Опубликовано: 6119

Без музыки – тоска

Без музыки – тоска

Анель АРИНОВА, экс-солистка группы “КешYou” – одна из немногих исполнительниц, сумевших удержаться на плаву сольной карьеры. Сегодня она известна еще и как актриса. “Каравану” Анель рассказала, тяжело ли жить в мире шоу-бизнеса и сколько стоит для артиста записать новую песню .Вот такой динозавр

– Полтора года назад я покинула “КешYou” и задалась вопросом, что же я буду делать дальше, – рассказывает Анель. – И тут Сабит Рахимбаев и Даут Шахисламов из “Нашей KZаши” предлагают сняться в сериале “Городские легенды”. Для меня это что-то новое, и я согласилась. Роль, которую я играла, была полностью моей противоположностью. Через некоторое время мой бывший и нынешний продюсер Баян Есентаева приглашает меня в свое новое музыкальное реалити-шоу.

– Сегодня ты – самостоятельная певица, выступаешь сольно. О бывшей жизни в “герл-команде” не вспоминаешь?

– В “КешYou” мы вкладывали свои силы и талант с 2006 по 2012 год. Это мое сердце, моя душа. Я была у истоков группы, можно сказать, я динозавр “КешYou”.

Воплотившие мечты

– А как тебя вообще занесло в шоу-бизнес? Насколько я знаю, ты училась на менеджера по туризму и высшего музыкального образования у тебя нет?

– Я окончила детскую музыкальную школу в Талдыкоргане. Когда мне было 15 лет, к нам приехала преподаватель из Новосибирска и создала квартет. Это было очень интересно – мы выступали на городских мероприятиях между игрой команд КВН. Потом я переехала в Алматы. На тот момент я устала от музыки, решила отдохнуть. Нужно было поступать в институт, я думала, какая специальность была бы мне по душе. В 1998 году было модно учиться на юриста и экономиста. Но выбрала специальность “Экономика и менеджмент в туризме”. В 2005-м решила получить второе высшее образование и поступила на специальность “Финансы и кредит”. До того, как стала одной из “КешYou”, я уже стояла на сцене, пыталась сделать сольную карьеру… Вообще на сцене я с восьмого класса. Первые три года музыкальной школы я не хотела учиться, капризничала. Мамочка прямо-таки упрашивала меня, мол, доченька надо, и если не закончишь, то потом просто пожалеешь, как многие. Я до сих пор маме говорю за это спасибо!

– Получается, твоя музыкальная карьера – желание родителей?

– Родители никогда не диктовали, что мне надо делать. Но они мне советовали, во всем и всегда меня поддерживали. Я ходила не только в музыкальную школу, но и была в спорте – занималась художественной гимнастикой, плаванием. Папа в детстве преподавал мне ушу. Родители развили во мне усидчивость. За это я им очень благодарна. Папа в молодости пел бардовские песни, участвовал в конкурсах. Потом прекратил, потому что он врач-нейрохирург. Можно сказать, я воплотила его певческие мечты. Считаю, что мне повезло с родителями, ведь многое в развитии ребенка зависит именно от них.

Не настолько богаты….

– Многие рвутся в шоу-бизнес, думают, что там все просто и сладко. Как же на самом деле?

– У нас, чтобы попасть в шоу-бизнес, человек должен либо найти спонсора, который вложит деньги, либо иметь за своей спиной немаленький капитал. Даже запись одной песни стоит очень дорого. Цена за хороший трек – от 3 500 до 5 тысяч долларов. Альбом обойдется как минимум в 30 тысяч долларов. Чтобы снять хороший клип, надо отдать в среднем 10 тысяч долларов. Помимо этого нужна ротация на радиостанциях и телеканалах. Нам ее не дарят, мы вынуждены платить, причем немало. У нас много одаренных артистов, но у них просто нет денег. Поэтому, когда артисты перестают мелькать на экране, все начинают думать, что они перестали существовать. Нет, мы есть, просто не настолько богаты, как многие думают.

– Уверена, презентабельная внешность и фигура играют немаловажную роль…

– В шоу-бизнесе важно все: внешность, голос, мозги. У нас много прекрасных вокалистов, но им то ли природа не дала внешнюю красоту, то ли они сами за собой не хотят следить, думают, что достаточно иметь хорошие вокальные данные. Либо наоборот: с прекрасными фигурой и лицом хорошо танцуют, но петь не умеют, разве что только под фанеру. Таких мы называем “мебелью”. Если введут закон, что фанеру надо убрать, то, думаю, в Казахстане процентов 60–70 артистов просто отсеется. Хотя многих это и не волнует – живой звук идет или фанера. Они уверены, что многие женские команды фактически не умеют живьем петь. Что на сцене стоят красивые тела и красиво двигаются. Но просто быть куклой на сцене – мало. Нужно еще вовремя уметь включать мозги. Все должно быть уравновешено.

– Чем ты сейчас живешь и какие планы строишь на будущее?

– Я не представляю себя и свое будущее без музыки. Когда мне хорошо – пою, когда плохо – тоже пою. Музыка, сцена – там я живу. Передать то, что я чувствую, не могу. Это мое сердце, душа, мечта! Дорогу осилит идущий, поэтому надо идти к своей мечте, к своей цели! Мне интересно учиться чему-то новому, открывать в себе новые способности. Думаю, что самое главное – не останавливаться, работать постоянно... У меня достаточно задач на ближайшие десять лет. Хочу сделать себе имя, чтобы оно работало на меня. Хочу, выходя на сцену, слышать бурные овации зрителей. Хочу, приходя домой, наслаждаться звонким смехом детей, чтобы мои родные были рядом.

Загрузка...