Опубликовано: 1093

Будущие пенсии: теряем быстрее, чем зарабатываем

За пять лет пенсионные накопления обесценились на 14,6 процента.

В этом году наша пенсионная система отмечает юбилей. В 1998 году мы впервые стали отчислять “десятину” от своей заработной платы в пенсионные фонды. В том же году Казахстан накрыла волна российско-азиатского финансового кризиса. Десять лет спустя мировую экономику снова лихорадит.

В моменты нестабильности самое время подумать о будущем. То есть о тех временах, когда мы сможем – с удовлетворением или без оного – потратить то, что сегодня собирается на наших пенсионных счетах.

Чилийский вариант

Схема накопительной пенсионной системы, созданная в Казахстане, была необычной – и на благополучном Западе, и в соседней России в те времена пенсионерам просто отдавали часть дохода работающих граждан. Наши финансисты позаимствовали ее у чилийского диктатора Пиночета. В 1980-е годы Чили стала настоящим полигоном для отработки теорий американских экономистов.

За десятилетие жители Казахстана накопили в пенсионной системе более 1,2 триллиона тенге. Этими деньгами распоряжаются 14 накопительных пенсионных фондов (НПФ). Почти три четверти из 9,2 миллиона открытых сегодня индивидуальных пенсионных счетов собрано в четырех самых больших фондах – ГНПФ, Народного Банка Казахстана, “УларУмит” и БТА Казахстан. Но небольшие пенсионные фонды тоже имеют своих верных клиентов – общее число пенсионных фондов не меняется уже 6 лет.

Собранные деньги фонды стараются выгодно “пристроить” – купить на них доходные ценные бумаги, например, акции или на худой конец положить под хороший процент на депозит в банке.

Когда создавалась пенсионная система, почти все НПФ, кроме государственного ГНПФ, были созданы крупными компаниями и банками. Их не интересовал мизерный процент от прибыли, который фонд по закону может тратить на собственное содержание. Гораздо привлекательнее были миллиарды тенге пенсионных накоплений, которые “карманный” НПФ мог вложить не куда попало, а в акции или облигации “материнской” компании. Все были довольны – банки получали дешевые деньги, а их ценные бумаги не уплывали в чужие руки.

Не корысти ради…

Чтобы обезопасить будущие пенсии, Госагентство финнадзора (АФН) подробно расписало – сколько процентов от всех своих средств фонд может вложить в акции, сколько – в облигации, какую часть можно положить на банковский депозит и так далее. Акции и облигации, особенно иностранные, фондам было позволено покупать только в том случае, если они выпускались надежными и кредитоспособными компаниями.

Однако события последнего года показали, что инвестировать пенсионные деньги надежно и одновременно выгодно так же трудно, как купить исправный Lexus по цене “Нивы”. Во избежание социальных потрясений в будущем рисковать фондам было строго запрещено. Но куда пристроить их деньги с гарантированным возвратом в полном объеме, власти так и не придумали. В результате подавляющее большинство НПФ не сумело даже сберечь трудовые тенге вкладчиков, не то что приумножить их.

Минувшие десять лет были исключительно благоприятным временем для вкладывания средств как в Казахстане, так и за его пределами. Экономика нашей страны почти десятилетие росла невиданными темпами. Наиболее высокий темп роста ВВП наблюдался в 2001 году – 12,5 процента. В 2002–2004 годах валовой продукт увеличивался в среднем на 12 процентов, в 2003—2005 годы темпы роста составляли 9,4 процента. Даже в прошлом году темпы роста экономики Казахстана составили 8,5 процента. Это очень много – Европа и Америка росли в несколько раз медленнее.

В 2005–2006 годах бешеными темпами поднимались цены на акции и облигации казахстанских компаний. За эти два года общая стоимость ценных бумаг, которые продаются и покупаются на Казахстанской фондовой бирже, выросла почти в 10 раз. Так же быстро росли цены на российских биржах, где наши инвесторы тоже активно работают.

Все, казалось бы, способствовало приумножению капитала. Тем не менее, по данным официальной статистики, по крайней мере, последние 5 лет пенсионные фонды теряли денег больше, чем зарабатывали.

С января 2003 года цены в Казахстане выросли на 57,6 процента, а общий доход, который “пенсионщики” за это время получили от вложения собранных денег, составил только 43 процента. Особенно неприятным был скачок инфляции в прошлом году – на 18,2 процента. А прибыли за минувший год на капиталы НПФ набежало всего чуть более 8 процентов. В итоге только за 2007 год фонды получили чистый убыток в размере 10 процентов.

Дырявый кошелек

А если считать с 2003 года, то разрыв между ростом цен и пенсионными прибылями уже составляет 14,6 процента – именно на столько обесценился ваш пенсионный вклад за пять лет.

Будем считать, что средний трудовой стаж нынешних выпускников школ и вузов составит около 40 лет. Допустим, что скачок инфляции 2007 года – случайность. А вот 14 процентов убытка за пять лет – это уже стиль работы. В итоге за сорок лет первый взнос вкладчика обесценится на… 116,8 процента. Конечно, последующие взносы сильно поправят это соотношение: за 20 лет, например, вы потеряете только чуть больше половины того, что сумели накопить до этого, за 10 лет – соответственно треть. Но даже при таком раскладе выгода вкладчика от участия в пенсионной системе представляется сомнительной.

Пару лет назад государство вроде бы обещало компенсировать отрицательную разницу между “барышами” фондов и инфляцией. Если учитывать, что госбюджет – это наш с вами карман, то через пару десятилетий Казахстан снова придет к той же солидарной пенсионной системе (когда за пенсионеров платят работающие), от которой он так старательно уходил. Разница только в том, что пенсионные фонды собирают и теряют накопления граждан сегодня, а убытки перекладывают на плечи будущих поколений.

Критические дни

Ближайшие годы будут трудными, в один голос обещают экономисты. Крупнейшие банки мира подсчитывают убытки, на биржах падают цены на акции и другие ценные бумаги, в развитых странах снижаются объемы производства.

В Казахстане ситуация пока не столь тяжелая – нас спасают дорожающие нефть и металлы. Но не сырьевые отрасли двигали экономический рост последних лет. Согласно статистике Нацбанка, в первом полугодии прошлого года самые высокие темпы роста объемов производства были в строительстве – 36,8 процента. Следом шел сектор услуг – 12,9 процента. Вместе эти две отрасли дали 70 процентов роста ВВП в 2006 году и почти столько же – в первом полугодии 2007-го.

Насколько “просел” сектор стройиндустрии, будет ясно только весной, когда начнется строительный сезон. Но уже сегодня понятно, что спад в этом секторе составит десятки процентов.

Развитие сферы услуг, как и других отраслей, во многом зависит от доступности банковских кредитов. Рост процентных ставок в последние месяцы фактически лишил доступа к кредитам малый и средний бизнес, которые и предоставляли львиную долю разнообразных услуг, поэтому спада не избежать и в этом секторе, и в ряде других.

Покатились вниз цены акций казахстанских компаний. Сегодня они потеряли почти четверть своей “пиковой” стоимости, достигнутой к середине 2007 года. Особенно пострадали ценные бумаги банков, а ведь именно они составляли до 70 процентов всех акций, торгуемых на нашей бирже.

Куда теперь будут вкладывать свои деньги пенсионные фонды? С одной стороны, эти средства теперь очень кстати, особенно после прекращения банками заимствований за границей. Но в условиях экономических проблем существует риск того, что то или иное предприятие или проект окажутся убыточными.

С другой стороны, в стране растет дефицит электроэнергии, требуют обновления транспортный, коммунальный секторы и другая инфраструктура. Никто, кроме государства, финансировать эти сферы не в состоянии. Возможно ли использовать в этих проектах деньги пенсионных фондов без риска потерять их?

Вам пенсию рельсами или квадратными метрами?

Ответить на эти вопросы попытался Инвестиционный фонд Казахстана (ИФК). Теперь уже бывший глава этого института развития Зейнулла Какимжанов выдвинул идею выпуска так называемых “проектных” облигаций, гарантированных государством. Госгарантия позволяла пенсионным фондам покупать эти бумаги. В 2005 году с участием ИФК было создано АО “Досжан темир жолы”, которое выпустило эти самые облигации и на собранные деньги начало строить железную дорогу Шар – Усть-Каменогорск. Однако госгарантии на весь срок реализации проекта компания получила только летом прошлого года, что оттолкнуло НПФ от покупки этих облигаций.

Едва гарантии были получены, как “Досжан темир жолы” столкнулось с новой проблемой: процентная ставка по облигациям была “плавающей” и напрямую зависела от уровня инфляции в Казахстане. Когда рост цен резко ускорился, выросла и ставка, соответственно выросли и расходы на обслуживание бумаг у самой компании, что не может не сказаться на окупаемости всего проекта.

Без сомнения, 10 миллиардов долларов пенсионных накоплений могли бы сыграть серьезную роль в решении долгосрочных проблем развития страны. Но для этого надо предложить схему их использования, которая бы гарантировала возврат этих денег и прибыль фондам хотя бы на уровне инфляции. Возможно, это могла бы быть масштабная программа по строительству доступного жилья. Дешевые квартиры в кредит под ставку на уровне инфляции – такого в Казахстане еще не было.

Иван ВОЙЦЕХОВСКИЙ

Загрузка...