Опубликовано: 1125

Беднеем на глазах: рост цен cъедает зарплаты

Беднеем на глазах: рост цен cъедает зарплаты

Уровень инфляции наши сограждане отслеживают не по официальным цифрам, а по скорости похудения собственных кошельков.

Уровень роста цен в этом году уже как минимум вдвое превышает инфляцию 2007 года. Даже, по официальным данным, в прошлом году цены выросли на 18,7 процента. Еще полгода эта цифра казалась огромной и очень опасной для экономического развития. Большинство экспертов, как независимых, так и работающих в госструктурах, уверяли, что весной рост цен замедлится. Но этого, к сожалению, так и не случилось. Более того, летом товары и услуги начали дорожать еще быстрее.

Например, к августу потребительские цены выросли на 6,6 процента. Эти данные дает Нацбанк. А вот Агентство по статистике приводит несколько иные цифры – только с февраля по июль этого года прожиточный минимум в разных регионах Казахстана подорожал на 4–18 процентов. Причем в большинстве областей за пять весенне-летних месяцев жизнь подорожала на десять и более процентов. Лидером стал Уральск, где потребительская корзина за это время стала тяжелее аж на 18 процентов.

Но и эти данные, скорее всего, являются неполными. Давно замечено, что разгон инфляции начинается с цен производителей, которые вынуждены первыми увеличивать расходы, вызванные подорожанием горючего, сырья, кредитов и т.д. Так вот, по данным того же Нацбанка, цены производителей только за январь – июнь выросли на 29,6 процента. Это много – за весь прошлый год промышленные товары подорожали на 31,9 процента. Естественно, что свои расходы промышленники и торговцы постараются переложить на потребителей.

Лето по зимним ценам

В марте этого года мы решили использовать идею известного британского журнала The Economist, уже больше двадцати лет публикующего так называемый “индекс БигМака”. Британцы измеряют уровень цен на продовольствие и финансовых возможностей граждан разных стран, выбрав в качестве универсального “метра” всем известный гамбургер от McDonald’s. Во всем мире этот американский бутерброд готовится из одних и тех же продуктов и весит одинаково. А вот цена его меняется в зависимости от страны и региона. Например, в прошлом году дороже всего гамбургеры стоили в Новой Зеландии – 5,89 доллара, а в Китае их цена не превышает 1,45 доллара. Мы применили идею британского журнала для оценки уровня цен на продукты в регионах Казахстана, взяв более привычные нам блюда – борщ и плов.

Новый подсчет продуктовых наборов “плова и борща” показал, что цены на продукты растут почти так же стремительно, как и в конце прошлого года. Даже с учетом поправки на “летние цены” стоимость продуктового набора росла быстрее потребительских цен в целом.

Быстрее всего, как и весной, цены на продукты росли в Петропавловске. Возможно, это связано с оглядкой этого региона на российские цены, которые сегодня явно выше казахстанских (в том числе на горючее).

Астана и Караганда по уровню цен догоняют нефтяной Атырау, в котором весной – летом продуктовый набор подорожал аж на 20 процентов. Быстро растут цены в аграрном Костанае – тут, видимо, тоже сыграла свою роль близость к более дорогому российскому рынку. По крайней мере, большая часть топлива в этом регионе ввозится из соседней страны.

Менее заметно подорожание продуктов в южных регионах, тут оно сглаживается сезонным падением цен на овощи. Но если раньше капуста, лук, морковь в августе стоили в 3–5 раз дешевле, чем в феврале, то в этом году разница в ценах минимальна. На рынках аграрных Тараза, Шымкента и Семея в разгар сбора урожая овощи стоят практически столько же, сколько стоили в самом “голодном” месяце зимы. А в Алматы цена продуктового набора даже выросла.

Зарплаты за инфляцией не успевают

Инфляция в Казахстане мало связана с ростом доходов населения – это уже очевидно для всех. Вопреки официальной статистике большая часть населения страны с каждым месяцем становится все беднее. Особенно это заметно в промышленных регионах севера и северо-востока, где большинство трудоспособных граждан заняты в двух-трех крупнейших компаниях. За редким исключением, несмотря на рост цен, никакой индексации и повышения заработной платы владельцы компаний в этом году не проводили.

Например, конверторщик медеплавильного цеха Балхашского медного завода, принадлежащего корпорации “Казахмыс”, сегодня, по нашим данным, может заработать 67 тысяч тенге в месяц. Примерно столько же получает плавильщик, занятый у раскаленных печей, – чуть более 62 тысяч тенге. Вместе с премиальными рабочие этих категорий за вредный и тяжелый труд получат на руки около 80 тысяч тенге. Еще меньше заработки у сотрудников вспомогательных служб: машинист дробильного цеха “чистыми” зарабатывает около 48 тысяч тенге, а токарь 3-го разряда в ремонтно-механическом цехе – чуть более 54 тысяч тенге.

Иностранные инвесторы всегда стремились платить своим рабочим поменьше. В последние два года “Миттал Стил Темиртау” под угрозой массовых забастовок и под давлением властей повысил плату сотрудникам, занятым на наиболее тяжелых работах. Сегодня горнорабочие очистного забоя и проходчики получают от 100 до 160 тысяч (в зависимости от выполнения плана). Рабочим, занятым на поверхности, платят гораздо меньше. Например, у машиниста ленточного конвейера зарплата всего 34 тысячи тенге. Слесарям начисляют по 40 тысяч, бригадирам слесарей – по 45 тысяч тенге. Вместе с бонусами и премиальными выходит около 70–80 тысяч.

Еще меньше платят на “Казцинке”: опытный плавильщик зарабатывает всего 55 тысяч, мастер смены – около 70 тысяч тенге. На Усть-Каменогорском титано-магниевом комбинате (владелец – частная бельгийская компания) те же самые работы стоят соответственно 70 и 90 тысяч тенге в месяц.

Американская AES (Восточно-Казахстанский РЭК) тоже не балует своих работников высокими заработками. Электрик высшего 5-го разряда может рассчитывать всего на 50 тысяч тенге, мастер смены получает 57 тысяч.

Бульдозеристы на карьерах Соколовско-Сарбайского ГПО (Костанайская область) получают на руки по 30–40 тысяч тенге. Водители БелАЗов – до 80 тысяч. В сельских же районах этого зернового региона зарплата в 40 тысяч тенге считается очень хорошей.

В менее крупных промышленных центрах уровень доходов ниже. Например, в Семее мастер на угольном разрезе получает те же 40 тысяч, а заработки рабочих на стройках ниже, чем у гастарбайтеров в Алматы – примерно 25 тысяч тенге.

Петропавловск по уровню цен превратился в один из самых дорогих регионов Казахстана, однако доходы рабочих в этом городе далеки от столичных. Работники крупнейшего в регионе пищевого производства редко приносят домой больше 40 тысяч тенге. На машиностроительных заводах заработки повыше – токарь получает примерно 50 тысяч, мастер участка – от 70 тысяч, начальник цеха – от 150 тысяч тенге.

“Заморозка” съедаемой инфляцией заработной платы уже сказывается на потребительском рынке – практически все торговые сети и торговые предприятия отмечают падение продаж. Беднеющее население перестает покупать и инвестировать. Тут бы современным капиталистам и проявить социальную ответственность бизнеса – повысить своим рабочим зарплаты, чтобы они могли больше тратить и тем самым вкладывать деньги в развитие экономики. Тем более что те же сырьевые компании неплохо заработали на недавнем росте цен. Но до такого уровня ответственности наши олигархи видно не доросли…

С калькулятором не считали?

Бывший металлург обвиняет правительство в незнании элементарной арифметики.

Сложив цены на товары и услуги, рабочий подсчитал, что министры ошиблись на пять тысяч тенге в размере потребительской корзины. В меньшую сторону.

Иван Булгаков, житель районного центра в Восточном Казахстане, решил перепроверить официальную цифру минимального расчетного показателя в 2008 году. Размер МРП (а он сейчас составляет 1168 тенге) зависит от потребительской корзины, а корзина – это набор самых необходимых жизненных благ, 43 наименования товаров и услуг, выбранных чиновниками Минтруда.

С калькулятором в руке Иван Булгаков обошел торговую сеть родного поселка Глубокое, сверился с ценами в областном центре и провел нехитрые вычисления способом элементарного сложения. С точностью до тиынки. Выяснилось, что минимальный продуктовый набор, которому в корзине официально отведено 60 процентов, составляет 9 тысяч 931 тенге 45 тиынов, а непродовольственный – 6 тысяч 621 тенге. Итого на 4 тысячи 783 тенге 45 тиынов больше официально установленной цифры.

– Чиновники заявляют, – иронизирует глубокчанин, – что методика их подсчетов отвечает мировым стандартам и ею пользуются индустриально развитые страны. Но в таком случае почему бы не привести к западному стандарту и саму потребительскую корзину, где расходы на продукты занимают не больше 20 процентов? В Министерстве труда и соцзащиты даже не считают нужным пересчитывать потребительские наборы, а корзину индексируют раз в год с учетом официальной инфляции. В 2008 году – на 9 процентов. Ну как прожить пенсионерам, когда килограмм картошки в регионе за полгода “прыгнул” с 60 тенге до 110 тенге?!

Бывший металлург Иван Булгаков уже направил свои расчеты в Минтруда, предложив скорректировать по ним размер минимальной зарплаты, которая сейчас составляет 10 515 тенге, и пенсии.Галина ВОЛОГОДСКАЯ, Восточно-Казахстанская область

Иван ВОЙЦЕХОВСКИЙ

Загрузка...