Опубликовано: 5640

Бесплодный брак – наше будущее?

Бесплодный брак – наше будущее?

В новостных лентах недавно мелькнула информация: мол, отныне в алматинских загсах не будут регистрировать брак, пока жених и невеста не пройдут медицинское обследование. Таким образом медики хотят выявить бесплодные браки уже в самом начале их совместной жизни. Иначе, как криком души медиков, это назвать нельзя...Проблемы – у 40 процентов девочек

Интересно, что подобная практика – ходить к врачу перед загсом – уже давно, с 2003 года, существует в Узбекистане, Азербайджане, с 2007-го к этому приступили и в Украине. В Болгарии желающие сочетаться браком должны предоставить специальную декларацию и медицинское свидетельство об отсутствии у них болезней, препятствующих заключению брака. Например, на предмет того, не являются ли будущие супруги носителями венерических заболеваний, ВИЧ-инфекции. В Узбекистане таким законом пытаются создать все условия для формирования здоровой семьи и предупредить рождение детей с наследственно обусловленными и врожденными заболеваниями. В некоторых странах эта процедура проводится абсолютно бесплатно государственными поликлиниками, в других, наоборот, – частниками и за деньги. И обследование это добровольное, а его результаты сообщаются будущему супругу лишь с согласия обследованного.

У нас же, в Казахстане, сразу решили взять быка за рога, поскольку статистика разводов из-за отсутствия детей в браке или рождения больных стала пугающей. Возможно, это издержки сексуальной революции, которую в нашем обществе либо не замечают, либо просто не хотят видеть, когда молодежь начинает заниматься сексом чуть ли не с 14 лет. Что зачастую приводит к абортам, чаще к половым инфекциям, которые лечатся самостоятельно, иногда не совсем удачно. По статистике Минздрава, в 2009 году почти 40 процентов девочек в Казахстане имели плохое репродуктивное здоровье.

Впрочем, начинание загсов, насколько мы поняли,  так и осталось всего лишь пожеланием. Обзвонив пару-тройку загсов и дозвонившись  до информационно-правовой службы Минюста, мы узнали, что нет на сей счет никаких распоряжений или приказов.

Последствия “любви”

В акушерско-гинекологическом отделении одной из частных клиник никогда не бывает пусто: ежедневно на операции по лапароскопии женских детородных органов, на аборты и прочие хирургические вмешательства ложится в среднем пять человек. “Удовольствие” (если его так можно назвать) не из дешевых. Койко-день обходится в 8,5 тысячи тенге. Операции – от 30 до 120 тысяч тенге с лишним, в зависимости от сложности. Большинство женщин – среднего достатка, работающие. Замужние и незамужние.

Возраст – от 18 до 55 лет. Все они лечат свои болячки: последствия гормональных сбоев, дисфункцию яичников, последствия заболеваний половой сферы и многое другое.

Но в коридорах все чаще мелькают молоденькие лица: девушкам, “которые любили, да не вышли замуж”, врачи отделения оперируют трубы, яичники, матку, бывает, навсегда лишая молодых женщин возможности забеременеть самостоятельно. Это значит, что им придется столкнуться с диагнозом бесплодие и воспользоваться услугами экстракорпорального оплодотворения – ЭКО, а то и на всю жизнь остаться бездетными.

Донор вам в помощь?

В коридорах алматинской клиники мне удалось поговорить с женщинами, которые не могут забеременеть.

40-летняя Карлыгаш – одинокая женщина, которая будет прибегать к ЭКО, используя сперму и... яйцеклетку доноров: несколько лет назад ей удалили трубы и один яичник. Вероятность получить яйцеклетку – минимальная. Она также не может претендовать на бесплатную квоту на ЭКО: по разнарядке Министерства здравоохранения на квоту могут рассчитывать бесплодные пары, у которых нет детей, до 35 лет.

Доход женщины не столь значителен, поэтому часть анализов она пытается сдать в поликлинике по месту жительства. Но не тут-то было! Терапевт отказывается выписывать направления на анализы, поскольку это сфера деятельности гинеколога.

По словам Карлыгаш, участковый гинеколог успевает принять лишь беременных. На более сложные болезни слабого пола у нее просто не хватает времени:

– Высидев полтора часа в коридоре поликлиники, я так и не попала на прием. Пришлось обратиться в частную лабораторию и сдавать анализы платно.

Другой собеседнице – Гаухар – посчастливилось попасть к участковому гинекологу в женской консультации. Но вместо того чтобы помочь сократить расходы на лечение, она не только не выписала направления на анализы, но направила ее еще и на дополнительное обследование в... онкодиспансер. Запись на прием в который производится за месяц!

Юлия, 30 лет, предпринимательница. Замужем. Детей нет. Пытается забеременеть, но безрезультатно. Никаких видимых патологий в ее организме врачи найти не смогли. Во время диагностической лапароскопии обнаружилось, правда, что ее яичники просто “не хотят работать”, не вырабатывают яйцеклеток, а следовательно, шансов зачать малыша самостоятельно у них с мужем очень мало. И если этот механизм не запускается самостоятельно, его начнут стимулировать искусственным путем. А это значит, что молодая семья должна будет выложить средства на долгое и дорогостоящее лечение и, скорее всего, воспользоваться ЭКО.

Каждая пятая семья – бесплодна

По данным общественного фонда “Аман-саулык”, занимающегося проблемами здравоохранения, сейчас в Казахстане бесплодными являются 17 процентов супружеских пар. Среди причин бесплодия врачи называют ранние половые контакты, аборты, курение, плохую экологию, инфекции половых путей, неправильное питание и другой “джентльвуменский набор”, которым привыкли оперировать медики. При этом сегодня, вопреки многомиллиардным вливаниям в различные программы здравоохранения, хваленые бесплатные услуги, которые могли бы предотвратить многие болезни и дальнейшие затраты на здоровье населения, вовсе не такие уж и доступные. Например, услуги экстракорпорального оплодотворения с 2010 года включены в пакет гарантированного объема медицинской помощи, ведь в них нуждается почти каждая пятая семья. Но этой “бесплатной” помощью, тянущей на 6–7 тысяч долларов США, могут воспользоваться единицы. По данным вице-министра здравоохранения Эрика БАЙЖУНУСОВА, в 2011 году объем ЭКО, осуществляемого по квоте государства, составил 350 циклов, в 2012-м – 500, а в рамках реализации госпрограммы “Саламатты Қазақстан” до 2015 года он увеличится до 750 циклов. Впрочем, и этого пока недостаточно: репродуктологи подсчитали, что для удовлетворения потребности в ЭКО медики должны проводить до 7 тысяч операций в год!

В Казахстане сегодня работает всего четыре клиники экстракорпорального оплодотворения. Три из них – в Алматы, одна – в Астане. По государственному заказу работают только клиника в Астане и Алматинский институт акушерства, гинекологии и перинатологии. Воспользоваться квотой бесплодные семьи могут только один раз, в случае неудачной попытки  квота повторно не выдается

Красивая отчетность и суровый реализм

По словам руководителя лаборатории ЭКО Равиля ВАЛИЕВА, истинной картины бесплодия в Казахстане не знает никто:

– Потому что статистика, которая ведется в Казахстане, – малоинформативна. Если говорить о строгих статданных, то существует понятие “процент бесплодных супружеских пар”. Но по отчетности мы отдельно регистрируем женщин и мужчин с бесплодием. Например, в 2009 году было 11 600, в 2010-м – 11 300 бесплодных пар.

Количество мужчин,  официально зарегистрированных, – в четыре раза меньше. Да и статистика по количеству бесплодных женщин неточная. Как мы об этом судим? Ежегодно в Казахстане регистрируется до 160 тысяч браков, если взять официальную статистику бесплодных, то получается, что у нас в 2009 году было примерно 8,2 процента бесплодных браков, а в 2010-м – 7,7 процента. Эти показатели были очень хороши, не будь мы реалистами. В мире к подобным показателям только-только приближаются такие благополучные страны, как Швеция, где на 1 миллион человек приходится 273 ЭКО. У нас на тот же миллион человек – всего 14 ЭКО!

И когда у нас с высокой трибуны называются цифры в 14–17 процентов бесплодных пар, то я считаю, что и они взяты с потолка. Сегодня даже некорректно говорить, что больше бесплодных женщин, чем мужчин. Сейчас их соотношение якобы равно 60 (женщины) на 40 (мужчины). Но это лишь потому, что женщины не боятся выявлять свое бесплодие, тогда как мужчины тщательно скрывают этот факт и до последнего не лечатся. И если бы у нас была более точная статистика по бесплодию мужчин, то можно было бы выделять дополнительные средства на ЭКО. Наибольшее же количество бесплодных женщин зафиксировано в Алматинской, Карагандинской и Южно-Казахстанской областях, далее идут Восточный Казахстан, Астана и Актюбинская область.

Цена “процедуры” – миллион тенге

По данным одной из клиник ЭКО, сейчас в Казахстане проводят около 4000 циклов в год – и платных, и за счет государства. Государственные циклы ЭКО очень дороги, потому что препараты, используемые в них, импортные. Львиную же долю процедуры ЭКО составляют как раз лекарства.

Цена на ЭКО в Алматинском центре акушерства, гинекологии и перинатологии выйдет в миллион тенге: обследование и лекарства – 227 тысяч тенге, сама процедура ЭКО (без препаратов) – 780 тысяч тенге. В Институте репродуктивной медицины цены примерно такие же. В клинике “Экомед” – 600–700 тысяч тенге. Заметим, что в Израиле, который славится своими достижениями в репродуктивной медицине, стоимость ЭКО для граждан страны – примерно 1,5–2 тысячи долларов. Низкая стоимость достигается как раз за счет собственных препаратов, изготавливаемых в стране. Плюс ко всему в Израиле очень хорошая система таможенной очистки, которая определенные группы препаратов позволяет завозить по более низкой цене.

У нас при отсутствии препаратов и специалистов услуга по искусственному оплодотворению, возможно, еще долго будет малодоступной. А это значит, что ждать демографического всплеска не приходится.

Загрузка...