Опубликовано: 998

Быть Или не быть?

Быть Или не быть?

На реке Или приток воды вот уже три месяца находится на критическом уровне. Это, по словам ученых, грозит не только экологической трагедией, но и ударом по экономике всего региона.

Река Или берет свое начало на территории Китая. На границе с нашей республикой три китайские речки собираются в один мощный поток, который впадает в Капшагайское водохранилище. Оттуда часть воды сбрасывают ниже, в озеро Балхаш.

По территории Казахстана Или пробегает сотни километров, орошая огромные территории сельхозполей, вдыхая энергию в гидроэлектростанции. И вода эта действительно на вес золота для региона. Но сегодня возникла угроза остаться на сухом пайке.

– Начиная с середины мая и по сегодняшний день мы наблюдаем тревожную картину. В реке резко сократилась приточность. Такого еще не было в моей 12­-летней практике, – говорит начальник отдела мониторинга Балхаш-­Алакольского бассейнового водохозяйственного управления (БВУ) Вильгельм Тен.

Вообще­то, ученые давно предупреждали, что снижение уровня реки Или может обернуться экологической катастрофой, а Балхаш – повторить судьбу многострадального Арала. Прогнозировали, что при снижении приточности реки Или на 40 процентов начнется необратимый процесс. Сегодня ученые говорят о том, что приточность реки снизилась на 70 процентов!

В этом году уровень Балхаша пытаются удержать, сбрасывая прошлогодние запасы воды из Капшагая. Но что будет в следующем году? Ученые дают пессимистичные прогнозы.

Экономическая катастрофа?

Если река не наполнится в ближайшие месяцы, это приведет к большим экономическим потерям, говорят ученые.

– Недостаток воды отразится на всех отраслях. Сначала уменьшится количество воды в Капшагайском водохранилище. Критической отметкой считается уровень воды на 475 метрах – сегодня у нас в запасе всего 1 метр 60 сантиметров, – говорит Вильгельм Тен. – Это очень мало. Первые проблемы, которые могут у нас возникнуть, – это обезвоживание Чингильдинского района. Дело в том, что на критической отметке как раз и стоят трубы насосной станции. По приблизительным подсчетам, без воды останутся 4 тысячи гектаров посевных земель.

Дальше по цепочке пойдет изменение ландшафта Капшагайского водохранилища. Вода отступит, изменится береговая линия.

Но не это самое опасное. Уменьшение объема воды отразится на мощности Капшагайской гидроэлектростанции. Чем меньше воды будет падать на турбины, тем слабее будет выработка электроэнергии. А Капшагайская ГЭС снабжает энергией Алматинскую область, города Алматы и Талдыкорган…

Чтобы хоть как­то поддерживать уровень воды для энергетических нужд, придется сократить попуски воды в Балхаш. И тогда на сухом пайке окажутся сотни сельскохозяйственных предприятий, которые зависят от поливной воды из Или.

А ведь в низовье реки находится огромный рисовый массив, который орошают из двух магистральных каналов, рис требует огромных расходов воды.

В результате Балхашу останется всего ничего. Хотя озеро постоянно нуждается в подпитке, говорят ученые.

– Критическая отметка Балхаша – 341 метр. Сегодня вода находится на уровне 342,5 метра, – говорит Вильгельм Тен. – Но приток воды уменьшился более чем в два раза. Если мы раньше теряли в год по 15 сантиметров, то теперь потери будут исчисляться не сантиметрами, а метрами!

К чему это может привести, ученые боятся даже предположить. Как поведет себя мало изученный Балхаш, точно сказать они не могут. “Второй Арал” может оказаться еще хлеще первого…

Вода по талонам?

– Сейчас мы в растерянности, – говорит Вильгельм Тен, – надо по­новому регулировать режим реки Или, который складывался десятилетиями… Соблюсти все интересы будет непросто.

В этом году первыми почувствовали проблему сельские хозяйства и фермы, расположенные в районе Или. Был резко сокращен лимит поливной воды.

Возмущенные сельчане, которым не хватало воды, звонили во все инстанции в поисках виновных. А местные акиматы не могли толком объяснить причину сокращения подачи живительной влаги. Говорили, что всему виной маловодье. Ледники растаяли… В следующем году большую воду людям не обещают.

Наш народ привык тратить воду не считая. Но крестьянам придется учиться жить в режиме экономии, говорят ученые.

– Все внутрихозяйственные оросительные каналы дырявые. Они принадлежат частникам, государство не выделяет денег на их ремонт, а сами владельцы не видели надобности в том, чтобы вкладывать деньги в ремонт. Воды было много, хватало и на полив, и на то, чтобы 50 процентов воды уходило в землю через многочисленные дыры, – говорит директор Балхаш­Алакольского БВУ Анара Тлеулесова. – Крестьяне должны объединяться и использовать субсидии, которые выделяет государство, в том числе и на поддержку состояния оросительных каналов. На счету должна быть каждая капля воды.

Или­Балхашский бассейн имеет самую большую в регионе площадь орошаемых земель – только в пределах Казахстана 648,5 тысячи гектаров. По старым, еще советским, расчетам река Или способна орошать более одного миллиона гектаров земли. Возникает резонный вопрос: куда же делась вода?

Утолить жажду дракона

По неофициальным данным, из Или забирается вода для полива четырехсот тысяч гектаров китайской территории. Синьцзян­Уйгурский автономный район стремительно развивается. Сегодня это не только торговый центр, куда ездят за товаром наши соотечественники. Здесь форсированно развивается сельское хозяйство. Каждый клочок земли приносит пользу. Поэтому нужды соседа в воде растут каждый год.

Между тем в стране, где проживает одна пятая часть населения планеты, сосредоточено лишь 7 процентов мировых запасов водных ресурсов. В СУАР основной источник воды – те самые три реки, которые, объединившись, образуют реку Или.

Опять же, по неофициальным данным, на территории СУАР собирались построить 13 водохранилищ, воду для которых будут брать из Или.

– Нам приходится оперировать неофициальными данными, так как официальной информации у нас просто нет, – говорят ученые. – Мы не знаем, что на самом деле происходит на китайской стороне.

Этим летом казахстанская делегация посетила Китай, но увидеть полной картины происходящего ученые так и не смогли.

– Мы увидели три водохранилища, – рассказывает Анара Тлеулесова, – и канал. В 2005 году они начали строительство своего китайского Капшагая, поставили плотину. Сейчас она функционирует. И их водохранилище было тоже недозаполнено…

Возможно, что действительно причиной всему маловодный год. По словам ученых, такие засухи могут длиться семь лет. В столетнем цикле можно найти примеры…

От этого Казахстану не легче. Если воды не будет хватать Китаю, то нам тем более не останется. А межгосударственных соглашений, где было бы четко прописано – кому и сколько процентов живительной влаги достанется, – по словам ученых, нет. Режимы водопользования не отработаны и не согласованы.

Правда, Китай пошел на переговоры с Россией, но соглашение по использованию рек и качеству воды появилось после того, как в реку Сунгари – приток Амура – попали токсичные и ядовитые вещества. Неужели для того, чтобы решить спорный вопрос, нужна экологическая катастрофа?

Александра МЫСКИНА, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...