Опубликовано: 3296

Без запаса прочности, или Кому нужна девальвация?

Без запаса прочности, или Кому нужна девальвация?

Будет или нет кризис в Казахстане, какие формы он примет и как отразится на нашей жизни? Если еще в начале лета различные аналитики предсказывали, что запаса прочности у Казахстана хватит на 2–3 года, то последние события в мире говорят, что этого времени у нас, возможно, уже нет.

В августе сразу две национальные компании и фонд “Самрук-Казына” сообщили о своих проблемах. Доля квазигосударственного сектора составляет примерно половину от всей экономики Казахстана, а значит, их показатели вполне можно перенести на страну.

Так, НК “КазМунайГаз” сократила свой бюджет и перестала принимать на работу новых сотрудников, рассказал вице-министр по инвестициям и развитию республики Альберт Рау. С первого сентября работники “Казахстан темир жолы” перейдут на неполный рабочий день, сообщил председатель отраслевого профсоюза работников транспорта Оразгали Ахметбаев. В таком режиме компания будет работать как минимум до конца 2015 года. Также будут сокращаться все расходы компании. В целом по группе компаний фонда “Самрук-Казына” сокращение расходов в 2015 году составит 405 миллиардов, сообщил главный директор по развитию бизнеса ФНБ Берик Бейсенгалиев. Сокращение будет идти за счет продажи непрофильных компаний, а также урезания социально ориентированных проектов.

Что же происходит с этими компаниями? Давайте вернемся к истокам и первопричине всех наших успехов и проблем.

Беда и гордость страны

Основой экономики Казахстана является нефть. В 2014 году мы добыли 81 миллион тонн нефти. Экспортировали 61 миллион тонн. Это обеспечило более 90 процентов всего экспорта страны в прошлом году в денежном выражении. При повышении цен на нефть объем экспорта увеличивается, что и наблюдалось последние 15 лет. При понижении – доходы страны уменьшаются.

Среднегодовая цена российской нефти марки Urals – под такой маркой продается большая часть и нашей нефти – в 2014 году сложилась в размере 97 долларов за баррель. По прогнозам Банка России, среднегодовая цена на нефть марки Urals в 2015 году составит порядка 50–55 долларов за баррель, что пока и происходит. Следовательно, и экспортные доходы Казахстана в 2015 году должны упасть в два раза. Исходя из этого, должна была сжаться и внешняя торговля страны.

По данным комитета по статистике, внешнеторговый оборот РК за январь – июнь 2015 года упал сразу на 36 процентов – с 61,8 миллиарда долларов до почти 40 миллиардов. В том числе экспорт – на 43 процента (до 24 миллиардов долларов), импорт – на 19,7 процента (до 15,5 миллиарда). Такое резкое сокращение не может не сказаться на доходах государства, ведь продажи нефти обеспечивают почти треть ВВП страны.

Если ситуация на внешних рынках не изменится, то кризис в Казахстан придет почти наверняка, уверен директор департамента аналитики АО “Асыл-Инвест” Айвар БАЙКЕНОВ.

– Если цена на нефть будет оставаться в районе 50 долларов, то, прежде всего, сохранятся девальвационные ожидания, будут падать доходы госбюджета, – рассуждает Байкенов. – В связи с курсовой неопределенностью уже практически заморожены инвестиции в бизнес. Потребительский спрос падает. Падает экспорт, вслед за ним падает и импорт. В целом весь рост экономики обеспечивается лишь за счет государственных расходов. Все это говорит о том, что если этот год мы, может быть, пройдем, то в следующем будут осложнения. Вполне возможно, что будет зафиксирована и техническая рецессия в экономике. А это уже позволит говорить и об экономическом кризисе в Казахстане.

Кому нужна девальвация?

Каким может быть выход из этой ситуации? Формально быстро можно использовать два пути – сокращение расходов государственного бюджета и снижение курса национальной валюты. В идеале оба метода должны работать вместе.

Однако пока формально правительство страны не сообщало о сокращении бюджета. Более того, Астана четко указывает, что никаких сокращений не будет и население никак не пострадает. Правда, население уже страдает. Не так сильно, как может быть, но снижение уровня жизни уже происходит. Это видно по показателям импорта.

– Ведутся дискуссии о необходимости девальвации, есть даже эксперты, заявляющие, что она не нужна. Считаю это глупостями, потому что в мире идет экономический шторм, и падение цен на сырье – следствие шторма, – написал на своей странице в соцсетях финансовый аналитик Айдархан КУСАИНОВ. – Тенге стабилен – за год снизился на 3,5 процента. Сравним с другими валютами за этот же год. Группа стран – экспортеров сырья: норвежская крона упала за год на 32,9 процента, канадский доллар – на 19,9 процента, австралийский доллар – на 26,2 процента. Группа основных торговых партнеров: евро девальвировал на 20 процентов, рубль – на 80 процентов, белорусский рубль – на 54 процента, китайский юань – на 4,2 процента. Ведущие валюты мира к доллару США в целом упали на 15 процентов. Но тенге стабилен и, как заявляется, будет стабилен.

Противники девальвации, продолжает аналитик, видимо, руководствуются одной из трех версий (или всеми тремя сразу): Казахстан в дождь между каплями пройдет и не намокнет, законы экономики на страну не распространяются, экономика страны и Национальный фонд настолько мощны, что могут быть мировым драйвером. Еврозона от такой роли отказалась год назад, Китай недавно тоже решил, что эта ноша слишком тяжела.

– Девальвация минимум на 20–25 процентов уже не может быть предметом дискуссии “делать – не делать”. Сегодня вопрос должен стоять так: “25 процентов или 60 процентов в течение недели или месяца”, – уверен Кусаинов. – Благодаря этому КТЖ отменит перевод на 4-дневную рабочую неделю, “Арселор” не уволит 10 тысяч рабочих, ССГПО не уволит 11 тысяч рабочих, птицефабрики на севере Казахстана не закроются. Если не делать девальвации, то все эти увольнения произойдут, тогда у людей кончатся деньги, они перестанут покупать товары импортеров, начнется волна увольнений с предприятий-импортеров.

Другим примером может стать опыт той же России. Конечно, с поправкой на то, что страна находится в состоянии санкционной войны. Однако уже сейчас госфинансирование по всем государственным проектам урезано минимум на 10 процентов. Остались нетронутыми только зарплаты военных и пенсии.

Но и такое малое сокращение расходов связано с резким падением курса рубля. Год назад доллар стоил 33 рубля. Сегодня уже 65 рублей. Пока падение курса валюты российская экономика переживает достаточно спокойно за счет своих размеров и даже умудряется получать от этого прибыль. Ведь если в том же августе 2014 года нефть стоила 100 долларов, или в пересчете 3 300 рублей, то сегодня при цене нефти в 50 долларов цена в рублях составляет 3 250 рублей за баррель. При этом все платежи и исчисления производятся только в национальной валюте.

В Казахстане экономика долларизована. Поэтому платежи считаем в тенге, но тут же в уме переводим их в доллары. В результате становимся беднее. Поэтому даже сокращение бюджета не даст такого же эффекта.

– Очевидно, правительство будет снова пытаться поддерживать рост экономики за счет госрасходов, – считает Айвар Байкенов. – При этом по бюджету 2015 года видно, что правительство не готово трогать расходы на социалку. Возможно, снова будут предприниматься попытки выбить деньги из Национального фонда. Нельзя исключать и попыток привлечения внешних займов. По государственному сектору сокращение персонала пока сдерживается. Но нацкомпании будут сокращать свои расходы, реструктурировать и приватизировать свои дочерние компании. Есть еще один выход – стратегический. Общие расходы только на ФИИР-1 составили больше 11 триллионов тенге. На реализацию ФИИР-2 в 2015 году запланировано выделить 200 миллиардов тенге. Отчеты, представленные по реализации этой программы, выглядят очень красиво. Поэтому сейчас нам предоставляется возможность на деле проверить, насколько правильно распорядилось деньгами правительство страны в жирные годы, чтобы пережить годы тощие.

***

Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ, аналитик Financial Bridge:

– Причина падения цен на нефть – выход из рынка инвестиционных денег. Это в основном американский капитал, чья активность зависит от ставки рефинансирования Федеральной резервной системы. Соответственно, логично предположить, что в случае роста ставки ФРС при низких темпах роста экономики в самих Штатах и мире в целом сырье (и нефть, и золото, и базовые металлы) будет стоить, как в 2003–2005 годах. А это значит, что рынок зависает в коридоре 35–55 долларов за баррель.

Однако этот сценарий может сыграть, если не будет глобального дефицита нефти. У потребителей сырья есть возможность по крайней мере год спокойно пересидеть дефицит в 1,5–2 миллиона баррелей в сутки за счет нынешних запасов. Конечно, все это осложняется желанием спекулянтов поиграть на рынке. Так что, наверное, базовый сценарий – волатильный боковик в коридоре 35–65 долларов за баррель. Правда, слишком уж большой диапазон получается.

Алматы

 

Загрузка...