Опубликовано: 3315

Бахыт САРСЕКБАЕВ: Мы не ценим чемпионов

Бахыт САРСЕКБАЕВ: Мы не ценим чемпионов

Олимпийскому чемпиону Пекина по боксу Бахыту САРСЕКБАЕВУ прочили блестящую профессиональную карьеру. Однако сейчас он не гоняет по углам ринга заокеанских профи, а работает в Федерации любительского бокса Казахстана. О проблемах нашего бокса, билбордах на улицах Алматы и певческом опыте в проекте “Екi жулдыз” Бахыт рассказал в эксклюзивном интервью газете “Караван”.

Молодежь оказалась на краю обрыва

– Моя нынешняя должность – координатор национальной сборной, – говорит олимпийский чемпион 2008 года, трехкратный чемпион Азии Бахыт Сарсекбаев. – Я своеобразный проводник между нашими спортсменами и руководством федерации. Свободного времени очень мало: выезды, сборы. Стараемся просматривать всех. Есть боксеры, очень хорошо выступающие на республиканских соревнованиях, а на международных турнирах показывающие слабые результаты. А есть наоборот – дома они незаметны, зато за рубежом побеждают всех.

– С приходом нового тренерского штаба сборной по боксу во главе с Мырзагали Айтжановым ее состав сильно изменился…

– Да, у нас сейчас очень молодой состав. С одной стороны, это радует. С другой – тревожит. Радует то, что у нас есть ребята, с которыми можно работать. В то же время у большинства из них совсем нет опыта.

– Из года в год результаты нашей сборной становятся все хуже, а с последнего чемпионата мира она вернулась только с одной бронзовой медалью.

– Сейчас наступил период смены поколений, а костяка из опытных боксеров, как в других ведущих сборных мира, у нас не осталось. В любой команде после Олимпиады происходит омоложение состава. Но при этом там пытаются удержать кого-то из ветеранов, чтобы новички могли на них опереться. В сборной же Казахстана главный тренер Дамир Буданбеков разогнал всех старичков, и молодежь оказалась без поддержки, на краю обрыва. При этом у нас никто не задается вопросом, почему ты ушел из сборной. Ушел и ушел. А может, возникли какие-то недоразумения или еще что-то.

“У меня был сильный стресс”

– Вы сами-то почему завершили выступления?

– После Олимпиады я оказался на грани психологического срыва, у меня был сильный стресс. Кроме того, не устраивали кое-какие моменты по зарплате. Скажу прямо, олимпийские чемпионы в Казахстане зарабатывают меньше, чем приглашенные из-за рубежа спортсмены. Хотя они ничего для республики не выигрывают. Или возьмем Россию. Первые номера ее сборной по боксу до Олимпиады-2008 получали по 10 тысяч долларов в месяц. А чем хуже мы, побеждавшие их на ринге? Если мы хотим видеть нашего человека в числе лидеров мирового спорта, то и поддерживать его надо соответствующим образом.

– Сейчас что-то изменилось?

– Федерация бокса, которую возглавляет Тимур Кулибаев, повысила ребятам зарплату, различные стимулирующие выплаты. Первые номера сборной получают сейчас по 2,5 тысячи долларов в месяц, вторые номера – по 1,5 тысячи. Когда я боксировал, то получал всего 50 тысяч тенге.

Дело принципа

– После Пекинской Олимпиады о вашем переходе в профессионалы говорили как о свершившемся факте. Что же в конце концов помешало?

– У меня есть свои принципы, с которыми кое-кто не согласился. Я настаивал на том, что жить и тренироваться буду в Казахстане, а за рубеж выезжать только на бои. По этому пункту мы не нашли взаимопонимания, хотя другие предложенные мне условия были очень неплохими.

– Получается, что финальный бой Игр-2008 с кубинцем Карлосом Банто Суаресом стал последним в вашей карьере?

– Да, это был мой последний бой. И один из самых лучших, как и все поединки на той Олимпиаде. В Пекине я находился на пике своей формы.

Судейство – это второстепенный вопрос

– Не было сомнений в исходе того боя? Ведь для Кубы, завоевавшей на тот момент семь медалей, это был последний шанс взять золото…

– Естественно, это был один из тех психологических моментов, что всегда присутствуют на крупных турнирах. Не только у кубинцев, но и у нас оставался последний шанс на золото. Я должен был показать всем, что мы можем побить кубинцев. И мы должны это постоянно доказывать.

– И не было опасений, что в финале могут засудить?

– Судейство – это второстепенный вопрос. В финальном бою ты должен отдаться полностью, сделать все для победы. Если бы я тогда проиграл, то никогда бы себе этого не простил. Перед отъездом в Пекин я сказал себе: “Возможно, это моя последняя Олимпиада, и я должен сделать все, чтобы выиграть золото”. Но в отличие от некоторых я заранее не считал себя олимпийским чемпионом.

“О нас быстро забыли”

– После возвращения из Пекина вы заявили, что Алматы не умеет встречать чемпионов. Что вы подразумевали под теми своими словами?

– Во-первых, я не говорил таких слов. Когда я приехал с Олимпиады, вокруг меня был большой ажиотаж. Но потом все это быстро забылось. Наша проблема в том, что мы не задумываемся над многими вещами. К примеру, у нас совсем не уделяется внимание пиару, рекламе спортсменов. После Игр мы ушли, и нас забыли. Сейчас я открыл свой сайт, на котором ежедневно буду находиться онлайн, и все любители бокса смогут задать мне любые вопросы. Или другой пример. Сейчас на улицах большое количество билбордов с незнакомыми лицами и надписями: “Мы за здоровую нацию!”. Но как может привлечь людей к здоровому образу жизни человек, которого никто не знает в лицо? Как может народ потянуться за человеком, которого он видит в первый раз? Все эти билборды – вчерашний день. Надо работать, идти в ногу с новым поколением. Необходимо создавать спортивные телеканалы. И чтобы они показывали не английский футбол, а наши соревнования, чемпионаты Казахстана по всем видам спорта. Тогда зритель будет знать наших спортсменов в лицо.

В дуэте с Мадиной Садвакасовой

– Ваше участие в телевизионном проекте “Екi жулдыз” – своеобразная форма пиара?

– Не думаю, что для меня это большая реклама. Просто хочу показать, что спортсмены могут и петь, и танцевать, а не только боксировать. Если честно, я не горел большим желанием участвовать в этом проекте.

– С кем поете в дуэте?

– С замечательной певицей – очаровательной Мадиной Садвакасовой.

– Много времени уходит на репетиции?

– В принципе, много. Мы занимаемся вокалом, Мадина мне помогает. Она очень хороший учитель. Если у меня что-то не получается, Мадина никогда не скажет: “Эй, ты все не так делаешь!”. Она старается подробно объяснить, как надо делать правильно. В каждом деле есть какая-то изюминка, которую надо понять, и, мне кажется, на данный момент я справляюсь.

Жене гораздо ближе медицина

– После Олимпиады вы собирались засесть за английский язык. На каком этапе находится его изучение?

– На начальном. Когда выезжаем за границу, стараюсь больше общаться на английском. Пока словарный запас у меня небольшой, но всему свое время.

– В прошлом году в вашей семье произошло прибавление…

– Да, в ноябре у нас с женой Ильвирой родился сын Бекет. Это наш второй ребенок: старшей дочери Алмагуль сейчас три годика. Я присутствовал при родах, поддерживал супругу. Ильвира к профессиональному спорту отношения не имеет. Она по образованию медик, и медицина ей гораздо ближе, чем спорт.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...