Опубликовано: 2693

Беды и будни старой плотины

Беды и будни старой плотины

Если не принять срочных мер, на Усть-каменогорск могут обрушиться тонны воды. Деревянная плотина, удерживающая высокогорное Малоульбинское озеро, таит колоссальную опасность для Усть-Каменогорска. Инженерное сооружение, которому свыше 70 лет, ни разу не видело капитального ремонта.

О высокогорной плотине на Западном Алтае наша газета рассказала еще полгода назад (№2 от 11 января). Публикация вызвала резонанс. Владельцы риддерского каскада ГЭС, которые отвечают за безопасность сооружения, тут же пригрозили судом, а вот чиновники вынуждены были признать: публикация актуальна. Управление Иртышского бассейнового хозяйства и служба ЧС, как выяснилось, в курсе аварийного состояния старой насыпи. После выхода статьи в департаменте энергетики нас заверили: проект реконструкции уже разработан и из бюджета выделены средства. Три месяца назад на Малоульбинское озеро должна была выехать большая комиссия специалистов…

Должна была, но… не выехала. Ни в апреле, ни в мае, ни в июне гидротехники так и не обследовали плотину. И тогда мы сами решили отправиться к горному водохранилищу.

Секретное бездорожье

До горбачевской перестройки Малоульбинского озера не было практически ни на одной, даже самой подробной, карте. Максимум, что отмечали на схемах, это два-три еле заметных речных истока среди Ивановского и Линейского хребтов. Дело в том, что с 30-х годов прошлого века озеро считалось стратегическим объектом, а дорогу к нему перекрывал вооруженный пост. Акватория длиной 25 километров и емкостью 60 миллионов кубов числилась резервным (читай: секретным) резервуаром воды для Риддера и Усть-Каменогорска на случай войны.

Лет двадцать назад объект перестал быть тайным, но увидеть его за эти годы сумели очень немногие. А причина проста – к озеру, запечатанному на высокогорном плато тремя (!) плотинами, нет дороги.

– К вечеру доберетесь, – “обрадовал” нас знакомый из Риддера.

Мы смутились: на дворе утро, путь всего 80 километров, неужели придется тащиться со скоростью 10 километров в час?

– Быстрей не получится, – объяснил наш знакомый. – Сами увидите.

Мощный трехостный лесовоз выбирается из Риддера и движется в горы. Вдали остаются лес, первые ущелья и… привычные категории расстояния. Вместо километров единицами пути становятся серпантины, перевалы и реки. И измерять их на скорость нет никакого желания.

Первый встречный автомобиль – не вписавшийся в поворот кран. Машина опрокинулась стрелой в ущелье, беспомощно выставив колеса. Авария, судя по всему, совсем недавняя, махину еще и не пытались вытянуть с крутизны.

По рассказам геологов, за семь десятков лет на этих скалах и обрывах разбилось несчетное число машин. Дорогу сооружали в годы первых пятилеток для строительства плотин на горной речке Малая Ульба. Плотины были нужны, чтобы пополнить из искусственного озера русла Громотухи и Ульбы. А тем сила требовалась, чтобы вращать турбины Лениногорского, ныне Риддерского каскада ГЭС.

Восемьдесят километров дороги от Риддера до горного плато строили по-большевистски ударно, но не очень надежно. Путь прокладывал паровой экскаватор, который работал на дровах и угле. Два года эта чудо-техника шла к Малой Ульбе, чтобы в конце строительства стать экспонатом под открытым небом. Старый ржавый агрегат, заросший иван-чаем и клевером, до сих пор первым встречает на Малоульбинском озере всех путников. А проложенная им дорога, похоже, другой техники больше ни разу так и не увидела. Ширина полотна – в ковш бульдозера, не разъедешься, серпантины – не впишешься, маневры – по кромке пропасти, мосты – груды валунов, промоины – в метр-полтора… После таких испытаний не выдержал даже наш супернадежный грузовик – лопнуло колесо. “По сравнению с ЭТИМ, – тяжело вздохнул водитель, – любая лесовозная колея – просто шоссе”.

80 километров этой дороги отделяют водоем с тремя (!) плотинами. Две держат берег со стороны Риддера, еще одна – со стороны Усть-Каменогорска. Случись что с этими конструкциями, самый оперативный ремонт начнется не раньше чем через девять-десять часов!

Руками “врагов народа”

Искусственное Малоульбинское водохранилище начало действовать в 1936 году. Сама дата говорит о многом – стройку вели в основном руками заключенных сталинских лагерей. В Риддере до сих пор во многих семьях помнят рассказы старших о том, как из окрестных деревень по разнарядке забирали “врагов народа”. Все три плотины, по словам местных жителей, оплачены жизнью десятков и сотен пленников ГУЛАГа.

Озеро открывается с перевала только краешком акватории. Нужно добраться до самого берега, чтобы убедиться: оно прекрасно! Именно про такие места говорят: “Увидеть и умереть!”.

– Это игра слов, но здесь в самом деле немало могил, – замечает наш попутчик, турист из Риддера. – Посмотрите, недалеко от берега до сих пор стоит дом, в котором размещалась комендатура, и бетонный карцер для зэков. Я слышал, туда бросали заключенных, которые не выполнили норму. Ночь-другая среди таких стен – и нет человека. Видите рвы? В них скидывали трупы. Имена тех, кто лежит в этих братских могилах, до сих пор неизвестны, да никто и не пытается их узнать.

Мы осматриваем старые строения. Сегодня они памятник истории под открытым небом, музей сталинского ГУЛАГа в миниатюре. По иронии судьбы там, где раньше жили лагерные надзиратели, теперь ночуют самые вольные люди – туристы. А вот бетонные развалины тюрьмы, наоборот, кажутся символом воли. Знаком ушедшего безвозвратно бесчеловечного режима.

Плотины встречают нас длинными вечерними тенями и мягким пляжем. Сотни метров берега выложены каменной кладкой и сверху засыпаны песком с глиной. Каждый камень принесен руками, каждый сантиметр насыпи уложен лопатой. Два риддерских сооружения до сих пор в таком состоянии, будто только что возведены, время лишь оплело их травой. В нескольких сотнях метров от насыпи различимы развалины бывшей небольшой ГЭС. Когда-то ее турбины крутила вода, которая самотеком шла из озера по деревянным желобам. В траве до сих пор видны канавки, в которых под углом уложены доски из лиственницы. Кто остановил и уничтожил станцию, возведенную дармовым трудом репрессированных? Сейчас Риддеру совсем не помешали бы ее киловатты, в выработку которых не пришлось бы вкладывать ни тиына.

Отшельники

На озере живут смотрители. Круглый год у двух мужчин в соседях только дикие звери. Летом время от времени еще заглядывают туристы, а с октября по апрель озеро отрезано от внешнего мира. Тут сугробы высотой больше четырех метров!

Сторожа должны следить за уровнем воды в водохранилище и выручать Риддер питьевой водой. Дело в том, что зимой русло Громотухи, главного источника воды для города, перекрывают лавины. Традиционно Риддер на 2–3 дня “высыхает”. И тогда смотрители открывают шлюзы, и мощный поток из Малоульбинского озера наполняет Громотуху. Напор воды такой, что лавины просто смывает.

С “большой землей” двух отшельников связывает только рация. Если один отправился в город за продуктами, другой остается на озере. Один смотритель на 64 километра береговой линии и три плотины, из которых усть-каменогорская в девяти километрах от домика. Поход за продуктами – уже серьезный экстрим. В снежную пору до города приходится идти на лыжах 45 километров по Громотухе – с риском попасть под лавину. Летом – на мотоцикле 80 километров по не менее опасному бездорожью. За свою службу смотрители получают совсем небольшую зарплату. Да еще подкармливают своих лучших друзей – собак Тайгу и Нору.

Без защиты

Самое грандиозное сооружение водо-хранилища – 34-метровая плотина, удерживающая чашу с 60 миллионами кубов воды над большим ущельем. Ущелье выходит к руслам Малой Ульбы и Горной Ульбинки, впадающих недалеко от Усть-Каменогорска в реку Ульбу. Другими словами, насыпь держит берег, обращенный с высоты 2016 метров к областному центру.

Издали плотина напоминает ксилофон, только выгнутый в водную гладь. Музыкальные пластины – доски из лиственницы, музыкант – озерные волны. Больше семидесяти лет вода бьет по деревянному экрану, подчиняясь дирижеру-погоде. В год со снежной зимой и дождливым летом уровень воды может подниматься чуть ли не каждый день. В засушливую погоду экран оголяется до нижнего бьефа. Распоряжаются озерными запасами владельцы риддерского каскада ГЭС. По их команде шлюзовые затворы могут открыться, чтобы пополнить кристально чистой ледниковой водой Громотуху. А могут закрыться. Деревянный экран может чуть ли не “по грудь” стоять в воде, а может еле “ноги замочить”. Для обшивки из лиственницы такие перепады сродни термитам, древесина гниет и разрушается. Экран, защищающий от размывания каменную кладку, перестает выполнять свою функцию. Тело высокогорной насыпи становится уязвимым.

Эти процессы – не новость для специалистов, девять лет назад плотина пережила серьезную аварию. Часть обшивки развалилась, и через кладку началась водопадная фильтрация – предвестник катастрофы. Власти встрепенулись, созвали специалистов, сделали срочный проект, разрушенное крыло укрепили, подсыпав смесь из гравия и песка. На том “ремонт” и закончился…

Мы разглядываем доски из старой темной листвяги. Ряд поперечных брусьев словно снесен, дерево расслаивается. Из обшивки торчат ржавые болты, пробуем один – он буквально вываливается, прихватив резьбой пучок сгнившей древесины.

На гребне насыпи заметно, как на самой середине тело плотины явно “похудело”. Каменная кладка, уложенная строителями чешуей для наибольшей прочности, нарушена. Где-то камни скатились со своих гнезд, где-то словно провалились.

– Насыпь может играть в зависимости от уровня воды, – высказал свои соображения наш попутчик из Риддера. – С амплитудой до полуметра! Вряд ли для каменной кладки это хорошо, конструкция ведь расшатывается.

У подножия насыпи – развалины строения. Когда-то это была такая же водопропускная система, которая сейчас работает на риддерском берегу. Но вся “начинка” сгнила. Вода, которая по идее должна сбрасываться по трубам, бежит рядом через каменную кладку! И бежит неслабо! Разумеется, оценку этому должны давать специалисты, но элементарная логика подсказывает, что фильтрация через кладку вряд ли полезна для гидротехнического сооружения.

Грозит ли беда Усть-Каменогорску?

Наша обратная дорога растянулась на весь день. Мощный лесовоз с трудом выдержал серпантины над пропастью, переправы без мостов, топи и промоины. За весь путь нам не попалось ни одной встречной машины, и это говорит о многом – пробитая семьдесят лет назад таежная трасса считается непроезжей. Нонсенс, но высокогорное озеро, удерживаемое тремя плотинами (!), с объемом воды от 60 до 80 млн. кубов, сегодня в недоступном месте! Полгода назад мы рассказали о расчетах опытнейшего усть-каменогорского гидротехника, смоделировавшего ситуацию в случае разрушения деревянной плотины. Его вывод однозначен: правобережную часть областного центра ждет страшная катастрофа. Смотрители в такой ситуации даже не узнают, что по ущелью к городу с полуторакилометровой высоты разгоняется сель. Избежать беды, по мнению специалиста, позволила бы безотлагательная серьезная реконструкция.

Но, по заверениям владельцев риддерского каскада ГЭС, “все гидросооружения водохранилища находятся в удовлетворительном состоянии, угрозы разрушения и размыва нет”. Более того, руководство компании официально заявило, что ежегодно укрепляет плотину, отсыпая по 25 тысяч кубов в верхний бьеф. Возможно. Вот только мы, как ни пытались, не увидели на аварийном сооружении ни души. Не говоря о технике, материалах и кипучей деятельности.

Укрепление плотины – это огромные затраты государственного масштаба, прежде всего – строительство безопасной дороги для оперативной доставки людей и грузов. Это большие восстановительные работы и в будущем постоянная профилактика. Это контроль специалистов не на словах, а на деле…

29 лет назад в Риддере на речке Тихая произошла ЧС местного масштаба. Снесло плотину, которая восемь лет служила чашей для стока промотходов полиметаллического комбината и городской канализации. Несколько лет сооружение справлялось со своей задачей, но к 1975 году пришла пора опорожнить чашу. Ни желания, ни денег заниматься этим тогда у городских властей не было. Понадеялись на авось. А еще через четыре года капитальное бетонное сооружение смяло, как бумажную салфетку. Волна смыла несколько домов, были и человеческие жертвы. Это была очень маленькая плотина, удерживающая совсем небольшой водоем, практически без перепада высоты. Ее обломки до сих пор видны на Тихой.

Малоульбинская плотина выше Усть-Каменогорска на полтора километра и удерживает минимум 60 млн. кубов воды. Смешавшись с грязью и камнями, набравшая скорость волна станет стопроцентным убийцей для нескольких поселков и районов города.

Неужели власти снова надеются на авось?

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, Виктор ВОЛОГОДСКИЙ (фото)

Загрузка...