Опубликовано: 2405

Белорусские страсти: буйство природы, зарплата натурой, миллионы в кошельке

Белорусские страсти: буйство природы, зарплата натурой, миллионы в кошельке

Собираясь в отпуск, решали, как добираться до родственников в Брестской области – на самолете или по железной дороге? Выбрали железнодорожный транспорт. Поездки на поезде – настоящая романтика.Еще ностальгически хотелось чаю попить именно из стеклянного стакана в железном подстаканнике. Дорога дальняя: до Брестчины ехали на трех поездах – Атырау – Астрахань, Астрахань – Москва, Москва – Брест.

В пути почти четыре дня.

Маленький городок под Брестом с красивым названием Бяроза встретил жуткой жарой, перешедшей в дожди, чистейшим воздухом, красивейшими пейзажами, улицами, носящими имя Ленина, и бочкой с квасом.

Вежливые и грубые проводники

Никаких проверок таможенников не было и в помине, только пограничный контроль. Казахстанские и российские пограничники – корректные.

– Пожалуйста, встаньте. Это ваш багаж? – проверяют все отсеки в купе с помощью прибора с зеркалом, а открывать сумки никто не просит. – Спасибо, присаживайтесь.

Одно “но” – длительные стоянки пассажирского состава на пунктах пограничного пропуска на казахстанской станции Ганюшкино и российской станции Аксарайская. Пограничники дотошно проверяют документы, “прогоняют” паспортные данные пассажиров по базам данных. На две такие “точки” уходит три с половиной часа. Когда-то прозвучало предложение проводить досмотры по ходу поезда. Но от идеи отказались: нередко выявляют пассажиров с просроченными документами или которые находятся в розыске – не будешь же тормозить состав и высаживать их в открытом поле?

Однако если при такой долгой стоянке поезда в вагоне ко всему прочему не работает кондиционер, можно представить, сколько неприятностей испытывают пассажиры.

Три поезда, и все разные – как по уровню сервиса, так и по самим вагонам. Да и по отношению проводников к пассажирам. Например, в поезде Астрахань – Москва проводник – сама предупредительность, вагон новый, чистый, кондиционеры работают.

В Москве на Белорусском вокзале в поезде Москва – Брест проводник не спешил запускать пассажиров и открыл дверь нашего вагона буквально за пять минут до отправления железнодорожного состава. На вопрос, в какое время прибудем на нужную станцию, бросил через плечо: дескать, по белорусскому времени. А какое это время, даже не посчитали нужным сообщить. Видимо, не догадывались проводники, что в поезде могут ехать пассажиры из других стран СНГ.

Вот это страсти!

Городок у Бреста находится едва ли не впритык к белорусско-польской границе. Мы приехали в Беларусь, и регистрироваться в миграционной службе не требовалось. С недавнего времени в рамках Таможенного союза для граждан Казахстана, России и Беларуси действуют послабления. Если выезжаете на срок до тридцати дней, то нет необходимости ставить штамп в регистрационной службе по месту прибытия. Проверено на себе – новый закон работает.

Первое, что бросилось в глаза в белорусском городе Бяроза, – на улицах чистота. Она тут буквально идеальная, нигде не увидишь даже окурка. И второе – воздух, которым не можешь надышаться. Вокруг города леса и поля, промышленных предприятий нет. Погода, правда, неустойчивая. То жара, то дожди сутками. В один из дней мы даже попали в жуткий ураган. В Атырау природные катаклизмы подобной силы бывают очень редко, а в Бярозе – каждые пять лет. Мощная невидимая сила с молнией и ледяным дождем налетела в считанные минуты, вырывала здоровенные деревья с корнем. Мы почувствовали ярость небесной стихии: еще чуть-чуть – и летали бы над городком, как Мэри Поппинс, и без зонтика… Едва успели зацепиться за ручку двери маленького киоска-магазина – тем и спаслись. Кто бы мог подумать, что тут такие страсти бушуют!

Вместо заработной платы – тушенка и колбаса

Жителей Бярозы отличают медлительность, степенность На улице, носящей имя Ленина, стоят бочки с квасом. Не во всех магазинах обслуживают приветливо. Некоторые на просьбу посчитать товар в российских рублях отвечали: “Это не входит в мою компетенцию”. Первые день-два мы путались, трудно было привыкнуть к белорусским деньгам – с многочисленными нулями. Например, сто тысяч белорусских рублей – 1800 тенге. Один миллион белорусских рублей – немногим более ста долларов. Зато на эти деньги можно купить два хороших костюма. В Бресте мы приехали на широко известный трикотажный рынок “Старый город”. Именно сюда приезжают за товаром некоторые атырауские челноки. Закупают трикотажные изделия, постельное белье, а потом в Казахстане накручивают чуть ли не тройную цену. Осуждать их за это язык не поворачивается – бизнес. К примеру, женский трикотажный костюм-двойка на белорусском рынке стоит 47 долларов, а в Атырау – уже 20 тысяч тенге и даже больше. Комплект шикарного постельного белья из льна в Беларуси продают в пределах 500 тысяч белорусских рублей – 9000–10 000 тенге. Вроде недорого, но для местных цены кусаются.

В белорусских магазинах тщетно искала казахстанские товары, все забито продуктами местного производства и России. Нет проблемы купить модные платья и костюмы большого размера – в наших-то бутиках все сплошь маломерки. А вот в Беларуси немало людей солидной комплекции, поэтому на фабриках, что называется, держат нос по ветру.

Заработные платы в Беларуси небольшие – в среднем 1–2 миллиона белорусских рублей с хвостиком. Заметно большие – у работников правоохранительных органов и военных. Не в обиде и пенсионеры. Работница мясоперерабатывающего предприятия с солидным стажем зарабатывает порядка четырех миллионов. Правда, некоторую часть жалованья выдают колбасой и тушенкой – тем, что сами производят.

На коленях перед продавцом

Местные жители – достаточно законопослушные граждане. Водители вежливые, пешеходов пропускают. Пешеходные разметки едва ли не через пять метров. Скорость движения автотранспортного средства в черте населенных пунктов – 40 км. Никто гонки не устраивает. Редко можно заметить патрульную милицейскую автомашину.

Не нарушают закон продавцы и кассиры магазинов. В Беларуси действует ограничение на продажу алкогольных напитков. Такой товар невозможно купить с 22 часов вечера до 11 часов утра. В винно-водочных отделах висят соответствующие таблички. На одной мы увидели одно такое предупреждение. Помимо указания времени там добавили: “И умолять не надо!”. Кассир пояснила, что выпивохи даже на коленях стоят, умоляя продать им горилку в неурочный час.

“Химия” для хлеба

В бярозовских торговых точках полки ломятся от сыров, окорока, колбас. Один килограмм сырокопченой колбасы высшего сорта на наши деньги – 1500–1800 тенге. К слову, несколько лет назад в Атырау наладили выпуск качественных колбас. Да только “колбасному” предпринимателю не дали развернуться. В итоге, устав от различных проверок, он предпочел заняться другим бизнесом, не связанным с производством.

Правда, местные жители жалуются – в белорусских продуктах появляется все больше “химии”. Например, всевозможные добавки в некоторых видах хлеба для его долгой сохранности. Однако об этом честно предупреждает соответствующая этикетка.

В здешних кафе можно поесть сытно и, по меркам казахстанского клиента, достаточно недорого. Полноценный обед на одного едока обойдется примерно в 400–500 тенге. Кафешки не пустуют.

Идет коза рогатая

В Беларуси до сих пор работают совхозы. Создают и акционерные общества, частные производства. Тем не менее государственных предприятий больше. Сельчане неохотно держат крупный рогатый скот, отдавая предпочтение козам. Если раньше в деревне Тихны корова (а то и две) была в каждом дворе, то сейчас на все большое село осталось лишь две буренки.

Брошенных домов с бурьяном в селах немало. Кто-то из прежних обитателей ушел в мир иной, кто-то подался за лучшей жизнью в город. Но такое жилье никто не занимает.

Есть и другая тенденция – люди с солидным достатком строят особняки в деревнях, возводят виллы для летнего отдыха. Оно стоит того – ведь рядом лес с грибами и ягодами, чистым воздухом.

По дороге в Атырау

Возвращались домой снова с пересадкой в Москве. В Беларуси мы купили билеты на скорый поезд Москва – Душанбе, который останавливается как раз на нужной станции. На Казанском вокзале наши неподъемные сумки к поезду на тележке вез носильщик, гастарбайтер из Узбекистана. Узнав, что мы из Казахстана, заулыбался и сбросил цену – при таксе за одну сумку 150 российских рублей (500 тенге) взял по 100.

Когда увидели таджикский поезд, сердце похолодело – вагоны, мягко говоря, не первой свежести осаждала толпа граждан Таджикистана. Перевели дух только после того, как увидели, что в купейном вагоне пассажиров – единицы. Правда, все багажные отсеки в нашем купе оказались забиты чьими-то сумками и баулами.

– Куда же нам поместить свои чемоданы? – обратились к проводнику. Тот театрально вскинул руки: – Да не переживайте вы так, сейчас все устроим.

Мы взгромоздили свои чемоданы на полки “второго этажа”. Так и доехали…

Атырау – Астрахань – Москва – Брест – Атырау

 

Загрузка...