Опубликовано: 3245

Безработный Кызылагаш

Безработный Кызылагаш

В образцово-показательном селе нет поливной воды и почти нет работы.

На черных от свежего асфальта улицах Кызылагаша новые фонари освещают только что выстроенные домики, в которые проведены вода, телефон и Интернет, есть кабельное телевидение. В приемной акимата оператор столичного телеканала собирает аппаратуру – только что закончилось очередное интервью.

– Недовольных ищете, как всегда? – аким Кызылагаша Саулеш АМИТОВА к журналистам привыкла. – Таких у нас много, чего скрывать. Вот несколько бумаг – жалобы, заявления, в том числе на меня лично. Читайте…

Текст от руки, много подписей – люди жалуются, что им не выплатили положенные деньги за скот, погибший при наводнении.

 – Ну зачем обманывать, будоражить народ – государство им выплатило все! Я уже показывала этот список и вам еще раз покажу, – Саулеш Амитова открывает папку с надписью “Выплаты за падший скот по округу Кызылагаш”. – Тут весь скот, который был зарегистрирован. За каждую голову власти честно выплатили все до тиына. Если в сельхозкниге написано “30 коров” – за этих коров и выплатили. Вы посмотрите, какие суммы! Вот один получил миллион семьсот тысяч тенге, другой – миллион триста тысяч! Но некоторым понравилось получать деньги, хотят получить еще. А второй раз такой фокус не проходит – это же не цирк!
Еще один список – из десяти человек, не успевших вовремя собрать справки на получение скота. Кто-то был в больнице, в отъезде, им скот выдали позже. Но и в этот список, по словам акима, тоже кое-кто пытался влезть, затеряться, так сказать, в толпе и получить положенное по второму разу.

Дайте еще денег!

Следующий список гораздо длиннее. Это серьезный документ – коллективное заявление во все компетентные органы, включая КНБ. Подписавшиеся – 173 фамилии – требуют от государства выплатить им обещанные деньги: 45 тысяч тенге каждому. Оказывается, все население поселка три месяца получало от государства специальное пособие – 15 тысяч тенге на человека. Когда его выплачивать прекратили, в Кызылагаше образовалась инициативная группа борцов за дармовые деньги.

В поселке есть несколько частных грузовиков, и с началом сезона их владельцы неплохо зарабатывали на доставке угля из Талдыкоргана. После того как в Кызылагаш пошли коммунальные КамАЗы с углем, закупленным через городское управление энергетики, все эти люди остались без работы. Когда весь поселок лежал в руинах, они неплохо заработали, вывозя и продавая отсюда металлолом. Заборы, фляги, искореженные остовы машин – на продажу шло все...

– Я знаю, что людям приносили чистые листы и просили подписаться, – возмущенно говорит Саулеш Амитова. – А потом от их имени писали заявление с просьбой продлить срок выплаты пособия еще на три месяца. Когда я эту идею не поддержала, они стали писать жалобы в те же компетентные органы – в этот раз уже на меня. А за что на меня жаловаться? За то, что они уголь покупали у частников по 10 тысяч за тонну, а я через акимат нашла деньги и договорилась о поставках на две тысячи дешевле?

Мы едем вдоль аккуратных новых заборов к дому, во дворе которого продается уголь. Несколько сельчан неторопливо грузят топливо на телегу. Местный житель Серик ЖАРМЕНОВ жалобщиков не поддерживает, но понимает.
– Нам всем платили три месяца по пятнадцать тысяч. Я точно знаю, что по нашей улице эти деньги получили все. Кое-кто живет в других городах и регионах, но и они не остались без денег, потому что тут прописаны. Дали скот, построили дома, помогли деньгами – что еще им надо?

 – Ну, может, деньги кончились, и им сейчас жить нечем. А работа в Кызылагаше есть?
 – Какая в поселке работа? Теперь, без плотины, совсем плохо. Но вы же об этом не напишете.

 – Почему?
 – До наводнения работы тоже было мало. Вы же про это не писали...

“Без плотины тут делать нечего”

– По телевизору сказали, что каждому выплатят по 120 тысяч, – местный житель Нурболат возмущенно хлопает себя по карману синего ватника. – В новостях так сказали, мы все видели. 45 тысяч получили, а остальные тогда где?

Эти деньги для Нурболата – серьезная сумма. У него 550 гектаров земли, из них 130 га – это пашня, поливные земли. Но сегодня их использовать нельзя, потому что нет воды для полива. Воду собирала та самая злополучная плотина, прорыв которой разрушил поселок.

Всего в Кызылагаше обрабатывали около трех тысяч гектаров пахотных земель, сажали свеклу и сою. Половиной владеет бывший хозяин плотины, и еще 163 крестьянских хозяйства имели наделы. Более половины всего дохода жители поселка получали с поливных земель, за сезон семья могла заработать несколько миллионов тенге. Теперь, без плотины, поливной воды хватит от силы на 150 гектаров.

Пока что желающим выделили 200 гектаров поливных земель в 40 километрах от Кызылагаша. Люди сообщают, сколько они могут обработать, под эту землю акимат выделяет семена и солярку. Деньги, опять же, берутся из фонда помощи пострадавшим. Но это сделано всего на один год, и что будет дальше, никто не знает.

Дорога к разрушенной плотине идет через новый мост, мимо красивого памятника жертвам наводнения. Кладбище на берегу реки осталось прежним – почти всех погибших похоронили в Талдыкоргане. С новой трассы сходит размытая грунтовка, заканчиваясь у груд бетонных блоков, разбросанных по руслу на сотню метров.

Глава Минсельхоза Ахылбек Куришбаев вроде лично обещал плотину восстановить, но пока никаких работ на месте бывшей дамбы местные жители не заметили. Прежнюю плотину еще при Союзе строили несколько лет. Сколько ждать новую?    

 – У меня было 50 гектаров пашни, – говорит единственный этнический немец Кызылагаша Давыд ШЕФФЕР, – сажал сою, ячмень и арбузы. Все это приносило миллиона два прибыли в год. В этом году я вообще не сеял – нет воды. Скота мало, пока он расплодится, пройдет время. Так что пока живем на пенсию жены. Половина Кызылагаша жила с поливных земель. Если плотины не будет, нам тут делать нечего.

Пока не забыли

Сегодня в селе строят моторно-тракторную станцию. Туда уже пришла первая техника, они тоже закуплены на деньги фонда помощи пострадавшим. На сколько еще хватит денег фонда? Построили убойный цех, но это уже не помощь, а часть программы, которая выполняется по всей республике, поскольку без таких цехов наши партнеры по Таможенному союзу отказываются пускать казахстанское мясо на свою территорию.

Но цех – лишь малая часть того, что требуется сегодня поселку. Более трети населения в Кызылагаше – переселенцы-оралманы, у которых своей земли нет. До наводнения они брали участки в аренду у коренных жителей, оплачивая скотом или частью урожая. После потери поливных земель работы для этих людей станет намного меньше.

 – У кого нет земли, у того сейчас и работы, считай, нет, – констатирует один из местных жителей. – Главным богатством оралманов был скот. За утонувших баранов заплатили по 6700 тенге, хотя на рынке баран стоит минимум 15 тысяч. Вот так…

Во времена СССР в районе работал племенной конезавод, имелась молочная ферма. Затем, как и везде, бывшие совхозные земли разделили на мелкие наделы. После наводнения в Кызылагаше пытался работать фонд “Даму”, но не смог найти “достойных” заемщиков. Обычная ситуация – крупных хозяйств нет, а мелким фермерам нечего предоставить в залог.

Аким Амитова говорит, что селу нужен коммунальный крытый рынок, где люди могли бы торговать в нормальных условиях. Рядом трасса из Китая, и можно бы было продавать товары дешевле, чем в городе. Но областное дорожное управление не разрешает предпринимателям открывать магазины вдоль трассы. Еще она очень бы хотела создать в селе молочную ферму, но не знает, кто мог бы поддержать это начинание.

Единственное, что мы можем ей посоветовать, – поднимать эти вопросы быстрее, пока Кызылагаш еще посещают телевидение и высокое начальство…
Алматинская область

Загрузка...