Опубликовано: 4461

Бейбут Шуменов – о мантах, Хопкинсе и силе

Бейбут Шуменов – о мантах, Хопкинсе и силе

За полтора года отсутствия на ринге Бейбута ШУМЕНОВА критиковали все, кому не лень. За то, что ушел в “подполье”, не проводит бои и прочее. А он вернулся в декабре 2013-го и показал, что как минимум не стал хуже. Не битый до этого словак Тамаш Ковач в каждом из трех раундов побывал на полу, а в третьем рухнул, словно срубленное под корень дерево.Сразу же после защиты Бейбутом титула чемпиона мира по боксу среди

профессионалов по версии WBA в полутяжелом весе пошли разговоры, что уже в следующем поединке он встретится с легендарным Бернардом Хопкинсом. В начале января Бейбут приехал в Алматы, где пробыл один день и успел дать коррес­понденту “Каравана” откровенное интервью.

Доктора сказали: “Уже поздно”

– Американская пресса писала, что в детстве вы долго и тяжело болели. Что с вами произошло?

– В девять месяцев я отравился прокисшим молоком. В то время находился у своих тетей. Они подумали, что я смогу выздороветь сам. Но когда приехал отец меня повидать, то увидел, что я сильно похудел и даже посинел. Он срочно повез в больницу, но доктора сказали: “Уже поздно”. Как мне потом рассказывали родные, шансов, что я выживу, было немного. Отец пошел ко всем, кто мог помочь, – по врачам, народным целителям. Наверное, благодаря всем этим усилиям я выжил. Но в детстве был болезненным ребенком и очень много времени провел в больнице. И у меня появилось желание стать сильным человеком. Таким, какими были Серик Конакбаев, Виктор Демьяненко, Василий Жиров, Даулет Турлыханов, Хаджимукан Мунайтпасов, Жаксылык Ушкемпиров. Я посмотрел много фильмов с участием Брюса Ли и бои Майка Тайсона – они дали мне большую мотивацию и веру в себя.

– Как пришли в спорт?

– Я начал заниматься карате, потом пробовал себя в таэквондо, борьбе, кикбоксинге. А в 1996-м посмотрел Олимпиаду в Атланте. У нас была отличная команда боксеров: Жумадилов, Ибраимов, Ниязымбетов. Но больше всего мне запомнился полуфинальный бой Василия Жирова и Антонио Тарвера. Это было зрелище! Я решил попробовать себя в боксе. Хотя боялся, что меня в секцию не примут – ведь мне было 13 лет.

Родители были против

– Как отреагировали родители на то, что вы стали заниматься ударными видами спорта?

– Они не хотели, чтобы я занимался профессионально. Для здоровья – пожалуйста. Да что там! Мама с папой до сих пор уговаривают, чтобы я бросил бокс. Мама бои с моим участием не смотрит. Она заходит в душ, закрывается, но постоянно спрашивает: “Как там Бейбут?”. И ей рассказывают, что происходит на ринге.

– Говорят, ваш младший брат Чингиз мог стать очень хорошим спортсменом…

– Так и есть. У него отличные данные. Рост – 196 см, длинные руки, хороший удар. Но он занимался для себя. Зато Чингиз меня всегда поддерживает, помогает в карьере. Даже когда я в США, а он в Казахстане, то в курсе всех моих дел. По Интернету пересылаю видео моих тренировок, спаррингов, он все изучает, анализирует и дает советы. Очень ценные.

– Вы с ним никогда не проводили спарринги?

– В детстве. И то слегка.

– Почему, перепробовав столько видов спорта, остались в боксе?

– Как только пришел в бокс, то увидел: есть результат. Через месяц я стал бить ребят, которые годами тренировались. После этого понял, что бокс – это мое. У меня все легко получалось. Через год тренировок я начал достойно спарринговаться с мастерами спорта международного класса. Может, вы не поверите, но спустя почти 18 лет я получаю такое же удовольствие от бокса, как тогда.

“Знаю: шанс есть всегда!”

– Бокс – это боль. Можно ли привыкнуть к боли?

– У меня всегда была большая мотивация. Сначала стать сильным человеком, и я закалял себя. Потом – чемпионом мира. А сейчас – собрать все пояса в полутяжелом весе. Поэтому когда выхожу на бой, то готов умереть в ринге, но не сдаться. Да, соперник может быть выше классом, лучше готов физически. Но “стоп” я не скажу. Потому что знаю: в бою у меня обязательно будет шанс. И я им воспользуюсь.

– Хотелось бы услышать пример.

– Второй бой с Кампильо. Нам сразу сказали, что у одного из судей заранее составлена записка, и на ней выиграет Кампильо 115–113. Может, нас обманули. Но в итоге тот арбитр посчитал очки именно так. В девятом раунде Габриэль локтем рассек мне нос. Кровь побежала без остановки. Рефери Джей Нейди сказал: “Я этого не видел”. Кампильо стоял рядом и ехидно смеялся. Меня это задело. В перерыве Кевин Бэрри – мой тренер на тот момент – хотел остановить бой. Но вмешался Чингиз, да и я сказал: “Нет”.

– Почему?

– Я начал просить Всевышнего: “Дай мне силы. Или позволь умереть на ринге”. К тому моменту был измотан, а как начался десятый раунд, сам понять не мог: откуда силы взялись? Начал без остановки бить Кампильо. Он был в шоке. И после боя признался, что не знает, почему я так преобразился.

– Решение судей отдать вам победу в том бою вызвало много споров. Что скажете?

– Это были два самых тяжелых боя в моей профессиональной карьере на данный момент. Бои были очень равные. Победу можно было отдать и мне, и Кампильо. Но у меня тоже есть вопросы. Особенно по первому бою с Кампильо в Астане.

Рукотворный процесс

– Что дал вам бой в Астане?

– Большой урок. И не только для меня. Когда кто-то говорит, что я нечестно владею титулом, то пусть вспомнит тот поединок. В родных стенах меня никто не тащил.

– Какие выводы вы сделали после того, кстати, единственного, поражения в карьере?

– Я поменял мнение о боксе. Начал относиться к нему научно. И понял, что тогда не был готов к такому уровню.

– В победном для вас поединке-реванше, стоит признать, и вы, и Габриэль выглядели гораздо лучше, чем в первом бою.

– Тот бой был очень тяжелый. Особенно в психологическом плане. И это ощущалось везде. На предматчевых мероприятиях, где меня воспринимали как пушечное мясо. И в ходе поединка. Друзья рассказывали, что в перерыве в повторе показывали только удачные моменты Кампильо... Я рад одному: что после девятого раунда нашел в себе силы взвинтить темп и выиграть концовку боя.

– Мало кто помнит, что вы участвовали в Олимпиаде-2004 в Афинах…

– Да. Я вы­играл чемпионат Азии и завоевал лицензию. В первом же бою на Олимпиаде встретился с призером чемпионата мира поляком Куземским. Я выиграл, но сломал руку. Во втором бою бился с боксером из Турции. Я его мог бы победить. На одном турнире этот парень не захотел драться со мной, сославшись на травму. Но в Афинах я проиграл. Как ни старался, но бить сломанной рукой в полную силу не смог.

– Расстроились?

– Да. Очень сильно. Потому что ехал на Олимпиаду с целью вы­играть золото. Но, не сумев этого добиться, я обрел новую мотивацию: стать чемпионом мира в профессионалах.

Борьба и мясо

– Почему кроме бокса вы так усердно занимаетесь греко-римской борьбой?

– Мне очень нравится бороться. И к тому же это идеальная тренировка для спины. Если работать с железом, то будешь медленным, тяжелым. Кроме того, что это отличная физическая нагрузка, так становишься быстрее, гибче.

– Что изменили в своем питании?

– Почти все. Я очень люблю мясо. Это и понятно – я же из Казахстана. Но могу есть одну и ту же еду. В основном гречку и отварную говядину. При этом в США порции намного меньше, чем у нас. Будет в тарелке три-четыре маленьких кусочка говядины, и всё. Можно немного сладкого: яблоко, к примеру. Но только раз в день.

– Представляю, как вы отводите душу в Казахстане…

– Я себя сдерживаю. Если буду есть всё подряд, то сильно прибавлю в весе – за 100 кг. Поэтому, когда приезжаю домой, категорически не употребляю, хотя очень люблю, манты, обожаю итальянскую кухню. Уже больше года ничего из хлеба и теста не ем. Так, кстати, очень сильно характер закаляется. И бой холодильнику я не проигрываю!

Большая честь

– Кто из ваших соперников перед боем вел себя наиболее вызывающе?

– Да вроде бы все вели себя корректно.

– А украинец Вячеслав Узелков?

– Точно! Он перед боем заявил, что я передам ему титул на блюдечке. Эти разговоры меня мотивировали. Я думал: “Раз он так говорит, значит, он видит ошибки, о которых не знаю я”. Но если он хотел меня испугать, то ошибся. Я стал еще больше тренироваться.

– В первом раунде вы побывали в нокдауне.

– Я допустил ошибку: не увидел удар. Но голова у меня не кружилась, ноги не тряслись. Я был уверен, что его побью. По-любому. Тот бой показал, что я всерьез изменился. Если раньше после 6-го раунда уставал, то после того, как поменял тренировки, всё сработало.

– Чемпион мира по версии WBO россиянин Сергей Ковалев как вас только не называл. И чемпионом мира в кавычках, и любимцем WBA.

– Ковалев действительно много чего про меня наговорил. Если ты хочешь драться, зачем много слов? Скажи промоутеру: “Мне нужен бой с Шуменовым”.

– Скажите, это реально: организовать бой с Бернардом Хопкинсом?

– Да. Это большая честь для меня – встретиться с великим чемпионом. Сейчас мой менеджер ведет переговоры, обсуждает дату и место проведения боя. Как только возникнет ясность, в Казахстане об этом узнают. Но я верю, что наш поединок состоится.

– Как подпишете контракт, будьте готовы к провокациям. Хопкинс на пресс-конференцию даже приносил соперникам памперсы…

– Я готов. Буду просто игнорировать все его поступки. Для меня самое главное – подписать контракт на бой. Тогда буду готовиться так, чтобы выйти на ринг в наилучшей в своей жизни форме.

Загрузка...