит. Но, несмотря на это, наше государство обкладывает такое оборудование таможенной пошлиной (15 процентов от стоимости) и НДС (13 процентов). Помидоры получаются золотыми!

Имеющиеся сегодня в Казахстане 19 теплиц и около тысячи парников, выживших в борьбе с фискалами и зарубежными конкурентами, дают всего 3 процента от общего объема плодово­овощной продукции, выращиваемой в стране. Для сравнения: в России в теплицах производится 5,4 процента овощей и фруктов, в Польше – около 8 процентов.

– В последнее время многие теплицы переходят на выращивание цветов и рассады, потому что это более выгодно, – отметил председатель правления “Каз­АгроМаркетинга” Дархан Калиев.

Выращенное – не сохранить

Еще одна проблема – где сохранить выращенное? Все сразу не продашь, да и невыгодно это, осенью овощи­фрукты дешевы, да и много их, а вот зимой товар нарасхват.

Но ситуация с хранилищами и перевалочными базами, где производители могли бы разместить и сберечь свой товар, плачевная. Примерно половина из 517 баз требует капитального ремонта, многие не имеют холодильного оборудования. Большинство хранилищ давно приспособлены под производство стройматериалов, автобазы, склады и числятся как овощехранилища только в отчетах Минсельхоза. И даже с учетом таких “мертвых” точек спрос на хранилища опережает предложение на 40–50 процентов. Например, по данным “КазАгроМаркетинга”, в южных регионах базы могут разместить 163 тысячи тонн продукции при потребности в 316 тысяч.

Поскольку продукцию проблематично сохранить, а перерабатывать ее “с колес” обычно невыгодно, наши граждане видят в магазинах в основном соки из заграничного концентрата, импортные овощные консервы, джемы и сухофрукты. В стране перерабатываются всего 2,4 процента выращенных овощей и 19 процентов фруктов. Мелкие хозяйства, которые и выдают основной объем овощей и фруктов, при нехватке хранилищ не могут обеспечить стабильных поставок. И немногие имеющиеся консервные заводы “завязаны” на сезонный сбор, а большую часть года простаивают – это тоже отражается на их рентабельности.

Меньше и дороже

“Алтын Орда” – крупнейший овощной рынок Алматы, давно затмивший по популярности даже знаменитый Зеленый базар. Рынок расположен на западной окраине города, вдоль вечно забитой транспортом Бишкекской трассы. Он не имеет ни благоустроенных стоянок, ни торговых павильонов, ни даже нормальных туалетов. Тем не менее десятки тысяч жителей южной столицы предпочитают “затариваться” продуктами впрок именно там. Секрет успеха прост: цены “Алтын Орды” на 30–40 процентов ниже, чем на остальных крупных овощных базарах города. На этой разнице цен живут и процветают многочисленные “палаточники”, закупающие там свой товар и потом продающие его в городе.

Почему полуторамиллионный город имеет всего один базар, на котором люди имеют возможность продать свой товар “с колес”? Хороший вопрос. Но касается он не только южной столицы. В стране остро не хватает торговых площадей для продажи сельхозпродукции. В государстве с традициями “восточного базара” сегодня приходится в два­три раза меньше общей площади торговых точек в расчете на одного человека, чем в развитых странах, сообщают представители Министерства индустрии и торговли.

А меньше торговых точек – меньше выбор товаров, меньше конкуренция. И местные монополисты и перекупщики активно пользуются создавшейся ситуацией, завышая цены. “Овощная мафия”, как правило, жестко контролирует рынки крупных городов, закрыв их для прямых и дешевых поставок овощей из соседних стран – об этом высокопоставленные чиновники уже не раз заявляли открыто. Но, видимо, даже они не в силах изменить ситуацию.

Оптовые и розничные рынки сельхозпродукции Алматы и Астаны – сфера очень закрытая даже для госстатистики.

– Сколько на самом деле на наших рынках продается сельхозпродукции, мы не знаем. У акиматов просто нет никакого механизма мониторинга и сбора такой статистики, – признался Дархан Калиев. – А неучтенные продажи – это неучтенные деньги. Такое положение вполне устраивает владельцев торговых площадей, особенно находящихся в обжитых районах двух столиц. Там плата за аренду торговых точек гораздо выше, чем на окраинах, туда не пускают “чужих” поставщиков дешевой продукции. Бизнес процветает – покупатели платят за все.

Разница в стоимости зеленной продукции на алматинских рынках в городе и на его окраине достигает 40 процентов (цены на 4 июня 2008 года).

Рынок “Алтын Орда”, тенге за кг Рынок “Сары­Арка”, тенге за кг

Помидоры 170 200–220

Огурцы 40 60–70

Лук 60 100–80

Картофель 50 90–100

Абрикосы 160–180 250

Клубника 120–140 200–400

Яблоки 150 300

Исполнительный директор ТОО “Плодоконсервный комбинат “Южный” Халиса Абдулина:

– Процентов тридцать сырья мы выращиваем сами, остальное покупаем в близлежащих хозяйствах. Спрос на наши консервы большой – мы не успеваем выполнять заказы из северных регионов. Однако в прошлом году из­за резкого скачка цен на томаты и огурцы мы выполнили свои производственные планы только наполовину. В этом году наша компания все, что можно, постарается вырастить сама. Можно было бы возить сырье из Кыргызстана, есть очень выгодные предложения. Но за пять последних лет нам ни разу не удалось совершить с ними крупную сделку. Как оказалось, таможенные сборы (и поборы!) многократно повышают цену товара. Нам было бы выгодно работать с киргизскими компаниями, если бы партнеры обеспечили доставку “до ворот”, но почему­то это у них никак не получается.

Рафаэль Урмеев, директор службы развития компании “Ильфат” (Кыргызстан):

– Цены на овощи и фрукты в Кыргызстане примерно в пять раз ниже, чем в Алматы. Мы не раз пробовали поставлять свою продукцию в Казахстан. И таможня – далеко не главное препятствие. После ее прохождения проблем не становится меньше. В прошлом году власти двух стран организовали “зеленый коридор” – целый автопоезд с сельхозпродукцией из Кыргызстана пересек границу по упрощенной процедуре. Но нашу продукцию просто не пустили на центральные рынки Алматы. Пришлось ее продать на рынках пригородов и небольших микрорайонов. Покупателей там мало, продажи шли медленно, и часть товара просто испортилась. В результате многие наши предприниматели, которые участвовали в этой акции, понесли огромные убытки. Поэтому теперь мы работаем только на условиях поставки до границы, а дальше товар переходит к казахстанским перекупщикам, которые получают огромные прибыли. У нас цены остались практически на уровне прошлого года, но крестьяне сейчас сокращают посевы – рынок Казахстана для них практически закрыт.

Овощной бизнес в Казахстане по уровню рентабельности превосходит “нефтянку”. По данным государственного АО “КазАгроМаркетинг”, цена персиков или помидоров из Узбекистана на рынках Астаны складывается следующим образом:

таможенные расходы – 2 процента,транспортировка до Астаны – 9 процентов,расходы на оптовом рынке – 2 процента,расходы на розничном рынке – 6 процентов,наценка розничных продавцов – 27 процентов,наценка оптовых продавцов – 53 процента.

Заместитель председателя правления Союза потребительских обществ “Таджикматлубот” Иброхим Гулов (Таджикистан):

– Фрукты на рынках Алматы как минимум вдвое дороже, чем на рынках Душанбе. Мы хотели бы найти покупателей в Казахстане. Но проблем очень много – таможня, перекупщики… Не совсем понятна и позиция вашего государства. Например, в этом году Казахстан отменил 50­процентную скидку на отправку вагонов под сельхозпродукцию. Это не совсем понятно – спрос вроде бы есть, есть заявления о господдержке, но вопрос решается совсем в другую сторону…

Иван ВОЙЦЕХОВСКИЙ, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...