Опубликовано: 1259

Быть застенчивым стало немодно

Быть застенчивым стало немодно

Известный документалист Константин ХАРАЛАМПИДИС завершает второй фильм из цикла “От Рождества до Воскресения”. Его собственное “воскресение” он пережил, когда на пике карьеры ушел из легендарного Театра на Таганке.

Сегодня Константин Харалампидис живет на два города – Алматы и Москву. В прошлом году он выпустил фильм “Заилийский Фавор”. За его создание режиссера наградили орденом Святого Серафима Саровского Русской Православной Церкви.

Кричал у министра

– Вы учились на актера, но стали известны как режиссер. Как это произошло?

– Я поступил на актерский факультет совершенно случайно, хотя собирался на режиссуру. Мы с друзьями проходили мимо Алматинского театрального института и встретили педагога Дамеш АРЫНГАЗИЕВУ. Я прочитал ей, что помнил, и она сказала: берем. Я загорелся идеей поступить на актера, хотя по состоянию здоровья никак не проходил – у меня гипертоническая болезнь и стенокардия. Пришлось идти к главврачу студенческой поликлиники с цветами, которые я нарвал в парке 28-ми панфиловцев. Упав на колени, я сказал, что сейчас решается моя жизнь…

В общем, мне все подписали. Приезжаю в институт сдавать документы, а комиссия закрылась. Было очень обидно, до слез. Мы с педагогом пошли к замминистра просить о продлении приема документов – никакой реакции, ко второму замминистра – то же самое. Я тогда подумал: но ведь есть еще и министр! Ворвался к нему, несмотря на останавливавшую меня секретаршу. Кричу: “Вы должны мне помочь, ради чего вы тут, чиновники, сидите?”. Он: “Подпишу, что ты орешь?”.

– А как попали в Москву?

– Здесь я отучился всего год и уехал с женой Светой в Москву, где мы поступили в Театральное училище им. Б. В. Щукина на курс Кайдановского – Бурова. Курс у нас был довольно шумный, все остались в Москве – Нонна ГРИШАЕВА, Володя ЕПИФАНЦЕВ, Маша АРОНОВА, Сергей СТЕБЛОВ, Влад ГАЛКИН, Федя СТУКОВ, который играл Тома Сойера.

В то время нам казалось, что мы можем сделать мир лучше. Это сейчас люди идут в актеры ради карьеры, ради самолюбования, а тогда нам казалось, что нам есть что сказать человечеству. Профессия – инструмент, через который будет проходить информация. Правда, человечество все равно ни к чему не прислушивается. Но понимание этого приходит позже.

“Таганка, зачем сгубила ты меня?”

– Вы в довольно молодом возрасте, в 27 лет, стали режиссером легендарного Театра на Таганке. Почему решили уйти оттуда?

– В Театре на Таганке больше половины женщин не рожали. Вообще, люди в этой профессии не задумываются о детях, а мы стали задумываться.

Как правило, в театр идут работать люди психически неуравновешенные, в чем-то ущербные. Принародно выставлять себя напоказ, оголять свой внутренний мир – это же не нормально! В природе человека заложены естественное стеснение и целомудрие. Но с жизненным опытом человек развращается. Быть застенчивым стало немодно, нехорошо, а в актерской профессии – недопустимо.

Вот посмотрите программу Лени Филатова “Чтобы помнили…” Что ни актер – то история болезни. Я ему задал вопрос: справедливо ли, что люди должны помнить актера Тютькина, а не хлебороба Иванова? Ведь для человечества Иванов приносит больше пользы. Когда вы видели, чтобы театральная постановка поменяла мировоззрение человека?!

Я занимаюсь режиссерским ремеслом, потому что ничего другого делать не умею. Но никогда не снимаю заказного кино, только то, что меня по-настоящему волнует. Просто стало тошно от постоянной лжи в театре, где человек пытается казаться лучше, чем он есть.

Во время работы в Таганке детей у нас не было, и возник вопрос: а ради чего мы живем? Супруга от такой пустоты стала посещать церковь. И из театра мы ушли в одночасье, во время репетиции, чтобы больше никогда туда не возвращаться.

Я стал снимать документальное кино о греках “От Рождества до Воскресения”. Мы узнали, что на Ташкентском кладбище похоронен священник – владыка Иосиф. Когда он умирал, сказал: “Приходите ко мне на могилу, чем смогу – помогу”. Мы пришли и помолились, а когда уезжали назад в Москву, Света была уже беременна. А ведь детей у нас не было 12 лет! Теперь у нас три дочки.

Сегодня меня все спрашивают: где это кладбище, мы тоже пойдем и забеременеем! Люди, вы идете за чудом, а я шел каяться. Исповедовался ему, как живому, и еще сказал: “Попроси за меня Бога”.

Раньше люди были чище

– Расскажите, чем заняты сейчас?

– Я занимаюсь съемками второй части фильма “От Рождества до Воскресения. Слова о верных после гибели империи”. Премьера состоится в сентябре в Москве. К фильму прилагается аудиокнига из четырех дисков, где звезды российского и казахстанского кино – Владимир ЕПИФАНЦЕВ, Эвклид КЮРДЗИДИС, Александр НОСИК, Алексей ПЕТРЕНКО, Ирина КУПЧЕНКО, Григорий СИЯТВИНДА, Гульнара ДУСМАТОВА, Сергей ПОГОСЯН, Владимир ТОЛОКОННИКОВ – читают текст о греках-криптохристианах (скрытые христиане). Задача этой работы – проанализировать, что же стало с народом, который образовал единственную в истории империю, Византийскую, просуществовавшую тысячу лет.

В фильме звучат тексты старца Паисия СВЯТОГОРЦА (один из самых уважаемых греческих духовных светил XX века. – Кор.). Он соотносит прежнее время с нынешним и говорит о подвигах тех людей, при этом подчеркивая, что и тогда человек был грешен, но имел знание о том, что есть грех.

Вот говорят, сегодняшний человек не изменился. Уверяю вас: изменился! Детям в школе говорят о сексуальном воспитании, это ж насколько раньше их приобщают к разврату! Нас этому не учили, но у нас как-то родились дети. Даже если мы возьмем советскую эпоху, она была сложнее, противоречивее, но чище.

Фото из архива Константина Харалампидиса

Марина ХЕГАЙ

Загрузка...