Опубликовано: 14331

Берик АЙТЖАНОВ: Я не из числа самородков

Берик АЙТЖАНОВ: Я не из числа самородков

Берик АЙТЖАНОВ, актер Театра имени М. Ауэзова, делает сейчас стремительную карьеру в кино. В его активе несколько крупных проектов: “Махамбет”, “Мустафа Чокай”, “Настоящий полковник”, а недавно он закончил сниматься в главной роли у Ахана САТАЕВА в фильме “Ликвидатор”.

Не сноб. Просто стеснительный

Уговорить Берика на интервью – непростое дело. Он поднял трубку только с десятого раза.

– Я не очень разговорчив по натуре. Давать интервью – для меня мука. Делаю это лишь потому, что рассказывать о себе – часть моей профессии, – предупредил он при встрече.

Как только начался процесс подготовки к фильму “Ликвидатор”, актеру сняли отдельную квартиру. Поскольку роль у него сложная и психологически, и физически, ему надо было много работать над собой. Берик почти ни с кем не общался, семью навещал раз в три дня.

– Мой герой по характеру волк-одиночка, в этом мы с ним отчасти схожи, – признается Берик. – На съемочной площадке у меня, как правило, вид человека угрюмого, ушедшего в себя. Многие принимают это за высокомерие, а на самом деле я просто стеснительный, даже замкнутый человек, который непросто сходится с людьми. Не люблю громкую музыку, шумные тусовки, ссоры. Если это происходит на съемочной площадке, отхожу в сторонку. Не хочу я растрачивать свою энергию на что-то, что не имеет отношения к профессии.

Небожители ходят по улице

Берик Айтжанов родился в Кзыл-Ординской области, куда его отца направили после окончания сельскохозяйственного института. Ему было года три, когда семья вернулась в Алма-Ату. Детство и юность актера прошли в Илийском районе, одном из ближайших пригородов столицы.

– Наша семья совершенно не имела отношения к искусству, – рассказывает актер. – Отец долго работал в органах, потом пошел по профессии – агрономом, мама – всю жизнь в детском саду. Ну разве что бабушка по линии отца любила выступать на айтысах, да еще дядя у меня – художник. Но, наверное, в этой жизни ничего случайного не происходит. В детстве я был очень голосистым. Сам я об этом уже не помню, но мама рассказывает, что был даже солистом какого-то детского ансамбля, которому однажды посчастливилось выступить по телевидению. В школе меня тоже часто заставляли выходить на сцену, но после 6-го класса я стал стесняться публичности, хотя петь люблю до сих пор.

Не попав в армию по недостатку веса, будущий актер поменял множество самых разных рабочих профессий и в итоге оказался в общепите – поступил в кафе барменом. И тут подвернулся Его величество случай в лице девушки из модельного агентства. Она его пригласила пройти кастинг. Сделанные снимки каким-то образом попали в руки киношников. Спустя совсем немного времени к Берику подошла еще одна девушка с предложением пройти пробы в кино.

– Это был незабываемый 2000 год. К “Казахфильму” я подъезжал с громко бьющимся сердцем. Прошел фото-, а потом видеопробы на фильм “Молитва Лейлы”. Режиссера не видел, только потом узнал, что это был Сакен НАРЫМБЕТОВ. Но в тот раз у нас с ним не получилось вместе поработать, я сыграл спустя годы в другой его картине. В итоге в кино я не попал, но, увидев во дворе киностудии людей со смутно знакомыми лицами, был потрясен. Те, на кого я раньше смотрел на экране, казались мне небожителями, а они, оказывается, так же, как все, запросто ходят по улицам!

Все дается потом и кровью

“Где можно выучиться на актера?” – спросил я у какого-то мужчины, с хозяйским видом вышагивающего по киностудии. Он назвал адрес Академии искусств имени Т. Жургенова, и я сразу же направился туда. Приемной комиссии заявил, что хочу учиться на актера русской драмы, потому что в то время был с родным языком на “вы”. Декан факультета популярно объяснил, что с моей внешностью я вряд ли попаду в русский театр: “Ты посмотри на себя. Кого ты там будешь играть? Кроме Отелло, другие роли тебе не светят”. Еще он сказал, что плохое знание языка – не беда. Я подумал, будь что будет, и в тот же день бросил работу бармена. Братья, узнав, что поступаю в театральный, да еще в казахскую группу, расхохотались. Мама сочувствовала: “Сынок, тебе же будет тяжело”, а отец поддержал: “Это хорошо, что ты наконец определился”.

Куратором нашей группы был художественный руководитель Театра имени М. Ауэзова Есмухан ОБАЕВ, а мастером – Талас УМУРЗАКОВ, сыгравший главную роль в фильме “Дикая собака Динго”. На третьем курсе Есмухан Несипбаевич разочарованно так сказал: “Наверное, все-таки тебе придется пробиваться в русский театр”. Но все изменилось, когда я удачно женился на своей однокурснице Айгерим БАЙБЕРГЕНОВОЙ. В отличие от меня она в совершенстве владеет казахским и взялась за меня круто – в нашем доме не звучало ни единого русского слова. И вот однажды я услышал от своего куратора заветное: вы оба, и ты, и Айгерим, остаетесь в моем театре.

Первая моя роль была в “Гамлете” – я играл Лаэрта. Мне стукнуло уже 25, но как актер я был еще очень сырой – дрожащий, безголосый. Потом играл Срыма в “Карагоз” по Мухтару Ауэзову. И опять мандраж и бессонные ночи. Были моменты (и не раз), когда на поклон было стыдно выходить. То же самое чувствовал, впервые попав на съемочную площадку. Я не из числа самородков, у которых все получается с первого дубля. Мне все дается потом, кровью, страданиями и самоедством.

Утверждали без кинопроб

Некоторые называют Айтжанова заложником собственной привлекательной внешности. Сам он пытается это отрицать, но все же признается, что на первые роли в кино его утверждали без проб, делая ставку не на профессиональные данные, а на одну лишь внешность – красавец актер мог сойти и за казаха, и за узбека, и за уйгура.

– Я понимал, что это плохо, но мне надо было за что-то зацепиться, чтобы понять, что это за механизм такой – кино, – говорит Берик.

Первый фильм, в котором он снялся, – “Час волка” Рымбека АЛЬПИЕВА по рассказу Мухтара Ауэзова “Сиротская доля”. Берик играет там Калтая, слугу бая Ахана.

– Честно говоря, я не привнес ничего нового в эту картину. Мне было трудно, у меня не было ни актерского, ни даже жизненного опыта. Я почувствовал себя чуть-чуть актером только сейчас, после пяти лет работы в театре, – продолжает Берик свою актерскую исповедь. – И сейчас бы все свои роли сыграл не так. Тот же Махамбет в одноименной картине, снятой Сламбеком ТАУКЕЛОМ, был бы у меня абсолютно другим. Когда я прочитал сценарий, то не почувствовал себя в этой роли, но мои попытки объяснить это создателям картины не имели успеха.

На реплику, что и мы, зрители, тоже были разочарованы его трактовкой образа легендарного Махамбета, актер смущенно ответил:

– Я и сам себе не понравился в этой роли, готов был даже распрощаться из-за нее с профессией. Правда, сейчас думаю, что и через это тоже надо было пройти.

К счастью, режиссеры после этой неудачной роли не охладели к Айтжанову. Параллельно с “Махамбетом” он снимался в Ташкенте в российском сериале “Застава”, потом в Праге в “Мустафе Чокае”.

Быть или не быть?

В картине “Настоящий полковник” Егора КОНЧАЛОВСКОГО Айтжанов играет главного героя в молодые годы. Эта была, пожалуй, первая его работа в кино, где пришлось пройти жесткий кастинг.

– Мне понравилось работать с этим режиссером, – рассказывает Берик. – Фонтан юмора, веселья, но при этом он знает, когда надо всю съемочную группу собрать в кулак. Стиль работы у Егора Андреевича, я бы сказал, неординарный. Он умеет жестко требовать, но без единого обидного слова. А самое главное, он дает актерам пространство для самовыражения. Не знаю, оценит ли это зритель, но я выложился в этой картине.

К этой прочувствованной роли, которую, как он считает, пропустил через себя, актер пришел не сразу. Перед этим были съемки в телесериале Ахана Сатаева “Братья”. Там его настиг извечный вопрос: “Быть или не быть?”.

– Я начал задумываться: для чего пришел в актерскую профессию? Если уж выбрал ее, то роль должна быть неповторимой, довольствоваться тем, что нравится зрителю, мало. Если меня самого не удовлетворяет то, что я создал, то ради чего вообще работаю? Надо сделать так, чтобы было не просто супер, а поставить такую планку, чтобы ее смогли перепрыгнуть только десятки лет спустя.

Впереди москва?

На вопрос: “А в Голливуде слабо сняться?” – Берик ответил без излишней скромности:

– Я бы хотел сыграть в одних фильмах с такими интеллектуальными актерами, как Дастин Хоффман, Леонардо ДиКаприо, Том Хэнкс. Но не сейчас. Проблема даже не в незнании языка. Если передо мной будет цель, то расшибусь, но овладею английским в короткие сроки. Просто у меня все, как в СССР, – на каждую пятилетку есть планы. В той, что прошла, хотел заявить о себе на родине, а следующая пятилетка – это, наверное, Москва. Не покорить ее, но заявить о себе. Пока там успели сняться один-два наших актера. Ситуацию, думаю, надо выправлять.

Мерей СУГИРБАЕВА

Загрузка...