Опубликовано: 3350

Борис СОРОКИН: О часе "икс" для правительства, певцах-руководителях и забытых миллиардах

Борис СОРОКИН: О часе "икс" для правительства, певцах-руководителях и забытых миллиардах

В интервью “КАРАВАНУ” депутат мажилиса Борис СОРОКИН рассказал, что ждет правительство, если оно не выполнит обещаний по улучшению ситуации в экономике. Сообщил, как парламент намерен контролировать работу акимов, и раскрыл планы народных коммунистов для решения жилищной проблемы в стране.

Принципы демократии… иногда действуют

– Недавно премьер-министр Казахстана сообщил, что правительство готовит изменения в бюджет, которые позволят стране жить по средствам. Как вы отнеслись к этому заявлению?

– Во время отчета Карим Масимов сказал интересные слова: “Все вопросы, которые были получены на отчете правительства и в наших выступлениях, станут предметом специального рассмотрения. Сейчас мы готовим бюджет на предстоящие три года. И будет непростым. Он будет отличаться от предыдущих бюджетов. В сентябре мы придем к вам с пакетом законодательных изменений и будем просить принять до конца 2015 года”. Нам пока неизвестны эти предложения. Но, судя по всему, нам пообещали, что мы зацветем и начнем пахнуть.

– Насколько можно понять, Карим Масимов говорил об изменениях в бюджетной политике…

– Это понятно. Но как будет правительство бороться с растратой бюджетных средств, нецелевым их использованием и воровством? Это ведь для нас стало уже обыденностью. Причем не осваиваются гигантские суммы. 237 миллиардов тенге не было освоено в 2014 году.

– Но в каких размерах государство способно сократить свои расходы?

– Вы, наверное, помните, что фракция народных коммунистов уже выражала недоверие правительству. И ему пришлось уйти в отставку. Появились другие, но они настолько плохо работали, что пришлось вернуть Масимова. Но факт-то был: мы выразили недоверие, привели примеры неэффективного использования бюджетных средств, воровства и других нарушений. Если понадобиться, готовы повторить этот опыт. Это будет зависеть от результатов работы правительства. И можем снова поставить вопрос о недоверии к нему. Все-таки упущений и промахов со стороны правительства было больше, чем положительного.

– Хотите сказать, принципы парламентской демократии в Казахстане действуют?

– Иногда действуют. Я не скажу, что всегда они работают.

 В чем слабости правительства

– Пока нашему парламенту не удалось отправить в отставку какого-либо министра за его плохую работу. Вы делаете такие попытки?

– Мы пытались. У депутатов накопилось много вопросов к министрам, которые плохо справляются со своими обязанностями. До последнего времени у нас на примете был министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков. К нему предостаточно вопросов по эффективности сельского хозяйства, использованию выделенных денег. Сейчас готовим документы по результатам работы акимов регионов. Их работой мы также недовольны. По Конституции акимы не подотчетны парламенту, поэтому влиять на их деятельность мы не имеем права, но говорить о том, как они работают и к чему приводят их действия, можем. Самые больные вопросы – это земельные отношения. Кому давали землю, за что, каким образом? Здесь слишком много проблем. Например, мы знаем, что в Астане земельные участки предоставляют частным лицам, но не дают некоторым организациям, которые могли бы запустить важные для экономики производства. Очень много нареканий по Алматинской области. Южный Казахстан тоже не выходит из земельных скандалов. Масса вопросов по землям под индивидуальное строительство, под крестьянские хозяйства и коммерческие нужды.

Многих министров следовало бы рассматривать при принятии на должность – посмотреть опыт работы, место обучения, успехи, резюме. Но сейчас нас ставят перед фактом, и влиять на процесс назначения министров мы не можем.

– Что должно случиться, чтобы депутаты подняли вопрос о недоверии к правительству?

– Главная причина – неосвоение денег. Миллиарды и миллиарды тенге остаются нетронутыми. Другой момент – проблемы в отдельных отраслях. В запущенном состоянии остаются сельское хозяйство, образование, наука...

Даже заму министра не дозвониться

– Парламентариев часто ругают за принятие откровенно сырых проектов и программ без четких показателей результативности, на которые расходуются бюджетные деньги. Как такое получается?

– Вы посмотрите, как правительство предлагает свои проекты – не по одному, а сразу скопом. И альтернативы их предложениям нет. Иногда приходится принимать документы, с которыми мы не согласны. Мы также имеем право законодательной инициативы, но, по моему мнению, это – ответственность правительства и мы не должны заниматься его работой. У каждого органа – свои функции. Парламент – это контролер. Когда мы не согласны с позицией правительства, то прямо говорим об этом. Часто спорим, даже до хрипоты.

– Парламент Казахстана также постоянно критикуют за неспособность изменить решения правительства…

– Это на самом деле так, ведь у нас нет прямого диалога с министрами. Мы можем задать вопрос – они ответят, и все. Часто министры отвечают просто для галочки. Мы вынуждены общаться с чиновниками, как простые граждане. Я не могу его пригласить к себе – он никогда не придет. Даже к заместителю министра тяжело дозвониться. Звонишь через секретаря – уйдет уйма времени, прежде чем министр или его заместитель соизволят ответить. Единственное – по Конституции депутат может добиться встречи явочным путем: прийти в министерство, и, если чиновник на месте, он обязан нас принять.

– Вы пользовались этим правом?

– Да, было дело.

– И какие вопросы вы смогли решить?

– Так я смог попасть на прием к заместителю акима Астаны. Хотел решить вопрос по выделению земельных участков для жителей города. Мы смогли найти общий язык, и вопрос решился положительно.

Бизнес на отходах

– В Казахстане так и не создана промышленность по утилизации твердых бытовых отходов. В чем причина таких неудач?

– У нас практически нет ни одного завода, который бы нормально справлялся с переработкой твердых бытовых отходов (ТБО). Мы храним отходы на полигонах и пытаемся замолчать проблему. Что будет потом, когда негде будет хоронить? Свободная земля закончится. Полигонов уже не хватает.

В Казахстане больше 10 заводов по переработке ТБО, но ни один из них не является самоокупаемым. Опыт других стран показывает, что переработка отходов – это бизнес. И этим делом должны заниматься частные предприятия. У нас такие предприятия – в основном коммунальные. Это сразу сказывается на их способности эффективно работать и получать прибыль. Как следствие, руководители этих предприятий – люди в массе своей случайные. Ведь у нас бывает часто так: учился на певца, а возглавляет совсем другую организацию. Недавно у нас на политбюро выступал предприниматель. Он предлагает готовые технологии строительства домов из бытовых отходов. Для частного дома в 100 квадратных метров нужно 10 тысяч бутылок. Ничего, оказывается, сложного нет. Единственная проблема – организовать людей для сбора бутылок. И если им платить, люди за это возьмутся. Но возникает проблема: кто и кому будет платить. Кроме стеклянных бутылок могут быть также использованы пластик, картон, бумага, тетрапакеты. Все это идет в строительство, а ведь у нас это основной мусор.

Фракция народных коммунистов заинтересовалась предложением, мы решили поддержать эту инициативу и намерены разработать на уровне регионов программу утилизации ТБО для индивидуального жилищного строительства. Для этого нам нужно отработать методы финансирования, договориться с акимами о сотрудничестве. Заодно попробуем решить и жилищную проблему. Ведь сколько людей у нас стоит в очереди на доступное жилье?! Десятки тысяч человек.

Как избежать повторения Чернобыля?

– Почему сейчас не дают землю под индивидуальную застройку?

– У нас не хватает инфраструктуры: линий электропередач, водопровода, канализации, дорог. А если на земле нет подвода коммуникаций, то участки не даются. Сейчас правительство реализует программы “Питьевая вода” и “Развитие регионов”. Они должны разрешить эти проблемы. Но мы еще далеки от этого. Даже в уже обжитых селах нет воды. Хорошо, если на село – одна-две колонки. А деньги, запущенные на питьевую программу, используются нерационально. Мы, к сожалению, ничего поделать с этим не можем. Людей наказывают, приходят новые, и все начинается заново.

– Отчего так происходит? Неужели трудно создать механизм контроля за ходом выполнения таких стратегических государственных программ?

– Не мы это допустили. Это допустило правительство. Есть много препятствий к тому, чтобы такими вопросами занимался парламент.

– Для Алматы очень болезненным оказался проект строительства горнолыжного курорта “Кок-Жайляу”. Проект поддержал акимат Алматы. Но общественность против.

– Судя по документам, которые есть у меня, проект “Кок-Жайляу” может быть реализован без ущерба для природы. Как нам сообщили, не должно быть срублено ни одного дерева. Будет разбита сеть станций, они должны регистрировать происходящие изменения, и в случае роста рисков или причинения ущерба экологии курорт должен быть закрыт. Какими будут критерии строительства и работы курорта, при каких условиях он может быть закрыт, какой должна быть сеть метеостанций – все эти вопросы по территориальности должны решать маслихаты Алматы и Алматинской области.

– Вы – один из депутатов, поддерживающих проект строительства АЭС в Казахстане. Поясните свою позицию.

– Во всем мире атомная энергия используется очень широко. Главное – обезопасить человека и окружающую среду от возможных аварий на АЭС. Если учесть все риски и правильно подходить к проекту, они могут быть безопасными.

Казахстану нужна дешевая энергия, и мы владеем 19 процентами всех запасов урана в мире. Поэтому должны использовать эти ресурсы с умом. Но мы еще не говорим, какой проект пройдет. Казахстан не принял окончательное решение о типе реактора, который может быть использован на новой АЭС, и в какой стране он будет закуплен. Нужно просчитать все варианты, чтобы у нас не было повторения Чернобыля и Фукусимы.

Загрузка...