Опубликовано: 2395

Былая слава медового края

Былая слава медового края

На Казахстанском Алтае живут “правильные пчелы, которые делают правильный мед”. Правда, есть ложка дегтя: слишком мало в Восточном Казахстане своих хороших пчелок. И меда – маловато!В последние дни августа в Усть-Каменогорске развернулся медовый фестиваль. Приехали руководители крупнейших ассоциаций и союзов пчеловодов Евразии. На ярмарке в центре города мед лился рекой. На любой вкус – от прозрачно-желтого со

степных трав до густо-темного с таежных лугов. А еще – пыльца, прополис, медовуха, воск, перга… Тонны пчелопродуктов были раскуплены в считанные часы!

На два дня Усть-Каменогорск вернул себе былую славу медовой столицы Казахстана.

Но праздник прошел и наступили будни. Совсем не радужные.

Позади планеты всей

В архивах Усть-Каменогорска сохранились любопытные сведения. В начале XX века только вокруг города имелось 150 тысяч (!) пчелосемей. Почти в каждом доме держали по два-три десятка ульев. Мощные, крупные пасеки стояли вдоль Ульбы, Бухтармы, Иртыша, Курчума, на озерах Маркаколь и Зайсан. Мед вывозили обозами и баржами в центральную часть России и дальше за границу.

Сейчас, по статистике, на весь Восточный Казахстан приходится… 2 тысячи племенных пчелосемей. Объем произведенного меда… 800 тонн. От былой славы пчелиного края остался только мираж.

Ясно, что современная экономика Восточного Казахстана – это металлургическая промышленность. Рудники, фабрики, комбинаты. Они основные работодатели и доноры бюджета, их налоги – сотни миллионов тенге. Казалось бы, альтернативы этим гигантам нет. Но так ли это?

Вот, например, по словам директора китайской пчелофирмы “Дан Дай” Ян Хонджи, в прошлом году фирма поставила на экспорт около 4 тысяч тонн меда, чистый доход – 23 миллиона долларов. Всего Китай ежегодно экспортирует 75 тысяч тонн меда – чуть ли не на полмиллиарда долларов! Похожий объем производства – в Украине, Израиль получает З0 тысяч тонн меда. Сотни тысяч тонн (!) – Турция, где медовый бизнес настолько выгоден, что здесь открыли научно-исследовательский центр пчеловодства с годовым бюджетом 10 миллионов евро. Может ли, например, “Казцинк” позволить себе такие постоянные инвестиции в науку?

– А выгода, которую получает сельское хозяйство от опыления пчелами, в 30 раз больше, чем выгода от самого производства меда! – пояснил Григорий ХАЛИН, представитель ассоциации пчеловодов Израиля. – Ученые говорят: если на планете исчезнут вдруг пчелы, через 4 года погибнет все растениеводство.

Вечный ресурс

По оценке облуправления сельского хозяйства, годовой медовый потенциал Казахстанского Алтая – 18–20 тысяч тонн. Глава национального союза пчеловодов Казахстана “Бал Ара” Сергей ТЕРЕЩЕНКО куда смелее в прогнозах – 90 тысяч тонн! Другими словами, производство меда в крае можно увеличить в… тысячу раз. При этом в отличие от горно-металлургических корпораций прибыль осядет не где-нибудь на швейцарских счетах владельцев-олигархов, а в родном крае.

– Все выполнимо, – считает вице-президент союза “Бал Ара” Игорь РУКАВИЦЫН. – Но нужны закон о пчеловодстве, госпрограмма субсидирования, переход пчеловодов от дедовских методов к механизации и интенсивным технологиям.

Первый шаг уже сделан. На фестивале меда принято решение создать Евразийский клуб пчеловодов с центром в Усть-Каменогорске. Процесс пошел?

Усть-Каменогорск

Загрузка...