Опубликовано: 4935

Бизнес на отходах

Бизнес на отходах

Среди экспертов ходит присказка: если хочешь понять, как развита страна, то надо посмотреть три вещи – тюрьмы, общественные туалеты и мусорные свалки. Можно и ракеты запускать в космос, и быть самой гламурной страной, но растущие свалки четко показывают, что страна принадлежит к третьему миру.Госорганы не способны

До 2020 года правительство Казахстана намерено потратить 52 миллиарда тенге на создание системы переработки твердых бытовых отходов. Еще 75 миллиардов тенге, обещает министр окружающей среды и водных ресурсов Нурлан КАППАРОВ, будут привлечены в отрасль как частные инвестиции. Для поддержки новой отрасли правительство намерено обязать производителей и импортеров собирать и утилизировать отходы и упаковку, которые образовались после использования их товаров.

Сейчас в Казахстане накоп­лено более 100 миллионов тонн бытовых и около 25 миллиардов тонн промышленных отходов. Каждый год образуется более 600 миллионов тонн нового мусора. Из них утилизируется только четверть.

Министерство заверяет, что в программе будет участвовать частный бизнес. Но опыт показывает, что государству пока тяжело работать с бизнесом в такой деликатной сфере, как переработка мусора и твердых бытовых отходов. На экономику предприятий, зарабатывающих на мусоре, влияют малейшие изменения в тарифах или задержка проплат. А это обычное дело для госорганов. Поэтому проще построить полигоны и вывозить мусор за города.

Государство не способно создать работоспособные заводы по переработке отходов. Заводы в Алматы и Астане уже показали это.

Мусор в головах

Но есть все же предприятия, при минимальной поддержке перерабатывающие мусор. В Алматы есть удачный опыт сбора и первичной сортировки бытовых отходов. Восемь лет в одном из дворов работала сортировочная площадка экологического союза “Табигат”. В июне 2013 года председатель общества “Табигат” Мэлс ЕЛЕУСИЗОВ дал интервью “Каравану” о том, как надо собирать мусор:

Три четверти отходов в городах собирается в домах. Поэтому переработку отходов лучше начинать прямо дома. Но есть проблема: наш человек к этому не приучен. Не будет он сидеть и перебирать свой мусор. Всё сваливается в один пакет и выбрасывается. Наш пункт приема работает исходя из этого.

Прежде здесь была обычная мусорка, заросшая плесенью и источающая легко узнаваемое амбре городских дворов. На площадке же стало чисто, запах исчез. Пункт приема был окружен забором, деревья аккуратно ухожены. Здесь же стоял вагончик для отдыха работников. На площадке работали три человека – все когда-то потеряли работу.

Порядок прост – жители окрестных домов приносили мусор в пластиковых пакетах и ставили на приемный стол. Тут же шла сортировка. Отходы раскладывались в ящики: твердый пластик, мягкий пластик, стекло, металл, ткань, бумага и картон. Отдельно собирались пищевые отходы. Каждый вид материала упаковывался в контейнеры. Потом отходы сдавали на переработку местным компаниям.

Пока пункт приема не может выйти на самоокупаемость. Но 60–70 процентов своих расходов он покрывает, – рассказал Мэлс Елеусизов. – У нас есть проект создания 70 таких пунктов по городу. Тогда вся система выйдет на самоокупаемость и город станет чище. Если в Алматы построить 800 площадок, улицы станут чище. Можно будет почти полностью отказаться от полигонов, вместо того чтобы строить новые. Плюс работу получат 2 500 человек.

Шины беспросветные

В конце 2012 года в Астане закрылся завод по переработке изношенных шин – ТОО “Kazakhstan Rubber Recycling”. Предприятие могло перерабатывать 3 миллиона изношенных покрышек с выходом 11 тысяч тонн продукции – это резиновая крошка, металл и текстильное волокно. В 2009-м завод запустил аким Астаны. Банк развития Казахстана выделил кредит. Но потом сложилась странная ситуация: изношенных шин предостаточно, но сдавать их никто не хочет.

Самыми дисциплинированными оказались иностранные компании – они регулярно сдавали шины на переработку. Как и гаражи при госорганах. Казахстанцы же посчитали, что это мы должны им платить за сырье. Хотя в мире сложилась другая практика – государство обязывает владельцев платить за переработку использованных материалов, – сказал “Каравану” главный инженер ТОО Бижан ЖАМАНКУЛОВ.

В итоге главный кредитор, Банк развития Казахстана, объявил завод банкротом. Сегодня на сайте предприятия висит объявление о продаже.

Экология ради имиджа

В своих целях систему утилизации старой бытовой техники уже используют торговые сети по продаже электроники. Они периодически запускают акции, когда покупатель может принести в магазин старый телевизор или телефон и получить существенную скидку – от 5 до 40 тысяч тенге – на покупку нового. Узкий перечень товаров, которые можно купить по акции, и их высокая цена говорят, что торговые сети не ориентируются на пенсионеров. Как раз наоборот, клиенты акций – вполне обеспеченные, но желающие показать свою заботу о природе. Следовательно, сами акции скорее имиджевые, чем практические.

Торговые сети заключают с нами договоры на переработку старой бытовой техники, – говорит “Каравану” Габит УТЕГУЛОВ, директор предприятия по переработке бытовой техники.Мы перерабатываем телевизоры, стиральные машины, компьютеры, приемники. Пластиковую упаковку и корпус отправляем на переработку, черный и цветной металл сдаем. Можем извлекать свинец из припоя. В части электроники используются серебро и золото. По новым законам мы не можем сами перерабатывать схемы, где используются эти металлы, поэтому передаем их в Астану на аффинажный завод, где из них извлекается всё ценное. Не перерабатываем только мониторы. На стекле монитора сохраняются вещества, которые смывать дороже, чем сбыть потом само стекло. Проще разобрать и сам экран складировать на полигоне. Но сейчас в Алматы появились компании, которые за деньги собирают электрический хлам, отбирают, что еще пригодно для продажи, а ненужное просто вывозят на полигоны.

Правда, сейчас и это предприятие вынуждено сокращать свою работу. Года 3–4 назад цех мог переработать тонну техники в сутки. Сейчас на тонну уходит неделя. Уменьшилась и цена переработки – за эти же 3 года она упала с 250 до 70 тенге за килограмм.

Во всех трех указанных предприятиях роль государства была минимальная. Или, наоборот, – разрушительная. Так, в декабре 2013-го постановлением суда сортировочный пункт был снесен. Завод по переработке резины обанкротился, так как государство не смогло заставить людей сдавать, а не просто выкидывать старые шины. Компания Утегулова уже вышла на предел рентабельности по этой же причине. Людей, готовых работать с отходами, в стране достаточно. Другое дело, что они всегда будут самодостаточными, а значит, неудобными для государства.

В Казахстане ежегодно образуется более 3,5 миллиона тонн ТБО. Перерабатывается только 5 процентов отходов

Новости одним абзацем

В Казахстане повышены минимальные цены на алкоголь. Водка и другие крепкие напитки не будут дешевле 1 120 тенге за литр – в 2014 году, 1 300 тенге за литр – в 2015 году и 1 600 тенге – в 2016 году. Ранее минимальная стоимость литра крепкого алкоголя в стране составляла 640 тенге. На этом уровне она была установлена в 2012 году.
Минфин также представил в Парламент законопроект, по которому предлагается ограничить места и время продажи алкоголя.
...
Мажилис Парламента РК одобрил проект закона “О реабилитации и банкротстве” с поправками, внесенными в него Сенатом. Закон считается принятым и направляется на подпись главе государства. В новой редакции изложено понятие “ложное банкротство”, расширен перечень лиц, действия которых могут привести к ложному банкротству. Также сокращаются сроки проведения процедуры банкротства.
...
В 2014 году стоимость покупки минимального пенсионного аннуитета (страховка) для женщин в 50 лет составит 7,3 миллиона тенге, для мужчин в 55 лет – 5,2 миллиона тенге. Рост связан с повышением размера минимальной пенсии и обязательной индексацией выплат по пенсионным аннуитетам в размере 5 процентов, которая введена в 2013 году. Заключать новые договоры пенсионного аннуитета страховщики начнут не раньше даты окончания последнего перевода пенсионных накоплений в ЕНПФ.
...
Правительство Казахстана определило стоимость геологической информации в 3,1 МРП за 1 квадратный километр участка с углеводородным сырьем, 2,25 МРП – за 1 квадратный километр с твердыми полезными ископаемыми. Стоимость информации об общераспространенных ископаемых и подземных водах составит 1,5 и 0,75  МРП соответственно.


Загрузка...