Опубликовано: 2993

Беда, которая могла бы принести прибыль

Беда, которая могла бы принести прибыль

Недавние ураганы изменили облик одного из красивейших мест Заилийского Алатау, визитную карточку южной столицы – урочища Медеу. Да так, что хранители национального природного парка схватились за голову!Деньги – под ногами

На крутых склонах гор повалены тысячи хвойных деревьев, множество лиственных полегло в неравной борьбе со стихией в пойме реки.

– Наш обычный план по санитарным вырубкам леса составлял 300, максимум 1000 кубов древесины в год, – рассказывает генеральный директор Иле-Алатауского национального природного парка Марлен АЙНАБЕКОВ, – но в мае и июне этого года полегло сразу 96 тысяч кубометров леса!

Едва оправившись от шока, специалисты стали прикидывать, как из беды извлечь пользу. Если продать 96 тысяч кубов леса даже по самой низкой цене, скажем, 22 тыс. тенге за куб, можно получить около 2 млрд. тенге! Эти деньги можно пустить на восстановление леса, оснащение парка новой техникой, обустройство современных туристических баз и многое другое. Ведь даже с учетом того, что древесина тянь-шаньской ели из-за большого количества веток и сучков ценится ниже, чем сосна или пихта, все равно это отличный стройматериал. Дома, сложенные из такого бруса, не гниют и выдерживают многие десятки лет. У древесины ели неповторимый рисунок – мебель из нее получается очень красивая. Ценность представляет и хвоя. Хвойную муку применяют как витаминную добавку в корма для животных, используют в косметической, фармацевтической промышленности, а также в сельском хозяйстве – для борьбы с вредителями.

Собирать свежие еловые ветки могли бы даже неквалифицированные рабочие из числа безработных, и, учитывая постоянный дефицит качественных кормов для скота, департаменты по труду и сельскому хозяйству Алматинского областного и городского акиматов вполне могли бы совместно организовать заготовку хвои и так “обращать” упавшие ели в прибыль.

Предложений нет

С момента первого урагана прошло почти два месяца, а со склонов гор убрано пока всего 2–3 процента поваленных ветром деревьев. Иле-Алатауское лесничество сетует на острую нехватку специалистов, техники, денег – а ведь деньги эти, в прямом смысле, лежат под ногами!

При этом и ценная древесина, и не менее ценная хвоя с каждым часом теряют свои качества. Хуже того: через несколько недель все это добро станет не только не пригодным к переработке, но и чрезвычайно пожароопасным.

– Нам срочно нужны предприятия, которые будут помогать при расчистке упавшего леса и переработке пиломатериалов, опилок, хвои. Мы дали объявления в газеты, но пока предложений никаких нет, – тревожится Марлен Айнабеков.

Правда, говорят, что с предложениями по расчистке леса в Малоалматинское ущелье приезжали китайские бизнесмены. Но, оценив крутизну горных склонов и другие условия, они предъявили свои требования: ввоз (помимо квоты) китайских рабочих. Вопрос так и остался нерешенным.

Пусть только кликнут!

Почему свой дешевый и добротный лес оказался не интересен казахстанским бизнесменам, остается загадкой. Хотя, как мы убедились, местные предприниматели о делах по заготовке леса в Малоалматинском ущелье осведомлены достаточно.

– Да только пусть кликнут – у них тут в очереди будут стоять люди! Сейчас потребность в лесе очень большая, – говорит президент Независимой ассоциации предпринимателей РК Талгат АКУОВ. – Просто там, где чиновники “не могут справиться”, значит, просят откаты большие, от 20 до 50 процентов. У нас сложилась такая вот порочная практика. Чиновник ведь без правительственного постановления, разрешающего природоохранникам привлекать частный сектор, вообще не должен ничего подписывать, иначе может угодить под следствие. Любой финполицейский скажет: на каком основании ты дал разрешение? Тем не менее чиновники разрешения подписывают, но за этот риск и просят откат. Правильнее было бы принять решение на уровне правительства. Но такого документа пока еще нет.

Я думаю, это должен быть приказ Минсельхоза для этой заповедной зоны: например, в связи с чрезвычайной ситуацией привлечь к работе частные специализированные предприятия с опытом работы по заготовке леса. И надо четко оговорить, что 1 га леса для обработки должен стоить столько-то. И если цена четкая будет и прозрачный механизм, тут народу будет очень много. И деньги точно в государственную казну попадут. Часть из них затем пустить на восстановление леса, часть – на развитие технической базы, на транспорт и другие нужды лесничества. Тогда все выиграют!

В животноводстве хвойную муку используют для получения элитного вкуса мяса, молока, сливочного масла. Хвойные гранулы применяют как добавку к каминному топливу. Таким огнем у камина можно лечиться!

Гранулы из хвойной муки употребляют как экологическое средство против колорадского жука, картофельных и свекловичных вредителей. Хвойной мукой обрабатывают пораженных клещом пчел. А на птицефабриках хвойную муку добавляют в корм курам, отчего желток в яйцах становится более ярким и категория яиц повышается.

Загрузка...