Опубликовано: 3009

“Бригадиры” ушли в бизнесмены

“Бригадиры” ушли в бизнесмены

Когда с организованной преступностью было сложнее бороться – в беспредельные 90-е или в наши дни, когда черашние “бригадиры” стали респектабельными бизнесменами?

Раньше члены организованных преступных группировок (ОПГ) были на виду, демонстративно разъезжая по городам и весям на бумерах и шестисотых.

Сегодня они в глаза не бросаются. И потому, что бумеров и шестисотых на дорогах стало больше. И потому, что сами господа-бандиты стараются свою деятельность не афишировать. Ведь многие из них легализовались и открыли собственный бизнес.

При всем при том иерархия осталась прежней. ОПГ подразделяются на лидеров и “бригадиров”, которые осуществляют контроль над рядовыми членами (их называют “быками” или “торпедами”). Тяжелее добраться до главарей. Они себя не проявляют, находятся в тени и лишь дают указания, толкая на преступления подчиненных.

Полиция следит за “бригадирами”

В последнее время полиция активизировала борьбу с ОПГ – сообщения об этом то и дело поступают из разных регионов страны.

Однако речь, как правило, идет о задержании лидеров так называемых бандитских группировок. В то же время в соседней России, например, убоповцы раскрывают деятельность группировок, совершающих крупные финансовые аферы. В ответ на это замечание в управлении по борьбе с организованной преступностью (УБОП) ДВД Павлодарской области мне рассказали, что в 2006 году именно наш регион стал единственным в Казахстане, где была раскрыта деятельность группировки, занимавшейся экономическими преступлениями. Эти ловкачи кинули местную бизнесвумен, занимавшуюся продажей металла, на 90 миллионов тенге и пытались организовать “заказ” на нее. Полиция отследила все передвижения на банковских счетах, доказав, что они отобраны мошенническим путем.

Что касается убийства, то тогда правоохранители Павлодара впервые в своей практике пошли на инсценировку. Женщина после выстрелов в нее двумя холостыми патронами упала наземь, и на ее теле появилась кровь. Приехавшая “скорая” также была в курсе “постановки”. Стрелял в коммерсантку бомж, которому заплатили копеечную сумму. Этот “киллер” испугался ответственности и сообщил о “заказе” в УБОП. После “преступления” он предъявил заказчику в качестве доказательства сумочку убитой, хотя тот уже знал о свершившемся покушении из новостей. В тот же день он был схвачен, и выяснилось, что это лишь посредник. Между тем главный организатор покушения уехал в Азербайджан, и эта республика его не выдает.

После этого случаев раскрытия экономических преступлений в регионе не было, но полиция утверждает, что имеет ряд наработок. В частности, отслеживает легальность бизнеса экс-бригадиров, имеющих долю в некоторых предприятиях.

“Непримиримых” статей нужно больше

Если вчера “бригады” совершали явные преступления – вымогательства и грабежи, то сейчас их деятельность тщательно скрыта. Что добавляет полицейским работы – невозможно бросить за решетку всех членов ОПГ лишь потому, что они являются братками, хотя об этом полицейским известно. Суду нужны доказательства того, что именно этот человек совершил конкретное преступление.

Но как все происходит в реальности? К примеру, помнят в городе случай, когда один отморозок жестоко поколотил девушку в кафе. Но затем подарил ей новую иномарку и путевку за границу – и девушка забрала заявление из полиции. А подозреваемый тут же стал невиновным.

В Павлодаре до сих пор на слуху события прошлого года, когда “авторитет” избил бизнесмена, а тот позже также отказался от заявления, хотя пролежал с черепно-мозговой травмой в больнице несколько недель.

Нет заявления – нет и дела. Полиция не имеет права давить на потерпевших.

А почему те помогают своим обидчикам уйти от наказания? Это только им самим ведомо. Может, страх, может, материальная компенсация за пережитое. Между тем существует ряд статей в Уголовном кодексе, по которым определено, что примирение сторон невозможно. И если бы количество “непримиримых” статей было бы больше – больше бы бандитов оказалось за решеткой.

Но это уже дело наших законодателей.

Вор должен сидеть в тюрьме!

Почти всех членов преступных группировок задерживают с наркотиками – часто это единственный повод для задержания. И почти все они тут же начинают голосить: “Мне это подкинули!”.

Удивительно, но наши сограждане даже начинают сочувствовать тем, кого положили лицом на асфальт. На это начальник УБОП Павлодарской области Кондрат Шаканов отвечает нашей газете следующее:

– Обывателя должны волновать другие вопросы. В тюрьме этот отморозок или нет? Доставит ли он проблемы им или их детям? Абсолютно все задержанные утверждают, что наркотики или боеприпасы не принадлежат им.

Но что им еще остается делать?

Кстати, показательный случай произошел несколько недель назад в Экибастузе. При задержании местный житель, известный в преступной среде под кличкой Сова, заявил, что героин не может принадлежать ему, потому как местная братва ввела негласный запрет на продажу тяжелых наркотиков. Действительно, это уникальная ситуация, но “герыч” в этом небольшом шахтерском городе не реализуется, “белой смерти” местные авторитеты сказали “нет”. Сова, стуча себя в грудь кулаком, упирал на то, что, мол, он подчиняется законам криминального мира. Однако полиция провела наркологическую экспертизу, которая подтвердила наличие героина в крови у задержанного.

Народ пошел несознательный

Если продолжать тему трудностей борьбы с преступностью, в том числе организованной, то полицейские говорят, что раньше неоценимую помощь оказывало гражданское население. Но в последнее время правового самосознания у людей заметно поубавилось.

Например, раньше окружающие не боялись разнять драку или заступиться за девушку. А став свидетелями преступления, сообщали об этом в правоохранительные органы и не боялись позже давать показания. Сейчас граждане помогать полиции не желают – себе дороже.

Хотя программа защиты свидетелей реально работает – в этом году павлодарские убоповцы опекали 12 граждан во время судебных разбирательств. Кстати, недавно в Павлодаре, Экибастузе и Аксу осуждены три лидера ОПГ к различным срокам. Сейчас идет еще два процесса.

Ризабек ИСАБЕКОВ, Павлодар. Фото Тахира САСЫКОВА

Загрузка...