Опубликовано: 2143

Ассаи: мы за живой хип-хоп!

Ассаи: мы за живой хип-хоп!

В преддверии алматинских концертов бывший участник культовой питерской рэп-группы KRec Алексей Ассаи дал эксклюзивное интервью нашему изданию, в котором рассказывает о своем уходе из KRec и сольных амбициях.

Питерская рэп-группа KRec за годы своего существования в Алматы так и не выступила. И, очевидно, в привычном составе мы ее уже не увидим. Самая громкая новость проекта – ушел Алексей Ассаи, один из ведущих голосов группы. Еще будучи в составе KRec, он выпускал сольные пластинки и репетировал с новым коллективом из “живых” музыкантов, что довольно непривычно для рэп-музыки.

Живой саунд – это то, на что ориентируется сейчас Ассаи music band. В своем первом туре Ассаи посетит и Алматы, где выступит 11 и 12 сентября. Вполне возможно, что рэпер заедет с концертом и в Астану.

KRec застыл

– Наверняка многих интересует вопрос, почему ты покинул KRec. Публика привыкла, что у группы был некий фирменный стиль, где вы все гармонично смотрелись. И вдруг ты решил работать отдельно.

– Поверь, сейчас, когда я работаю с “живыми” музыкантами, все смотрится еще более гармонично. А из KRec я ушел, потому что там не было никакого развития. С ребятами из KRec хорошо общаться, они классные люди, но в плане творчества мне было неудобно с ними.

– А если бы ты предложил им свои идеи, может, и не пришлось бы уходить?

– В группе KRec вообще не принято было что-то предлагать. Думаю, что они остановились навсегда в своем привычном облике. Застыли. Вот так все грустно.

– Одним из самых громких успехов KRec было попадание в саундтрек к фильму “Питер FM”?

– Для общественности, видимо, да.

– А не для общественности?

– Я думаю, самый большой успех группы KRec – это альбом “Нет волшебства”. Дальше все пошло на спад.

– И как вы ощущали себя, когда выбрались из андеграунда благодаря фильму?

– На самом деле особо ничего не ощутили, просто у нас стало чуть больше концертов и выросло количество людей на них. Собственно, все. Это, конечно, подъем, но чтобы мы как-то конкретно изменились – такого не было.

Непривычный хип-хоп

– Сколько существует твой сольный проект Ассаи music band?

– Полтора года. Но окончательно я решил выйти из KRec этим летом. То есть я работал параллельно, но не сказал бы, что в KRec я занимался творчеством. Просто ездил на гастроли, если они были. А в основном делал собственные вещи. За полтора года накопилась куча песен, которые мы сейчас записываем.

– И чем твоя новая банда будет кардинально отличаться от того, что было в KRec?

– Во-первых, не будет сэмплов, заимствованных из чужих треков, зато будет живое звучание, будут какие-то новые стили, под которые в России, наверное, никто вообще не зачитывал рэп. Мы экспериментируем со звуком, пытаемся сделать что-то новое. Мы выступаем полностью живым составом: музыканты плюс вокал.

– Если ты говоришь, что не будет сэмплов, можно ли сказать, что это уход от привычного хип-хопа?

– Да, мы как раз об этом и говорим. То есть мы такая сформировавшаяся команда, которая делает живой хип-хоп.

– На кого решили ориентироваться?

– Мы ни на что особо не ориентировались, но лайв-хип-хоп-команды существуют. Например, The Roots в США. Также в Москве есть Big Black Boots, которые играют живьем.

– Кто, по-вашему, будет аудиторией этой музыки? Все-таки молодежь привыкла слушать хип-хоп попроще, где не так много музыки, а одни биты, тексты.

– Думаю, моя публика по сравнению с тем, что я делал в KRec, особо не изменится. Но очевидно, что мы работаем для более зрелых людей. То есть не 13–14 лет, а 20–30. Думаю, эта музыка может быть интересна и более широкому кругу.

Москва – любимая площадка

– Тот же KRec был, скорее, известен в андеграундной среде. То есть не был суперпопулярным так, чтобы его с утра до ночи крутили на каком-нибудь “Муз-ТВ”. Чего хочет добиться Ассаи music band?

– KRec, кстати, был (а может, и есть) довольно популярной группой. А чего мы хотим добиться? Мы хотим успеха и работаем над этим.

– То есть планируется про­моушн, выпуск синглов, съемка клипов?

– Это все по умолчанию. Есть куча планов, которые мы собираемся осуществить. Например, гастрольный тур, который начинается осенью. Могу сказать, что это будет самый большой тур в истории российского рэпа. Мы начнем с северо-запада страны и закончим востоком. В общем, прокатимся везде, где только можно. Всего будет где-то 70 городов. Как ты знаешь, заедем и в Казахстан. Мы везем абсолютно весь материал, который есть. То есть это мои вещи с двух пластинок KRec, а также то, что я издавал на своих сольных альбомах, в том числе и с последнего “Фаталист”. Так что полтора часа качественной музыки обеспечено.

– Я слышал, что и в Штаты собираетесь.

– Да, мы планируем съездить и показать себя там в марте.

– Вы думаете, в США, на родине рэпа, будет востребована его русскоязычная версия?

– Думаю, да. Там очень много русских. И нас там ждут.

– За время существования проекта уже успел понять, где аудитория самая благодарная?

– Знаешь, аудитория повсюду отличается очень сильно. Бывает, приезжаешь в какую-нибудь деревню, и люди тебя встречают “на ура”. А бывает, выступаешь в родном Санкт-Петербурге, и настроение остается не очень хорошее после концерта.

Самая любимая площадка – это Москва. Там всегда поддерживают лучше всех. Не знаю, с чем это связано. Видимо, там люди более открыты и не закомплексованы. А есть такой слушатель, который не понимает, зачем он пришел на концерт. Может, он просто стоит и тихонько наслаждается, но нам на сцене от этого не лучше. И мы себя чувствуем не очень хорошо.

Есть такой г..но-рэп

– Все-таки нетрадиционный для хип-хопа саунд наблюдался не только у твоего сольного проекта, но также и у KRec. Как вы тогда пришли к нему?

– Марат “резал” произведения самых известных джазовых и не только музыкантов. Мы останавливались на самых звучных, “жирных” сэмплах. Так и получился фирменный звук KRec.

Сейчас же мы делаем не менее звучные песни, но уже не используем чужие сэмплы, а придумываем сами. Я думаю, это более ценно. То есть таким образом мы еще немножко отдалились от классического рэпа, где часто используется сэмплирование. Это авторская музыка.

– Кстати, если говорить про тексты, они что у KRec, что сейчас у тебя далеки от привычных рэперских уличных тем: разборки, все дела. То есть даже в этом вы отличались от остальных.

– Потому что ничего не выдумываем, не преувеличиваем, а рассказываем все как есть. Рассказываем о своих эмоциях.

– Получается, остальные рэперы преувеличивают?

– Получается, да. Существует много просто смешных примеров, когда человек говорит о том, чего у него нет. Думаю, у вас в Казахстане тоже есть куча таких рэперов, которые хотят что-то иметь, но все остается только на словах. Это сразу чувствуется. Это, наверное, такой говно-рэп.

– Я слушал ваши последние вещи, и мне показалось, что вы уходите в еще больший мелодизм, чем обычно принято в рэпе. Как, допустим, в треке “Навсегда”. Значит ли это, что в какой-то момент вы придете к тому, что станете делать традиционные песни с куплетами и припевами? Может, что-то, похожее на соул?

– Не знаю. Просто мы, как творческая единица, находимся в свободном плавании. Я не знаю, что нам придет на ум, мы не хотим ограничиваться какими-то рамками стиля. Если у нас что-то получается и мы можем это делать, то мы это и делаем. Мы экспериментируем и хотим делать свою, совершенно уникальную историю, которую мы не можем назвать каким-то определенным стилем.

Энциклопедия русского рэпа

– Ты, я слышал, решил писать энциклопедию русского рэпа.

– Да, в ней будет рассказана история этого направления в России. Я подумал: если никто этого еще не делал, почему бы мне не заняться? Тем более у меня есть очень много знакомых, друзей в хип-хопе. Думаю, нам это под силу. Помогать мне собирается Илья Стогов. Это такой довольно матерый писатель, который будет советовать, как нам это лучше представить.

– И сколько насчитывает история русского рэпа?

– Да уже двадцать лет. Я думаю, что это довольно большой промежуток, есть о чем рассказать. Мы расскажем о наиболее значимых группах в этом жанре. Будем описывать их путь, становление, вклад в культуру.

– Видимо, там будут и ретрогруппы, которые молодежь не знает?

- Ну да, будут всякие московские старички типа Bad Balance и так далее. На самом деле, вся эта история забывается, и нынешнее поколение, которое увлекается хип-хопом, мало что знает о нем. Надо бы лишний раз напомнить.

Артем КРЫЛОВ

Загрузка...