Опубликовано: 1273

Битва за младенца

Битва за младенца

Несколько месяцев жительница Темиртау разыскивает по всей стране крошечного сына. Молодая мать утверждает: малыша выкрали и прячут… отец ребенка и его родители.

История этой любви была незамысловата: юная студентка познакомилась с курсантом военного училища. И влюбилась! Но длилось все недолго. Юля и Роман в гражданском браке прожили всего два месяца. Как только будущий офицер узнал, что девушка беременна, отказался и от любви, и от ребенка.

Юля вернулась домой. К маме, в Темиртау. Здесь и родился Юрочка.

– Я одна вырастила троих детей, – рассказывает Ольга, Юлина мама. – Муж погиб. Когда Юрочка родился, подумала: троих вырастила – и четвертого поднимем.

Сына Юля записала на свою фамилию. В графе “Отец” по совету работников загса тоже вписала свою фамилию, только прибавила мужское имя – Александр. Никаких следов биологического отца в документах не осталось. Она думала, что из их жизни он тоже исчез навсегда.

Но, когда Юрочке исполнилось два месяца, неожиданно объявились родители Романа. Случайно узнав о рождении внука, приехали из Кокшетау взглянуть на ребенка. Малыш произвел на них ошеломляющее впечатление: копия Романа!

Знать бы, чем все кончится…

– Знала бы, чем все это кончится, на порог бы не пустила, – говорит сегодня Юля.

Они навещали внука. Звонили. И зимой уговорили Юлю приехать к ним погостить. В Темиртау морозы суровые, даже печку-буржуйку приходилось топить. А в Кокшетау большой зажиточный дом, тепло, просторно.

Роман к тому времени уже служил в полку гражданской обороны МЧС РК под Алматы.

Юлия с сыном прожила в этом доме больше трех месяцев, видя от родителей Романа только заботу. Но в мае, когда сыну исполнился год, Юля собралась домой. Ей нужно было как-то устраиваться в этой жизни.

– Друзья нашли хорошую работу в Астане. Родители Романа уговорили оставить внука у них, пока устроюсь и определюсь с жильем. Я и сама понимала, что брать с собой Юрочку в Астану нельзя. Хотела отвезти в Темиртау к маме. Из Астаны до Темиртау – два часа езды, я часто могла бы приезжать домой…

Но сваты настояли: ребенку здесь будет лучше. Юля согласилась.

– Я доверяла им. За три месяца, пока жила у них, только хорошее видела.

Но Юлина мать заподозрила неладное. Особенно после того, как узнала, что дочь по просьбе свекрови написала ей доверенность на сопровождение ребенка. Эту бумагу свекровь уговорила оформить на тот случай, если им придется самим везти внука в Астану, или в Темиртау, или в Алматы.

Мать сказала Юле: срочно забери Юрочку и привези его ко мне!

Юля выехала за ребенком. Однако любящие и приветливые до сего дня дедушка с бабушкой не пустили невестку даже на порог, заявив, что она, мол, бросила ребенка и теперь его не получит.

С того дня Юля уже семь месяцев не видела сына.

“Передать на воспитание матери”

В Кокшетау Юля в первую очередь аннулировала доверенность на сопровождение ребенка в поездках. Затем обратилась за помощью в органы опеки и попечительства отдела образования Кокшетау.

Чиновники сделали все, что смогли. “Рассмотрев заявление Юлии Д., матери несовершеннолетнего Юрия Д., об оказании содействия в передаче ей сына, находящегося у родителей биологического отца, руководствуясь п. 2 ст. 62, ст. 64 “Закона о браке и семье”, орган опеки и попечительства решил: передать несовершеннолетнего Юрия Д. на воспитание матери”.

С этой бумагой и с заявлением о незаконном удержании ее сына Юля пришла к начальнику УВД Кокшетау. А потом вместе с инспектором органа опеки и нарядом полиции пошла за сыном.

– Меня в дом они не пустили, но полицейским разрешили войти. Те вернулись через несколько минут и сказали: ребенка в доме нет. И уехали! Я не имела представления, что делать дальше. Оставила в полиции еще одно заявление – уже о похищении ребенка…

Через две недели, так и не дождавшись новостей от УВД Кокшетау, Юля вновь приехала туда. Ответ полицейских ее ошеломил: ваше заявление аннулировано, так как бабушка и дедушка сказали, что стороны примирились и решили, что ребенок будет жить с отцом в Алматы!

Игра в прятки

В полиции уговаривали решить вопрос по-родственному и не поднимать скандал. Юля отправила письмо в воинскую часть, где служил Роман. Ответ пришел по-военному быстро: “В данное время ребенок находится у биологического отца, который… зарекомендовал себя с положительной стороны, нарушений требований законодательства в работе не допускал”.

Юля тут же выехала в Алматы. Но ребенка в воинской части не оказалось.

Она написала заявление о похищении ребенка уже в Жамбылский РОВД Алматинской области, по месту нахождения части.

Заодно отыскала в суде заявление Романа об установлении отцовства. В своем иске он пишет, что мать ребенка якобы бросила его на произвол судьбы, оставила в доме его родителей, а сама сбежала в неизвестном направлении. Ведет аморальный образ жизни. Нигде не работает. А он – офицер…

От любви до ненависти

Следователям достаточно было бы одного звонка, чтобы узнать: мать ищет сына по всей стране, в трех отделениях полиции лежат ее заявления о похищении ребенка. Почему право­охранительные органы трех городов упорно игнорируют заявления Юлии? Ведь похищение ребенка – одна из самых тяжких статей Уголовного кодекса!

Юля написала письма во все инстанции – в Генеральную прокуратуру, МВД, “Нур Отан”, военную прокуратуру, Верховный суд РК, министру МЧС…

Более всего ее волнует вопрос: где малыш? Вот уже семь месяцев она не знает ничего о своем ребенке.

Бедный малыш. У него могло быть так много любящих близких людей – мама, папа, две бабушки, дедушка. Но люди эти враждуют – из-за него.

Он еще не может сделать выбор сам. За него это сделает человек в судейской мантии. И, дай Бог, чтобы он не ошибся.

Мы изменили имена героев этой истории, чтобы дать им еще один шанс объединиться в любви к маленькому, самому дорогому их человеку, а не в ненависти друг к другу.

А вот имена других участников назовем: начальник УВД города Кокшетау К. АЙТКОЖИН, начальник отдела образования города Кокшетау Х. ГАЗИЗОВ, начальник ДЧС Алматинской области полковник Д. ДАНАЕВ, председатель суда Жамбылского района Алматинской области Б. ШОШИКБАЕВ.

Они в курсе нелицеприятных подробностей этой истории. И от них зависит, будет ли у нее благополучный для малыша исход.

Татьяна Тен, Караганда

Загрузка...