Опубликовано: 1200

Борьба с собой во внутренних органах

Борьба с собой во внутренних органах

По сложившейся традиции каждый вновь назначенный глава МВД заявляет о предстоящей непримиримой борьбе со взяточниками и прочими расхитителями. А следом объявляет войну коррупционерам в мундирах.

Но беда в том, что успех такой борьбы от руководителя… вовсе не зависит!

ПЛОХИХ ПОЛИЦЕЙСКИХ – ТОЛЬКО ПОЛПРОЦЕНТА

Конечно, радоваться нечему, когда сотрудник дорожной полиции берет мзду, оперативник скрывает важный вещдок с места преступления, а следователь за определенную сумму переквалифицирует преступление с более тяжелой части статьи на менее тяжелую. Однако, положа руку на сердце, ответим на простой вопрос: разве инспектор УДП первым требует деньги у нарушителя? Нет! Как правило, владелец авто сам предлагает полисмену некую сумму, чтобы потом не стоять в очередях за изъятым водительским удостоверением и не “отсвечивать” в базе данных УДП. Точно так же и те граждане, которых привлекают к уголовной ответственности, пытаются облегчить свою участь при помощи энного количества шелестящих купюр. Ну а полицейские просто не всегда могут устоять – уж слишком настойчивы граждане-взяткодатели!

Да и как не дрогнешь, если жить приходится на 36 тысяч тенге в месяц? Именно такую зарплату получает старший лейтенант, служащий в РОВД и имеющий выслугу 3–5 лет. Старшим офицерам, кстати, платят ненамного больше: подполковник с выслугой 15–17 лет получает не больше 55 тысяч тенге. Такая система оплаты труда словно рассчитана на то, что граждане, попавшие в неприятную ситуацию, “добавят” к жалованью.

Это, конечно, не оправдывает нечистых на руку полицейских – знали, за какую зарплату идут работать. Но и с коррупцией бороться не помогает.

Поражает другое: руководство МВД рапортует о неуклонном снижении коррупционных преступлений в своем ведомстве! Например, с начала текущего года по отрицательным мотивам в Казахстане, оказывается, уволены 385 сотрудников полиции, 205 из них – за совершение преступлений, а остальные 180 – за правонарушения. При этом руководство полиции особо подчеркивает: уволенные составляют лишь 0,49 процента от общей численности личного состава МВД. Всего полпроцента!

В ОТВЕТЕ ЗА ВСЕ – РЯДОВЫЕ?

Вот последние примеры. За невыход на службу без уважительных причин был уволен помощник участкового инспектора УВД города Павлодара. Его коллега – помощник участкового инспектора в городе Актобе – отправился на “гражданку” за то, что сел за руль нетрезвым…

Читая подобные выкладки, можно подумать, что самые “плохие полицейские” – помощники участковых. Подавляющее большинство уволенных носили погоны сержантов, в крайнем случае – маленькие звездочки младшего офицерского состава. Ни одного старшего офицера, не говоря уж о более высоких чинах, в числе уволенных нет.

Может, уровень морали и законопослушания у полисменов растет одновременно с выслугой лет, должностями и увеличением числа больших звезд?! Нет, вряд ли. Ведь тогда они не выходили бы на пенсию, а выпархивали на огромных ангельских крыльях.

Наверняка этому феномену есть другое объяснение. Может, просто сотрудники департамента собственной безопасности охотятся за высокопоставленными коллегами без особого рвения?

СВОИХ НЕ СДАЮТ

На бумаге все звучало весьма убедительно: департамент собственной безопасности является самостоятельным структурным оперативно-следственным подразделением МВД РК и подчиняется непосредственно министру. Управления (отделы) собственной безопасности ДВД находятся в вертикальном подчинении департаменту собственной безопасности МВД. Но чиновничье творчество вновь угодило в ловушку простых человеческих отношений. Ну подумайте, как начальник управления собственной безопасности, сидящий вместе со своими оперативниками в здании областного или городского ДВД, может сохранить самостоятельность и не зависеть от начальника этого самого ДВД? А никак! Во-первых, никто из начальников УСБ к суверенитету не стремится. А если кто-нибудь и попробует, то сразу ощутит на себе тяжелую руку корпоративной солидарности. Допустим, накопали опера УСБ компромат на начальника одного из управлений ДВД. Разве это “открытие” обрадует начальника ДВД, под боком у которого долгое время сидел подчиненный – коррупционер?

Начальник ДВД, конечно, доложит министру, но не о разоблачении взяточника, а о… самоуправстве оперативников УСБ, которые своим вмешательством огорчили заслуженного офицера, а также парализовали работу возглавляемого им управления.

Руководителям такие открытия тоже ни к чему. И дело, скорее всего, закроют. Но отношения между начальником ДВД и руководителем УСБ безнадежно испортятся. И глава департамента рано или поздно все-таки добьется перевода своего недруга куда подальше: ведь у шефа ДВД и должность повыше, и звезды побольше, и друзья покруче.

Однако на самом деле начальники УСБ хотят жить спокойно и с начальниками ДВД не ссорятся. Подобное взаимопонимание явно пошло МВД на пользу: в официальных отчетах кривая коррупции в органах внутренних дел неуклонно снижается. Ну неинтересно внутренним органам бороться с самими собой! Опять же все в курсе про низкую зарплату коллег…

В ЧЕМ СТИМУЛ ДЛЯ ЧЕСТНОЙ РАБОТЫ?

Но что же делать, чтобы сотрудники полиции не брали взяток – и не на бумаге, а на самом деле? Бывший начальник ДСБ МВД Александр КУЛИНИЧ как-то высказал любопытное предложение:

– Если сотрудник будет знать, что за отказ от взятки его поощрят премией в размере 30–50 тысяч тенге, наверное, сто раз подумает, прежде чем пойдет на правонарушение. С учетом той скромной зарплаты, которую сегодня получают полицейские на местах, а это 30–40 тысяч тенге, думаю, что такой подход будет хорошим стимулом работать честно.

Любопытно, конечно. Но не проще ли было бы сразу увеличить сотрудникам полиции зарплату, вместо того чтобы выдавать странные премии “за честность”?

Есть еще один вариант. Некоторые бывшие сотрудники МВД предлагают силовым ведомствам… обменяться службами безопасности.

То есть МВД будет разрабатывать финансовых полисменов, те – сотрудников КНБ, а КНБ – полисменов. Или вообще создать совершенно новую структуру – некий комитет внутренней безопасности силовых ведомств, который будет подчинен непосредственно Совету безопасности.

Хотя для начала все-таки, наверное, нужно повысить зарплату полицейским. Может, тогда и службы внутренней безопасности никакой не потребуется?

НАША СПРАВКА

Департамент собственной безопасности появился в структуре МВД благодаря постановлению правительства РК №502-18с от 18 апреля 1995 года. В структуре ГУВД–УВД областей появились отделы внутренней безопасности. После повышения статуса ГУВД до департамента эти отделы превратились в управления.

Олег ГУБАЙДУЛИН

Загрузка...