Опубликовано: 1485

Бензиновые вампиры, или Почему у нас бензин дороже, чем в Америке?

Бензиновые вампиры, или Почему у нас бензин дороже, чем в Америке?

Бензин в Казахстане мог быть дешевле, если бы крупнейшие сети АЗС снижали стоимость вместе с ценой нефти. Но они делают это гораздо медленнее, высасывая из экономики, которая и без того в кризисе, миллиарды тенге дополнительной прибыли.

Одна из причин сложившейся ситуации в том, что казахстанские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) продают свою продукцию либо почти исключительно через свои собственные сети заправок, либо “дружественным” компаниям-посредникам. Мелкие торговцы выживают почти исключительно за счет импорта. Когда цены на горючее в Казахстане опустились ниже российских, владельцы частных автозаправочных сетей оказались на грани банкротства.

Но теперь же они предлагают горючее дешевле, чем сети “Гелиос” и “КазМунайГаз”. В Алматы, например, в середине декабря “Гелиос” предлагал солярку по 82 тенге за литр, КМГ – по 75 тенге, в то время как на заправках других сетей она стоила 70–68 тенге за литр.

В июне запрет на экспорт топлива, первоначально введенный до сентября, был продлен до начала 2009 года. А осенью за пределы Казахстана запретили вывозить печное топливо, под видом которого за границу часто продавалась качественная солярка. Еще летом владельцы нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) складировали горючее на базах в ожидании отмены запрета. Даже “КазМунайГаз”, от которого власти настойчиво требовали понизить цены, нашел выход: выставив на своих заправках самые низкие на рынке ценники, нацкомпания продавала дизтопливо и ходовые сорта бензина преимущественно по талонам.

С канистрой – к соседям

– Мы торгуем российским топливом, – сообщил нашему изданию президент компании “НарОйл” Султан Ушбаев. – Хотя его приходится везти издалека, наши цены сегодня ниже, чем у сетей, связанных с отечественными НПЗ. В России в отличие от Казахстана нет проблем с приобретением горючего напрямую у завода, без посредников. У соседей все определяет рынок, поэтому их предприятия быстрее среагировали на падение стоимости нефти. У нас же крупные сети “держат” цену, надеясь заработать и одновременно дождаться нового подорожания нефти.

Если запрет на экспорт будет продлен в новом году, то цена бензина АИ-93 упадет до 60 тенге за литр, а “восьмидесятый” будет продаваться на уровне 40 тенге за литр, уверен Султан Ушбаев. Рыночная ситуация и цена нефти это позволяют, считает он.

Эксперты предупреждают: как только экспорт горючего снова будет разрешен, а уровень цен на него в Казахстане сравнится с российским, наши НПЗ примутся продавать продукцию на Запад, создавая дефицит на отечественном рынке. Эта ситуация повторяется из года в год. Три казахстанских НПЗ ежегодной мощностью до 18,5 миллиона тонн нефти в 2007 году переработали всего 12 миллионов тонн. В этом году планируют переработать чуть больше и выпустить 2,8 миллиона тонн бензина и 4 миллиона – дизельного топлива.

В соседней России, а в последнее время и в Китае Казахстан покупает 11% всей потребляемой солярки и свыше половины высокооктанового бензина. Учитывая поставки российской нефти на Павлодарский НПЗ, примерно половина нашего рынка горючего зависит от России. Такая зависимость от северного соседа может сыграть с нами злую шутку – российская нефтепереработка находится в упадке, оборудование на большинстве заводов не менялось по 30–40 лет. С падением цен конкуренция на рынке топлива возрастет, предупреждают специалисты, может случиться так, что россиянам будет выгоднее продавать топливо в Европу, а не в Казахстан.

Наша нефть – бензин китайский

Наших чиновников эта ситуация, похоже, не беспокоит. Модернизация Атырауского НПЗ ведется с 2003 года, сегодня завод по-прежнему выпускает очень много мазута, но так и не освоил производство высококачественного бензина. Крупнейший в республике и самый современный Павлодарский НХЗ, получая нефть из той же России, работает в половину мощности, и трубопровода от казахстанских месторождений к нему нет. А возить нефть в Павлодар цистернами нерентабельно.

К концу 2009 года будет достроен трубопровод Кумколь–Кенкияк, и теоретически снабдить ПНХЗ сырьем можно. Для этого требуется модернизация, но в ней, по выражению главы Минэнерго Суата Мынбаева, пока “нет никакого смысла”.

Возможно, министр прав – буквально через несколько лет в отечественную нефтепереработку инвестировать будет уже поздно. Трубопровод Атасу–Алашанькоу по территории Китая уже доведен до города Душаньцзы близ Урумчи. Там находится построенный несколько лет назад современный нефтехимический комбинат, которым владеет китайская нацкомпания CNPC. Сейчас этот НПЗ может переработать 6 миллионов тонн нефти и 220 тысяч тонн этилена в год, полным ходом идет строительство второй очереди предприятия, после чего там смогут “осваивать” ежегодно до 10 миллионов тонн нашей нефти. В Казахстане CNPC уже имеет широкую сеть АЗС. Цены на горючее у нас выше, чем в Китае, и их экспансию сдерживает только требование китайских властей обеспечивать в первую очередь свой рынок.

Нужно власть употребить?

Летний скачок цен на горючее больно ударил по всей экономике.

– В значительной степени он был искусственным, – считает экономист Канат Берентаев, – так, два наших НПЗ из трех получают нефть прямо с собственных месторождений: ни затраты, ни зарплата персонала не менялись, и рост цен можно было сдержать административными методами, но этого не произошло.

– Для экономики дорогое горючее – это рост расходов и снижение конкурентоспособности, – отмечает экономист. – В общих издержках производства затраты на топливо составляют 10–12%. В отдельных отраслях они доходят до 50%. В период кризиса власти должны устанавливать “предельные” цены на такие товары, иначе экономика скатится в депрессию – цены будут расти, а эффективность падать.

Деньги монополисты действительно высасывают немалые: только АО “ТД “КазМунайГаз”, владеющее не самой крупной в республике сетью АЗС, в прошлом году продало в розницу порядка 350 тыс. тонн горючего всех видов. Одна тонна – это примерно 1300 – 1250 литров бензина. Таким образом, “лишние” 10–20 тенге в цене горючего ежемесячно “стригут” в карманы продавцов миллионы долларов.

Правила игры определяют несколько человек

В развитых странах цены горючего определяют товарные биржи. Недавно такая биржа – “Евразийская торговая система” – была создана и у нас. Учредителями выступили Региональный финансовый центр города Алматы (РФЦА) и российская “Фондовая биржа РТС”. Горючее, по планам организаторов, должно стать одним из основных биржевых товаров. Но участники рынка оценивают эту идею скептически. “Чтобы биржа начала определять цены, на нее надо перевести весь сбыт наших НПЗ, – считает Султан Ушбаев. – Но это маловероятно. Сейчас на топливном рынке правила игры определяют несколько человек. Они могут все решить и без биржи…”

Осенью Минэнергетики заключило с производителями топлива меморандум о снижении цен на бензин и дизтопливо. Стороны договорились, что горючее на заправках подешевеет на 10–25%. В конкретных ценах это значило, что бензин АИ-80 будет стоить около 60 тенге за литр, АИ-92 и -93 подешевеет до 87 тенге, а более дорогие сорта – до 100 тенге. Цена зимнего дизтоплива была определена в 99 тенге за литр. Подписывая меморандум, власти рассчитывали, что нефть будет стоить не менее 60 долларов за баррель. Однако уже в ноябре мировые цены на нефть обвалились ниже 50 долларов за баррель.

Компетентно

– Переработкой у нас заниматься никто не хочет, – констатирует главный научный сотрудник Института экономики Минобразования Олег Егоров. – Мощности НПЗ загружены всего на 60%. Собственные масла вообще не выпускаются. Национальная компания КМГ, которая так или иначе контролирует все три наши завода, практически не инвестирует средства в их модернизацию. Атырауский НПЗ, где после установки японского оборудования стали выпускать дизтопливо европейского качества, практически всю продукцию продает за рубеж.

А в прошлом году нацкомпания вместо того чтобы поднимать собственную переработку, купила два НПЗ… в Румынии.

По данным Министерства энергетики США, 15 декабря этого года средняя цена литра дизтоплива на американских автозаправках составила 54,6 цента. На заправках Алматы дизель в этот день стоил от 56 до 65 центов.

Бензин в США еще дешевле – в этот день американцы в среднем платили за литр 45 центов, или 53 тенге. А житель Алматы отдавал от 54 центов (60 тенге, АИ-80) до 62 центов (76 тенге, АИ-93).

Американские эксперты посчитали: 59% стоимости бензина на американских заправках составляет цена сырой нефти, 3% – себестоимость переработки, 13% – налоги и 25% – наценка и расходы продавца. США в отличие от Китая цену топлива для населения не дотируют, но бизнес приносит доход.

Иван ВОЙЦЕХОВСКИЙ

Загрузка...