Опубликовано: 1064

Битва за Олимпиаду. Нюансы финишной прямой

Битва за Олимпиаду. Нюансы финишной прямой

Международный олимпийский комитет (МОК) опубликовал отчет оценочной комиссии о достоинствах и недостатках двух кандидатов на зимнюю Олимпиаду-2022, на минувшей неделе Алматы и Пекин еще раз представили в Лозанне свои заявки. 31 июля Куала-Лумпуре будет решено: какой город примет зимние Олимпийские игры в 2022 году.

Отчет не для галочки

Надо отдать должное представителям МОК – отчет оценочной комиссии получился объемным, интересным и всесторонне рассматривающим достоинства и недостатки. Не зря в группу входило 14 человек, являющихся специалистами в самых разных отраслях –  они смотрели на Алматы и Пекин не как восторженные туристы и не как повидавшие мир путешественники, а как исследователи неизведанной территории, решающие, где они разместят свой лагерь на ближайшие семь лет.

После всех упреков, которые высказывались в адрес МОК по поводу проведения Олимпиады в Сочи, чиновники этой организации сделали серьезные выводы и демонстрируют показное бережное отношение к правам человека. Речь – о материалах независимых российских изданий о беспределе, творившемся при подготовке к Сочинской Олимпиаде, – когда людей выселяли, строителям не платили за работу и т. д. Помня об этом, МОК, например, теперь придает особое значение вопросам переселения. В частности, все те объекты в Китае, где требуется выкуп земли и переселение хотя бы одного человека, автоматически получают минус – точнее, отметку “проблема/риски”.

Компактность против масштабности

Международный олимпийский комитет настолько обеспокоен тем, что идея “Олимпиада в вашем городе” стала страшилкой для большинства европейцев, что в срочном порядке разработал “Концепцию-2020”. Ее суть – в показушно-бережном отношении к природным ресурсам и бюджетным средствам.

Согласно данным МОК, бюджеты на Олимпиаду в Пекине или Алматы не превысят 4 миллиардов долларов. Европейскому уху эти цифры слышать приятно. Но мы-то знаем, как не котирующаяся даже в рамках нашего континента зимняя Азиада “доросла” до 1,65 миллиарда долларов и как может преодолеть миллиардную отметку по инвестициям Универсиада-2017 в Алматы. Поэтому перейдем к деталям.

Алматы предлагает идею компактных Игр. Расстояние от двух самых далеко расположенных объектов не превышает 50 км. И Пекину, который хочет часть дисциплин провести в Янкине, находящемся в 200 км от столицы, этот козырь побить непросто.

С другой стороны, китайские власти напирают на другой важный фактор, льстящий самолюбию моковцев. “Распространение идеи олимпизма в среде китайской молодежи”  – карта весомая. То, что она козырная, подтверждают успешно проведенная Олимпиада-2008 и юношеские Олимпийские игры-2014 в Нанкине.

Члены МОК отмечают, что Игры, в случае их проведения в Китае, помогут улучшить инфраструктуру в регионе. Еще один весомый плюс – наличие шести готовых объектов из 14 и три планируемых вне зависимости от Олимпиады.

Знание реалий

Что еще удивляет в отчете оценочной комиссии МОК, так это знание как казахстанских, так и китайских реалий. К примеру, представители олимпийского комитета проявили редкую осведомленность об особенностях ведения бизнеса в нашей стране.

При обсуждении идеи Алматы построить три олимпийские деревни (близ аэропорта, катка “Медеу” и горнолыжного курорта “Ак-Булак”) оценочную комиссию насторожил один факт: “Изменение рыночных условий может влиять на частных инвесторов, ответственных за строительство”. Переводя с делового языка на русский и предельно упрощая, эта фраза звучит примерно так: “как только запахнет Большими, Очень Большими деньгами, стоимость землицы в этих районах может превысить все разумные нормы”.

В минусы Алматы оценочная комиссия МОК записала прошлогоднюю девальвацию тенге и падение цены на нефть. К Китаю таких претензий, само собой, не предъявляли. Страна, еще четверть века назад страдавшая от американских санкций, а сейчас являющаяся едва ли не главным кредитором США, может провести Олимпиаду даже (не дай Бог) при 20 долларах за баррель нефти.

О падении цен на нефть представители казахстанского заявочного комитета предпочитают не говорить. Они вообще не любят говорить о неприятных вещах отечественным СМИ, а вот от МОК ничего не скрывают. Поэтому глава Международного олимпийского комитета Томас Бах со товарищи сдержанно озабочены работой правоохранительных органов Казахстана! Естественно, претензии выглядят предельно завуалированно: “Сами казахстанские власти признают, что не все сотрудники (отвечающие за обеспечение безопасности. – Прим. авт.) отвечают международным профессиональным стандартам, но заверяют нас в том, что страна работает в этом направлении”.

Признайтесь, как часто вы ходите на крупные мероприятия? И не важно, спортивного они направления или музыкального. Вас не напрягало то, что, тратя какие-то суммы (порой существенные), вы носите незримое клеймо потенциального преступника? Те 20 тысяч полисменов и всех остальных, кто, по мнению нашего заявочного комитета, будет обеспечивать безопасность в случае победы на Играх, смотрят на зрителей и болельщиков как на рецидивистов.

Вспомните, как досматривали в последние годы школьников перед ЕНТ. Не забудьте также о том, сколько времени занимает досмотр перед матчами футбольной сборной или любого крупного турнира, и вы придете в ужас.

Если всем этим деятелям скажут о важности Олимпиады, будьте готовы – иностранцев будут носить на руках, а как станут обращаться с нами – и говорить не стоит. Смотрите ролики на YouTube – как казахстанские патрульно-постовые и прочие полицейские ведут себя и как общаются с простыми гражданами, и все иллюзии исчезнут напрочь.

К слову, то, что происходит на наших дорогах, также беспокоит МОК. В минус Алматы записана “зависимость концепции от реализации транспортной политики”. Возможно, наших чиновников это удивит, но отдельная полоса движения для общественного транспорта по проспекту Абая в список плюсов Алматы не включена. Может, потому, что сейчас шпион из МОКа стоит в пробке и пропускает очередное авто, которое спешит перестроиться, чтобы не быть вновь оштрафованным?

Оттенки и тонкости

Отчет оценочной комиссии МОК прекрасен тем, что его можно интерпретировать и так, и этак, и вприсядку. Кто-то может посчитать, что шансы Пекина выглядят весомее, чем Алматы. Другим – очень заинтересованным лицам – важно убедить общественность, что идея компактности Игр в Казахстане – превыше всего.

Международному олимпийскому комитету следует отдать должное за предельную дипломатичность и то, что он, ставя кандидатам плюсы и минусы, не позволил четко опознать фаворита гонки. Однако всем, кто сейчас с упоением спорит, следует напомнить об одной важной вещи. Доклад оценочной комиссии – документ, вне всякого сомнения, важный. Но его, скорее, стоит оценивать как театральную программку. Он дает какое-то представление о том, что будет происходить на сцене, но игра артистов – гораздо важнее.

К примеру, в 2007 году приезд Владимира Путина на сессию МОК в Гватемалу в корне изменил поведение членов олимпийского комитета. И Сочи, тот самый скандальный Сочи, имевший в 2007-м только макеты и планы и в котором после отлета оценочной комиссии отключили газ, победил.

Что еще можно сделать?

Логику представителей МОК понять очень сложно. С одной стороны, они отдают должное устоявшемуся десятилетиями европейскому комфорту. С другой – постоянно декларируют важность расширения олимпийского движения. Поэтому на олимпийской карте в последние годы появились такие города, которые нельзя было даже вообразить раньше: Рио-де-Жанейро, Сочи, Пьенгчанг.

Члены МОК – и это чувствуется даже в скупых строках отчета комиссии – отдают должное способности китайцев организовать все на высочайшем уровне. Как показали летние Игры-2008 в Пекине, если оргкомитет запланировал начать финал боксерского турнира, скажем, в 11 часов 47 минут и 15 секунд, будьте уверены: все стартует секунда в секунду. И если ваши часы показывают другое время, пора поменять в них батарейки.

С другой стороны, для большинства моковцев Пекин – изведанная территория. А Казахстан – terra incognita. Поэтому, возможно, нашему заявочному комитету сейчас стоит распространять в Интернете красочные ролики, на которых благодаря спецэффектам можно убрать смог на заднем плане – чтобы не навредил образу прекрасного города. Или другой вариант – снимать город ночью с горы Коктобе. Или же обязательно в ветреную погоду запечатлеть Алматы с высоты горнолыжного курорта Шымбулак – тогда смог тоже не будет бросаться в глаза.

А кроме закулисных движений, в оставшееся до голосования время обе стороны могут идти по официальной тропе. И устранять недостатки. Скажем, Пекин так стремится улучшить экологическую обстановку в городе, что власти даже запретили в ряде районов шашлычные и барбекю... И кто больше преуспеет в попытках выглядеть красивее и пристойнее, тот и победит.

Загрузка...