Опубликовано: 1315

Бродвей против Мясницкой

Бродвей против Мясницкой

Бродвей – главная улица Нью-Йорка и мировая столица мюзиклов. В районе Тайм-сквер на самом Бродвее и по обе стороны от него расположено множество театров, где идут самые разнообразные постановки, в том числе мировой хит “Мама миа!” по песням группы АВВА.

В соседнюю с нами Россию мода на мюзиклы пришла относительно недавно. Главный спектакль нового сезона – “Продюсеры” в театре Александра Калягина Et Cetera, что на Мясницкой улице в Москве.

Наш корреспондент побывал и на Бродвее, и на Мясницкой, и вот что из этого вышло.

И кто тут папа?!

Побывать в Нью-Йорке и не сходить на бродвейский мюзикл – преступление против человечества. Впрочем, если вы не любите мюзиклы как таковые, то это можно посчитать смягчающим обстоятельством.

В Казахстане культура мюзиклов практически не развита. Возможно, дело в менталитете и традициях – многие зрители сетуют на то, что им трудно понять, как это: актеры говорили, говорили – и вдруг запели, заплясали. Но у мюзикла особое очарование. Тем более если мюзикл с талантливой, запоминающейся музыкой, да еще и грамотно поставленный.

10 лет назад англичанка Кэтрин Джонсон, до этого писавшая сценарии для сериалов, нашла “рецепт счастья”. Она не стала писать музыку и тексты под сюжет, а сюжет построила на текстах песен. Причем песен знаменитой шведской группы АВВА. Результат превзошел все самые смелые ожидания, сделав Джонсон миллионершей, а АВВА вернув на вершину популярности.

Мюзикл “Мама миа!” купили во многих странах мира. По нему сняли фильм с Мерил Стрип и Пирсом Броснаном. И вот уже восемь лет (18 октября будет очередная годовщина премьеры) в театре Winter Garden идет бродвейская постановка. Каждый день по спектаклю, а по средам и выходным – по два! И зал всегда полон!

Билеты – от 50 до 250 долларов. Если перед началом спектакля в кассах на Тайм-сквер еще остаются места, то их можно приобрести со скидкой – от 30 до 50 процентов. Учитывая, что балкон сильно нависает над партером, можно взять и недорогие билеты – видно и слышно будет отлично. Но сидеть прямо у сцены – ни с чем не сравнимое удовольствие! И в целом поход на “Мама миа!” – самое яркое впечатление, оставшееся от Нью-Йорка. Два часа я просидел, расплывшись в улыбке, и это не метафора и не преувеличение – настолько мюзикл совершенен и безупречен.

Как и в фильме, вышедшем в прошлом году, на сцене – звезды. Правда, звезды Бродвея, а потому ни по именам, ни внешне нам практически не знакомые. Донну Шеридан, хозяйку отеля на греческом острове, в молодости ведшую веселую жизнь, а теперь не знающую, кто из трех “отцов” ее дочери действительно отец, играет Кэроли Кармелло. Ее Донна во многом отличается от Донны Мерил Стрип в кино. Впрочем, было бы наивно ожидать другого, ведь Кэроли ввелась на роль Донны еще в 2007 году.

Ротация состава в кассовых мюзиклах, давно не покидающих бродвейские подмостки, естественна. Кто-то уходит в кино или на телевидение, кто-то перебирается в другой театр. Например, я смотрел спектакль с Брэнди Буркхардт (к слову, бывшей мисс Нью-Йорк) в роли дочери Донны Софии, но буквально пару недель назад Брэнди отыграла свое последнее представление, и ее заменила другая актриса.

В мюзикле “Мама миа!” немало эпизодов и песен, которые в одноименный фильм не вошли, и это добавляет живому просмотру дополнительных красок. Но главное – неуемный драйв одних сцен и нежная сентиментальность других, когда сдерживайся не сдерживайся, но остаться с сухими глазами невозможно. И, конечно же, великолепные песни АВВА, которые 30 лет спустя после своего написания вновь смогли покорить мир!

Весна для Гитлера

Сейчас “Продюсеров” на Бродвее не найдешь – слишком уж старый мюзикл, не каждая вещь выдержит столько лет на сцене, хотя “Призрак оперы”, к примеру, идет до сих пор. Впрочем, “Продюсеры” на бродвейских подмостках оказались только в конце 1990-х, и это тот редкий случай, когда мюзикл родился из кинофильма.

В 1968 году известный своей неполиткорректностью комик Мел Брукс написал историю о двух продюсерах, “старом волке” Максе Бьялостоке и бывшем аудиторе Лео Блуме, и поставил по ней фильм. Вкратце сюжет таков: Блум, мечтающий о карьере продюсера, предлагает Бьялостоку аферу – поставить на Бродвее заведомо провальный мюзикл с огромным бюджетом, вложить в работу лишь малую часть денег, а когда спектакль провалится и обанкротится, остальную сумму забрать себе. Макс и Лео находят худшую в мире пьесу “Весна для Гитлера”, нанимают худшего в мире режиссера и бесталанных актеров, но… их ждет успех!

Фильм Брукса получил “Оскар” за лучший сценарий. Мюзикл в 1990-х тоже собирал кассу, что привело ко второй экранизации, где главные роли сыграли Натан Лейн, Мэттью Бродерик и Ума Турман.

И вот в конце 2000-х свою постановку “Продюсеров” решили осуществить в театре Et Cetera. Художественно руководил проектом сам Калягин, переводить песни позвали лидера группы “Несчастный случай” Алексея Кортнева, на главные роли пригласили Максима Леонидова (того самого, который раньше числился в бит-квартете “Секрет”) и Егора Дружинина, чьи имя и фамилия вот так с ходу вряд ли произведут впечатление на читателя, но если сказать “Васечкин”, то сразу понятно, о ком речь.

Премьера “Продюсеров” состоялась в конце апреля, но и сейчас спектакли, как водится, идут с пометкой “премьера”. Российская пресса, если верить программке, захлебнулась в восторгах, дойдя даже до того, что “шоу масштабнее и эффектнее бродвейского”.

В чем-то тут можно согласиться, в чем-то нет. “Продюсеры” действительно поставлены впечатляюще. Изумительные костюмы, блестящая работа хореографа, в полной мере использованы возможности навороченной трансформирующейся сцены (Et Cetera относительно недавно въехал в новое, построенное с нуля здание, так что его техническая начинка несопоставима с другими театрами), очень крепкая постановка, очень качественная. Все отлажено, все блестит, сверкает и искрится. Но души нет. Не хватает чего-то. Искренности, что ли. Плюс не слишком уместными показались попытки привязать текст к современной действительности и даже пошутить на тему фильмов “Тарас Бульба” и “Обитаемый остров”.

Макса Леонидова в роли Макса Бьялостока я на сцене не увидел – в моем составе играл Юрий Мазихин, опытный актер мюзиклов, игравший, в частности, в печально известном “Норд-Осте”. Мазихин – актер потрясающей харизмы. То, чего не хватает, на мой взгляд, Егору Дружинину, который в образе скромняги Лео Блума безумно напоминает другого Егора, Бероева, в спектакле “Страх мыльного пузыря” московского Другого театра.

Ну а больше всех меня поразил молодой актер Алексей Черных, к слову, лауреат премий “Дебют” и “Хрустальная Турандот”. Он играет режиссера традиционной для гламура ориентации Роджера Бри. Видно, что Черных, работая над образом, многое позаимствовал у “шокированной звезды” Сергея Зверева, но роль получилась безумно смешной и, пожалуй, самой яркой в спектакле. Тем более Бри приходится играть Гитлера вместо “заболевшего” актера.

Тут нужно отдать должное смелости Калягина и продюсера театра Давида Смелянского, потому что постановка, где внутри мюзикла есть еще один мюзикл – с Гитлером, “хайлями”, свастиками и прочими атрибутами третьего рейха – выглядит местами неоднозначно. Даже если вы человек не ортодоксальных взглядов. Впрочем, повторюсь, Мел Брукс в своем юморе всегда был над запретами и ограничениями.

Нью-Йорк – Москва – Алматы

Дмитрий МОСТОВОЙ, фото автора и с сайта мюзикла “Продюсеры”.

Загрузка...