Опубликовано: 1113

Бесбармак в новосибирском театре

Бесбармак в новосибирском  театре

В Новосибирском театре “Старый дом” прошел спектакль “Бiр, екi, уш”, поставленный молодым режиссером Артемом ТЕРЕХИНЫМ по пьесе молодого драматурга Олжаса ЖАНАЙДАРОВА. Оба – выходцы из Казахстана. Сейчас живут в России, но связь с родиной не теряют. Мы связались с Артемом Терехиным и задали ему несколько вопросов.Перестаем слушать друг друга

– Инициатива шла от главного режиссера театра “Старый дом” Тимура Насирова, – сказал Артем. – Произведение написано в 2010 году и поставлено впервые. Пьеса эта – о двух братьях-казахах, живущих в Москве, об их отношениях с внешним и внутренним миром. История очень напоминает известную библейскую притчу о Каине и Авеле, но в современной интерпретации. Да и причины, из-за которых брат хочет убить брата, иные. Что касается ностальгии – была, была ностальгия. Особенно когда звучит музыка “Ты зрачок глаз моих” на стихи Абая. Итак, два брата живут в Москве на съемной квартире, от одного берега оторвались, к другому не приплыли. Младший совсем теряет ориентиры, не хочет общаться с родственниками, ехать на родину, другой пытается удержаться на плаву и обрести смысл вдали от родной земли. Тема  животрепещущая, затрагивает многих. Не случайно перевод с казахского звучит как “беруши” – затычки для ушей. Люди перестают слышать друг друга.

Время поиска

В России есть заманчивый проект – творческая лаборатория, цель которой – открывать талантливых молодых режиссеров и драматургов. Схема такова: видные театральные критики намечают претендентов, предлагают им за короткий срок сделать так называемый эскиз спектакля. Терехин стал победителем конкурса, получив награду, – возможность поставить спектакль.

Театральные критики отметили успех молодого режиссера. Артема растрогали актеры, которые в честь премьеры, памятуя о том, что он выходец из Казахстана, приготовили бесбармак…

На просьбу сравнить российские и казахстанские театры режиссер дипломатично ушел от прямого ответа: “Могу сказать только, что российские театры стали обретать другое лицо с приходом нового поколения режиссеров. Поэтому российские театры отличаются даже от себя самих десятилетней давности. Мир очень изменился, и театр уже не может разговаривать со зрителем старым языком. Это не значит, что театр должен срочно удариться в модерн или экстравагантные формы, напротив, сейчас как один из видов нужен театр живой, где зритель видел бы не абстрактные персонажи в смешных костюмах, а живых людей с живыми голосами... Это я и пытаюсь найти, и если это назвать экспериментом, то да – я экспериментатор”.

Загрузка...