Опубликовано: 1543

Быть Джоном Малковичем

Быть Джоном Малковичем

Джон МАЛКОВИЧ – один из наиболее талантливых и признанных американских актеров. И один из немногих, кому довелось сыграть самого себя – в ставшем культовым фильме “Быть Джоном Малковичем”.

На прошлой неделе Малкович посетил Алматы – в рамках II Американо-казахстанского кинофестиваля, перед закрытием которого актер дал эксклюзивное интервью “Каравану”.

В отличие от других заезжих знаменитостей Малкович не прятался от общения, за ним не таскалась свора телохранителей, и по городу он передвигался не на шикарном лимузине. Выходя с купленной в Алматы войлочной сумкой на плече на улицу, чтобы покурить, Малкович неизменно окружался поклонниками, спокойно раздавая автографы и фотографируясь. Вот и на интервью в президентском люксе отеля Royal Tulip Almaty он оделся просто – неофициальный пиджак, джинсы, кеды на босу ногу…

Призы и награды не важны

– Господин Малкович, оправдал ли нынешний фестиваль ваши ожидания и были ли они вообще?

– Нет, признаться, у меня не было никаких ожиданий. Я еду туда, куда еду, и нахожу там то, что нахожу. Для меня эта поездка получилась очень информативной и полезной с точки зрения нового опыта, ведь ранее я никогда не бывал в Казахстане. Майкл Фицджеральд несколько раз говорил мне о вашей стране, и я очень счастлив, что теперь удалось приехать и увидеть все самому. Прежде всего я получил удовольствие от общения с людьми, в частности, со студентами во время двух мастер-классов и работниками “Казахфильма”. Это было действительно интересно.

Что касается непосредственно фестиваля, то, наверное, мне было бы еще интереснее, если бы в программе присутствовало, скажем, десять казахстанских фильмов, а не мои картины. Свои фильмы я, естественно, смотрел, а казахстанское кино не так легко увидеть. В то же время понимаю, что, учитывая специфику фестиваля, по-другому быть не могло.

– На Амери­кано-казахстанском фестивале нет премий и призов – только просмотры и обсуждения. Какие фестивали вам больше по душе: подобные этому форуму или содержащие в себе соревновательный момент?

– Такие, как алматинский фестиваль. Я не думаю, что призы и номинации вообще такие уж важные вещи. Хотя иногда без наград, без признания действительно хорошие фильмы могут не получить огласки, и, как следствие, фестивальные показы останутся для них единственными, их могут просто забыть. Но лично для меня важнее просто смотреть кино, чем раздавать награды или даже получать их.

Фильм в Казахстане? Почему бы и нет

– На пресс-конференции перед началом фестиваля продюсеры Майкл Фицджеральд и Гульнара Сарсенова сказали, что близится старт проекта “В ожидании варваров” и вы в курсе дел. Значит, мы вправе ожидать вашего участия? И если да, то в каком качестве: актера, продюсера или, может быть, режиссера?

– На самом деле возможно все. Мы обсуждали с Майклом этот проект несколько раз, и я не удивлюсь, если обсудим еще. Я знаю Майкла много лет, и мы всегда стараемся помогать друг другу, так что ничего невозможного нет.

– В один из дней вам показывали студию “Казахфильм”. Заинтересовало ли вас кинопроизводство в Казахстане? Не как наблюдателя, а как человека, делающего кино.

– Да, но это могло бы произойти и без осмотра “Казахфильма”. Тут ведь важно отталкиваться от того, какой фильм ты делаешь. Я не ставлю себе задачу сделать фильм в какой-то конкретной стране, а рассматриваю вопрос, могу ли снять картину, например, в Казахстане? Подходит ли страна для производства данной киноленты?

Хочешь, чтобы получилось хорошо,– сделай сам

– Во время фестиваля была показана замечательная картина “Танцующая наверху” – ваш режиссерский дебют в полнометражном игровом кино. Что прежде всего заинтересовало вас в сценарии и почему вы сами решили поставить этот фильм?

– Я часто выступаю в качестве продюсера, но обычно в таких случаях не проявляю интереса к режиссуре. Потому что это занимает много времени. На “Танцующую наверху” у меня ушло восемь лет – за то же время я мог поставить 64 спектакля в театре!

Я работал над этой картиной так, как не работал ни над какой другой. Сначала мы с другими продюсерами долго обрабатывали сценарий, и, когда осознали, что он готов для передачи режиссеру, возник вопрос: кому именно? И я понял, что будет проще, если сниму фильм сам, чем мы будем пытаться найти режиссера и объяснять, чего именно хотим. Так и сделали. Хотя, повторюсь, я никогда не был заинтересован в кинорежиссуре. Если мне хочется что-то поставить, я просто иду в любой театр мира.

Почему так много, восемь лет? Много причин. Прежде всего касаемо бюджета. Люди не понимали важности темы, в тот момент, когда я подписал на главную роль Хавьера Бардема, его еще никто не знал за пределами Испании, то же самое с Лаурой Моранте. Люди удивлялись, почему мы собираемся делать фильм не на испанском языке, почему иностранные актеры у нас говорят по-английски… В общем, возникало немало проблем.

– Я правильно понял: Бардем был лично вашим выбором на роль капитана Рехаса?

– Да. Бардем – великий актер, и я обожаю смотреть, как он работает.

– В этой же картине вы работали с другим великим испанцем – композитором Альберто Иглесиасом, который, как всегда, написал прекрасную музыку. Вы как-то контролировали его работу или ему была дана полная свобода?

– Говорить о контроле нельзя, хотя, конечно, я говорил, что мне хотелось бы услышать. В остальном Альберто был предоставлен сам себе. После этого, кстати, мы работали с ним и в театре, и продолжаем часто видеться по сей день. Он действительно великий композитор.

Опасные связи

– Вам довелось работать со многими выдающимися режиссерами – Фрирзом, братьями Коэнами, Бертолуччи, Спайком Джоунзом, Клинтом Иствудом, Робертом Земекисом… А есть ли режиссер, у которого вы еще не снимались, но очень бы хотели?

– Знаете, я не задумывался об этом. Я привык принимать то, что со мной случается. Если мне суждено будет поработать с каким-то режиссером, значит, это случится.

– Одна из ваших самых известных ролей – виконт де Вальмон в “Опасных связях” Стивена Фрирза. Практически в то же время вышла другая экранизация одноименного романа Шодерло де Лакло – “Вальмон” Милоша Формана с Колином Фёртом в той же роли, что исполнили вы. С какими чувствами смотрели этот фильм и наблюдали за игрой Фёрта?

– Мы с Колином давно знаем друг друга и часто общаемся. Его Вальмон отличается от моего. Равно как фильм Фрирза отличается от картины Формана. Мне кажется, что “Опасные связи” получились более сильной кинолентой, в том числе потому, что были ближе к роману, чем “Вальмон”. Наверное, поэтому о картине Формана мало вспоминают, тогда как “Опасные связи” смотрят до сих пор.

– Вы обмолвились о том, что готовите новую версию “Опасных связей”. Шодерло де Лакло не был профессиональным писателем, сам роман выстроен в непривычном виде сборника писем и написан более 200 лет назад. Почему он до сих пор порождает столько интерпретаций – и театральных, и киношных?

– Де Лакло действительно был генералом. Может быть, храбрость военного и позволила ему создать книгу с целью шокировать общество и написать о вещах, о которых было не принято говорить. Надо признать, что ему это удалось. И удается до сих пор.

Секрет в таланте

– Вы говорили, что вместо Алматы должны были быть в Нью-Йорке, где идет работа над новым фильмом Джейсона Райтмана. Что заставило все-таки приехать к нам?

– То, что Майкл мой друг, и я не мог ему отказать. Что касается ленты Джейсона, то она называется Young Adult и рассказывает о писательнице (ее играет Шарлиз Терон), которая возвращается в родной город, чтобы восстановить отношения со своим бывшим парнем, ныне женатым. Она сама не знает, зачем ей это нужно. Сценарий написала Диабло Коуди.

– Получается та же компания, что и в “Джуно”: Райтман, Коуди, вы…

– Но этот фильм не будет похож на “Джуно”, хотя без элементов комедии вновь не обойдется. “Джуно” – милая картина, где была героиня, которая всем нравилась. Теперь – совсем другая история.

– В чем, по-вашему, секрет Джейсона Райтмана? Он ворвался в большой кинематограф, как метеор, с первым же своим фильмом “Здесь курят”. А потом снял не менее успешные картины “Джуно” и “Мне бы в небо”. Как ему удается рассказывать такие одновременно простые и интересные истории?

– Просто Джейсон чертовски талантливый режиссер. Я считаю, что он много талантливее своего отца (Айван Райтман – создатель дилогии “Охотники за привидениями”, а также фильмов “Джуниор”, “Полицейский из детского сада” и др. – Прим. авт.). К тому же он вырос в кинематографической среде и получил отличное образование.

– К слову, о “Здесь курят”. Сейчас модно бороться с курением. Вы когда-нибудь пытались бросить эту привычку?

– О да, пытался, и не раз. Ничего не вышло. К тому же мне просто нравится курить.

Дмитрий МОСТОВОЙ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...