Опубликовано: 1111

без-Опасная работа

“АрселорМиттал Темиртау” в борьбе с производственным травматизмом использует любые методы, даже подделку документов.

В №16 от 16 апреля нашей газеты был опубликован материал “Подземная сторона “медали”. В нем мы рассказали о том, какова реальная картина, порой скрывающаяся за бравурными отчетами компании “АрселорМиттал Темиртау”.

После публикации шахтеры принесли в редакцию весьма любопытные документы и попросили продолжить тему.

– Шахтеры уже поняли, что дальнейшая позиция страха и молчания заведет их туда, откуда им уже не выбраться, – говорит председатель общественного объединения “Шахтерская семья” Наталья ТОМИЛОВА. – И что им надо бороться за свои права.

Кто вписал частицу “не”?

Вот один весьма наглядный пример. Рабочий шахты имени Костенко М. получил тяжелую травму на рабочем месте – перелом берцовой кости, разрыв мышц, отрыв мениска. В результате стал инвалидом 2-й группы.

Но его травму работодатель не отнес к разряду тяжелых. А в составленном акте 40 процентов вины возложил на самого рабочего.

– Мы подали в суд. Суд степень вины работодателя установил 100 процентов, работника – 0 процентов, – говорит Наталья Томилова, представлявшая интересы шахтера в суде.

На судебном заседании, кстати, выяснилось, что медицинское заключение о тяжести травмы, представленное ответчиком суду, оказалось поддельным!

Лечащий врач пострадавшего шахтера Д. КУРМАНГАЛИЕВ выступал на суде в качестве свидетеля и подтвердил: “В карте больного имеется заключение о том, что травма относится к числу тяжелых. Это заключение подписано мной и завотделением”.

Из частного определения Темиртауского суда: “Визуально видно, что оно (заключение) ПОДДЕЛАНО путем внесения частицы “НЕ” перед словом “ОТНОСИТСЯ”.

В заключении, предъявленном суду ответчиком, врач своей подписи не признал.

Темиртауский городской суд вынес частное определение прокурору для принятия мер. Тем более что на судебном заседании врач заявил, что “ему известны случаи, когда администрация шахт обращается с просьбой о выдаче заключений о получении легкой травмы вместо тяжелой, но врачи не выдают заключений, не соответствующих действительности”.

Он просто… катался на конвейере!

А вот вторая, не менее показательная история: с горнорабочим шахты “Абайская” несчастный случай на производстве произошел во время зачистки ленточного конвейера. Его рука оказалась затянутой в конвейер. Рабочий, испытывая чудовищную боль, чудом высвободился и остался жив. С переломами и сотрясением мозга был доставлен в больницу.

Но работодатель не только не признал тяжести полученных травм, но и отказался принимать случай к регистрации, заявив, что рабочий… катался на ленте конвейера, упал и при этом расшибся.

– Администрация нам заявила: если бы его действительно затянуло в конвейер, то ему бы оторвало руку. А поскольку рука на месте, значит, рабочий лжет, – возмущается Наталья Томилова. – Естественно, мы подали в суд. Абайский районный суд нашу жалобу удовлетворил и обязал шахту принять ЧП к учету как несчастный случай на производстве, оформить акт по всей форме.

Правда, это решение суда компания намерена обжаловать.

Не работать – опасней, чем работать

Это лишь два случая в веренице травм, получаемых рабочими на предприятиях “АрселорМиттал Темиртау”. Насколько они типичны, судить не нам.

Руководство компании устраивает, когда пресса верит официальным пресс-релизам: “Уровень травматизма на шахтах снизился на 90 процентов”. Проверить эти утверждения трудно.

– Мы не имеем реальной картины по травматизму из-за практики сокрытия производственных травм от расследования и учета, – говорит главный технический инспектор труда профсоюза угольщиков “Коргау” Валерий ГЕРАСИМОВ. – Но я могу привести пример, который даст пищу для размышлений. Вот два предприятия компании: завод НОММ – 900 рабочих, и шахта им. Ленина – две тысячи рабочих. За прошлый год на заводе произошла только одна производственная травма, на шахте – 12. Похвальный уровень безопасности, не правда ли? Но вот другие данные: за этот же период бытовые травмы дома и на улицах города получили 18 рабочих завода и 273 шахтера шахты им. Ленина! Значит, работать в шахте значительно безопасней, чем находиться дома или гулять по улицам?

А вывод, который может сделать человек с логическим мышлением: львиная доля производственных травм в компании просто переквалифицируется в бытовые?

Самая здоровая компания в мире

Генеральный директор АО “АрселорМиттал Темиртау” Франк ПАННИР подчеркивает: “Предметом особой заботы компании остается создание безопасных условий труда людей. Только за два последних года в карагандинские шахты инвестировано 280 миллионов долларов”.

Директор угольного департамента АО “АрселорМиттал Темиртау” Джакан МУХАМЕДЖАНОВ подтверждает: “Из 69 миллионов долларов, выделенных на этот год, тридцать процентов будет выделено на технику безопасности. В результате планомерной работы производственный травматизм на шахтах снижен на 90 процентов”, – считая вполне возможным довести этот показатель до 100.

То, что сказано, то и будет наверняка сделано. Не стоит и сомневаться. Вот только будет ли это реальной заботой о безо­пасности труда или обернется приписками?

Татьяна Тен, Караганда

Загрузка...